ГОСТЬ В ЦЕН­ТРЕ ВНИ­МА­НИЯ

В САРАТОВЕ МЭТРУ ПО­ДА­РИ­ЛИ КАВКАЗСКИЙ ПИСТОЛЕТ. Ти­раж

AiF Saratov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон КРАС­НОВ

ТЕ­МЫ ДЛЯ РО­МА­НА

По­нят­но, что и в на­ше вре­мя пер­со­ны с ми­ро­вым име­нем в Са­ра­тов по­па­да­ют, мяг­ко го­во­ря, до­ста­точ­но ред­ко. А в те вре­ме­на, ко­гда это был 30-ты­сяч­ный го­род, име­ю­щий к Фран­ции раз­ве то от­но­ше­ние, что сю­да обиль­но ссы­ла­ли плен­ных офи­це­ров на­по­лео­нов­ской ар­мии, и по­дав­но. Впро­чем, вре­ме­на на­по­лео­нов­ских войн, ко­гда Рос­си­ей и рус­ски­ми вос­хи­щал­ся весь Ста­рый Свет, дав­но ми­ну­ли. Рос­сия дру­же­ствен­ная в фо­ку­се вни­ма­ния ев­ро­пей­цев все от­да­ля­лась и в один пре­крас­ный мо­мент ста­ла ан­ти-Ев­ро­пой, и апо­ге­ем это­го от­да­ле­ния бы­ла Крым­ская вой­на 1853-1856 го­дов: «Весь в во­ин­ствен­ном азар­те// Во­е­во­да Паль­мер­стон// По­ра­жа­ет Русь на кар­те// Ука­за­тель­ным пер­стом», - пи­са­ли рус­ские шут­ни­ки.

Вот ее-то, эту Рос­сию, и хо­тел дав­но по­ра­зить Дю­ма. Вот она-то его и влек­ла еще со вре­мен де­каб­рист­ско­го вос­ста­ния 1825го - клас­сик по­свя­тил это­му клю­че­во­му со­бы­тию ро­ман «Учи­тель фех­то­ва­ния» (1840). Текст изоби­лу­ет неточ­но­стя­ми и рас­ска­зы­ва­ет о мо­ло­дом че­ло­ве­ке про­грес­сив­ных взгля­дов, ко­то­рый был за­ме­шан в за­го­во­ре (

- Авт.). Ца­рю Ни­ко­лаю ро­ман, мяг­ко го­во­ря, не по­нра­вил­ся, и ви­зит был ото­дви­нут на неопре­де­лен­ное вре­мя.

По­езд­ка ста­ла воз­мож­ной толь­ко че­рез три го­да по­сле смер­ти Ни­ко­лая I и че­рез два по­сле окон­ча­ния Крым­ской вой­ны - в 1858-м: со­от­вет­ству­ю­щее пред­ло­же­ние сде­лал пи­са­те­лю бо­га­тей­ший ме­це­нат, граф Гри­го­рий Ку­ше­левБез­бо­род­ко. Ро­ма­нист, из­ряд­но ис­пи­сав­ший­ся к то­му вре­ме­ни, с ра­до­стью ухва­тил­ся за воз­мож­ность ис­поль­зо­вать бо­га­тей­шую рос­сий­скую те­ма­ти­ку. Пе­ред его гла­за­ми, вер­но, жи­во вста­ли рос­кошь им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра в Пе­тер­бур­ге, сце­ны рус­ской охо­ты на мед­ве­дя, вол­ка и иную эк­зо­ти­че­скую рус­скую жив­ность, кра­со­та рус­ских жен­щин, бе­ло­зу­бый оскал гор Кав­ка­за… Жур­нал «Мон­те-Кри­сто», ко­то­рый вы­пус­кал Дю­ма, с жад­но­стью съел бы все эти блю­да и по­тре­бо­вал бы до­бав­ки.

Да так и про­изо­шло.

СТРА­НИ­ЦЫ ВИ­ЗИ­ТА

Дю­ма при­был в Пе­тер­бург в июне 1858 го­да и мгно­вен­но по­пал под тай­ный над­зор зна­ме­ни­то­го Тре­тье­го от­де­ле­ния им­пе­ра­тор­ской кан­це­ля­рии. Все во­семь ме­ся­цев на­хож­де­ния име­ни­то­го ро­ма­ни­ста в Рос­сии он на­хо­дил­ся под на­блю­де­ни­ем. Без­услов­но, лег­ко обос­но­вать та­кое по­ве­де­ние рус­ской по­ли­ти­че­ской по­ли­ции ее «по­вы­шен­ной по­до­зри­тель­но­стью и сви­ре­по­стью» (что неод­но­крат­но и де­ла­лось). Од­на­ко не все так про­сто.

