КТО ПО­МО­ЖЕТ ДЕ­ТЯМ?

По­че­му за­сто­по­ри­лось возвращение рос­си­ян из ИГИЛ*?

AiF Severny Kavkaz (Stavropol) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПАНКОВА

С на­ча­ла это­го го­да из ИГИЛ не вы­вез­ли ни од­ной рос­сий­ской жен­щи­ны и осво­бо­ди­ли все­го несколь­ко де­тей. По­че­му? М. Аба­ев, Гроз­ный

По дан­ным че­чен­ской пра­во­за­щит­ни­цы Хе­ды Саратовой, по­след­ни­ми детьми, ко­то­рых уда­лось вер­нуть в этом го­ду, ста­ли 6-ме­сяч­ная Ха­ли­ма из ЧР и 3-лет­ний Зейд из Да­ге­ста­на. Бла­го­да­ря уси­ли­ям пред­ста­ви­те­ля Чеч­ни в Со­ве­те Фе­де­ра­ции РФ Зи­яда Саб­са­би в этом и преды­ду­щем го­дах в Рос­сию вер­ну­ли 73 ре­бён­ка. Но ни од­на жен­щи­на из Си­рии в 2018 г. не вы­ле­те­ла.

ПО­ЧЕ­МУ ЗАТЯГИВАЮТ?

«Все пол­но­мо­чия по воз­вра­ще­нию де­тей на ро­ди­ну с недав­не­го вре­ме­ни - у упол­но­мо­чен­но­го по правам ре­бён­ка в Рос­сии Ан­ны Куз­не­цо­вой, - го­во­рит Са­ра­то­ва. - Но про­цесс услож­нил­ся. В каж­дом слу­чае те­перь тре­бу­ют ге­не­ти­че­скую экс­пер­ти­зу. Род­ствен­ни­ки де­тей несколь­ко ме­ся­цев на­зад от­пра­ви­ли об­раз­цы ДНК в Мин­здрав Рос­сии. Од­на­ко ма­лы­ши по­ка в Си­рии. По мо­им све­де­ни­ям, там до сих пор 115 рос­сий­ских де­тей».

Вернуться в Рос­сию не мо­гут и несколь­ко ты­сяч жен­щин, вы­ехав­ших в зо­ну во­ен­ных дей­ствий вме­сте с му­жья­ми.

«Фе­де­раль­ные вла­сти опа­са­ют­ся, что боевики мо­гут за­вер­бо­вать их и ис­поль­зо­вать в ка­че­стве ис­пол­ни­те­лей тер­ак­тов, - про­дол­жа­ет Хе­да. - Но моя прак­ти­ка по­ка­зы­ва­ет, что всё на­обо­рот: те, кто ко­гда-то от­пра­вил­ся туда, ис­кренне рас­ка­и­ва­ют­ся и да­же по­мо­га­ют нам, пра­во­за­щит­ни­кам, ве­сти разъ­яс­ни­тель­ную ра­бо­ту сре­ди мо­ло­дё­жи, предо­сте­ре­гать юно­шей и де­ву­шек от опро­мет­чи­вых ша­гов».

КАК ВЫРВАЛИСЬ ИЗ АДА?

Доб­ро­воль­ны­ми по­мощ­ни­ца­ми Саратовой в по­след­ние го­ды ста­ли мно­го­дет­ные ма­те­ри из Да­ге­ста­на За­ли­на Га­бибул­ла­е­ва и За­ги­дат Аба­ка­ро­ва. По­сле воз­вра­ще­ния из Си­рии их при­го­во­ри­ли к 6 и 8 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды по ста­тье, преду­смат­ри­ва­ю­щей уча­стие в неза­кон­ном во­ору­жен­ном фор­ми­ро­ва­нии. Как толь­ко млад­шим де­тям ис­пол­нит­ся 14 лет, обе от­пра­вят­ся в ко­ло­нии.

За пле­ча­ми каж­дой из них - дра­ма. За­ли­на, как и не­ко­то­рые дру­гие жи­те­ли Да­ге­ста­на, несколь­ко лет на­зад от­пра­ви­лась с детьми в Тур­цию, а от­ту­да в ИГИЛ.

«Нам рас­ска­зы­ва­ли, ка­кая там за­ме­ча­тель­ная жизнь. Лю­ди уез­жа­ли се­мья­ми, - го­во­рит она. - Жен­щи­нам и де­тям еже­ме­сяч­но пла­ти­ли по­со­бие. На эти день­ги мы и жи­ли. Муж­чи­ны обу­ча­лись во­ен­но­му де­лу, жен­щи­ны по­се­ща­ли ме­ди­цин­ские кур­сы. Ко­гда наш на­се­лён­ный пункт на­ча- ли силь­но бом­бить, я с детьми ре­ши­ла бе­жать. Мне по­вез­ло: у зна­ко­мой был род­ствен­ник - ге­не­рал курд­ской ар­мии. Он и по­мог нам от­ту­да вы­брать­ся. А в Рос­сию я вер­ну­лась бла­го­да­ря со­дей­ствию Зи­яда Са­сбса­би и Хе­ды Саратовой».

Ещё страш­нее ис­то­рия - у За­ги­дат, пе­да­го­га по образованию.

«В 2014 г. мы с му­жем и дву­мя детьми жи­ли в Тур­ции, – вспо­ми­на­ет Аба­ка­ро­ва. - Муж за­ста­вил ме­ня от­пра­вить­ся с ним в ИГИЛ, при­гро­зив в про­тив­ном слу­чае отобрать ма­лы­шей. При­шлось ехать, хо­тя я бы­ла бе­ре­мен­на тре­тьим ре­бён­ком и пло­хо се­бя чув­ство­ва­ла. Ко­гда про­вод­ник до­ста­вил нас на ме­сто, во­ору­жён­ные лю­ди сра­зу же ото­бра­ли у нас пас­пор­та, а му­жа увез­ли в во­