Немно­го фак­тов. В том же 1858-м в свет вы­хо­дит ро­ман Майн Ри­да «Оце­о­ла - вождь се­ми­но­лов». Огром­ной по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся Чин­га­ч­гук из се­рии ро­ма­нов Фе­ни­мо­ра Ку­пе­ра и, мож­но ска­зать, уже на под­хо­де принц Дак­кар Жю­ля Вер­на - ле­ген­дар­ный ка­пи­тан Не­мо. Всех этих пер­со­на­жей объ­еди­ня­ет, как бы сей­час ска­за­ли, эт­ни­че­ский мо­тив, всех их воз­ве­ли­чи­ва­ет борь­ба за неза­ви­си­мость сво­е­го на­ро­да. И в этот пе­ре­чень лег­ко вхо­дит ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ный об­раз еще од­но­го «бор­ца за неза­ви­си­мость» - има­ма Ша­ми­ля, ко­то­ро­го в то­гдаш­них ев­ро­пей­ских СМИ на­зы­ва­ют «муд­рым во­ждем, ве­ду­щим свя­щен­ную вой­ну». Сме­ка­ли­стый Дю­ма, ра­зу­ме­ет­ся, в об­щем трен­де: пе­ред ви­зи­том в Рос­сию на стра­ни­цах жур­на­ла «Мон­те-Кри­сто» он обе­ща­ет чи­та­те­лям непре­мен­но по­се­тить ла­герь Ша­ми­ля, «это­го ти­та­на, ко­то­рый ныне в сво­их го­рах сра­жа­ет­ся с рус­ски­ми ца­ря­ми» (речь, ра­зу­ме­ет­ся, о Кав­каз­ской войне 1817-1864 го­дов). Прав­да, очень со­вре­мен­ное зву­ча­ние, очень све­жие ана­ло­гии с со­вре­мен­но­стью? Прав­да, по­вы­шен­ное вни­ма­ние рус­ско­го пра­ви­тель­ства к име­ни­то­му го­стю по­сле это­го несколь­ко… гм… оправ­да­но?

В Саратове, ку­да ме­сье Алек­сандр при­был 8 ок­тяб­ря, он так­же не ока­зал­ся об­де­лен вни­ма­ни­ем по­ли­ции. Соб­ствен­но, рас­пи­сан каж­дый шаг. Да и сам Дю­ма сде­лал все воз­мож­ное для то­го, что­бы хро­но­мет­раж его ви­зи­та в наш го­род на­счи­ты­вал ми­ни­маль­ное ко­ли­че­ство бе­лых пя­тен: на 12 упо­мя­ну­тых вы­ше стра­ни­цах он рас­пи­сал ви­зит в са­лон ма­дам Сер­вье (фран­цу­жен­ки, пе­ре­ехав­шей сю­да в 1855-м), а так­же… Нет, луч­ше да­дим сло­во ге­не­рал­лей­те­нан­ту Ль­во­ву - на­чаль­ни­ку 7-го кор­пу­са жан­дар­мов, в ве­де­ние ко­то­ро­го вхо­ди­ла Са­ра­тов­ская гу­бер­ния: «…от­пра­вил­ся в Са­ра­тов, ку­да при­был 8-го чис­ла се­го ме­ся­ца, по­тре­бо­вал из­воз­чи­ка, по­ехав­ши с ним по го­ро­ду, рас­спра­ши­вал у него - не жи­вет ли кто в Саратове из фран­цу­зов, и, ко­гда узнал о про­жи­ва­нии там фран­цу­за Сер­вье, тор­гу­ю­ще­го дам­ски­ми убо­ра­ми, от­пра­вил­ся к нему в ма­га­зин, ку­да вско­ре при­е­хал са­ра­тов­ский по­лиц­мей­стер май­ор Поз­няк и про­был тут, по­ка Дю­ма пил ко­фе и ел при­го­тов­лен­ную для него ры­бу. А в 8 ча­сов ве­че­ра г. Дю­ма воз­вра­тил­ся об­рат­но на па­ро­ход. На дру­гой день в 10 ча­сов утра бы­ли у Дю­ма на па­ро­хо­де чи­нов­ник, со­сто­я­щий при са­ра­тов­ском гу­бер­на­то­ре, князь Ло­ба­нов-Ро­стов­ский и по­лиц­мей­стер Поз­няк, с ко­то­рым Дю­ма, ез­дя по Са­ра­то­ву, за­ез­жал к фо­то­гра­фу, снял там с се­бя порт­рет и по­да­рил его Поз­ня­ку и по­том от­пра­вил­ся обе­дать к нему <…> По­сле обе­да Дю­ма при со­про­вож­де­нии вы­ше­озна­чен­ных лиц от­пра­вил­ся на па­ро­ход и в 5 ча­сов ве­че­ра от­плыл в Астрахань. Раз­го­вор г. Дю­ма вел са­мый скром­ный: за­клю­чал­ся боль­шей частью в рас­спра­ши­ва­нии о саратовской тор­гов­ле, рыб­ном бо­гат­стве ре­ки Вол­ги и раз­ной про­мыш­лен­но­сти са­ра­тов­ских куп­цов».

КА­ЗА­КИ VS МУШКЕТЕРЫ

Уны­ло­му, но взве­шен­но­му сло­гу рос­сий­ско­го чи­нов­ни­ка Дю­ма про­ти­во­по­ста­вил свой, несрав­нен­но бо­лее бой­кий и хваст­ли­вый: «Мною овла­де­ло непре­одо­ли­мое ис­ку­ше­ние: воз­двиг­нуть это­му го­ро­ду ли­те­ра­тур­ный па­мят­ник и за­ста­вить мо­их муш­ке­те­ров бить­ся с ка­за­ка­ми и с гла­вой мест­ной по­ли­ции Поз­ня­ком!». Речь о са­ра­тов­ском на­чаль­ни­ке по­ли­ции Ми­ха­и­ле Поз­ня­ке, ко­то­рый, соб­ствен­но, и по­лу­чил пред­пи­са­ние при­смат­ри­вать за шум­ной фран­цуз­ской зна­ме­ни­то­стью. По­лу­чив от Дю­ма фо­то­гра­фию, по­лиц­мей­стер пре­под­нес от­вет­ный по­да­рок: как пи­шет сам ме­сье Алек­сандр, это был «кавказский пистолет со ство­лом из да­мас­ской ста­ли, с ру­ко­ят­кой из сло­но­вой ко­сти, ин­кру­сти­ро­ван­ной зо­ло­том».

Неиз­вест­но, вос­при­нял ли пи­са­тель это как на­мек на свои кав­каз­ские ин­те­ре­сы, в част­но­сти на пуб­лич­но вы­ска­зан­ное на­ме­ре­ние высказаться с има­мом Ша­ми­лем, кто зна­ет. Бо­га­тей­шая фан­та­зия мог­ла под­ска­зать Дю­ма все, что угод­но. Так или ина­че, но он по­спе­шил по­ки­нуть Са­ра­тов, про­быв тут ме­нее двух дней, хо­тя го­во­рил той же Аде­ла­и­де Сер­вье о на­ме­ре­нии за­дер­жать­ся на су­ще­ствен­но боль­ший срок. (

- Авт.). Так или ина­че, но Алек­сандр Дю­ма по­ки­нул Са­ра­тов - эти бе­ре­га, «оро­шен­ные ле­дя­ны­ми во­да­ми Вол­ги и ове­ян­ные вет­ра­ми Урала(!)». За­ме­ча­тель­ный французский зна­ток ис­то­рии и гео­гра­фии от­пра­вил­ся в Астрахань, а да­лее на Кав­каз. С Ша­ми­лем он там, кста­ти, так и не встре­тил­ся. А свой фо­то­порт­рет, сде­лан­ный в Саратове, он поз­же опуб­ли­ко­вал в том са­мом жур­на­ле «Мон­те-Кри­сто». Под­пис­ные ин­дек­сы 50187, 32123

34850

За­каз № 399 Вре­мя под­пи­са­ния в пе­чать по гра­фи­ку - 16.00 Под­пи­са­но в пе­чать в 16.00 2.10.2018 Да­та вы­хо­да в свет 3.10.2018

Та­ким был Са­ра­тов в по­ру ви­зи­та сю­да клас­си­ка ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры. Сле­ва на­пра­во: 1) Со­бор св. Алек­сандра Нев­ско­го; 2) ул. Не­мец­кая. ди­на­ла Ри­ше­лье.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.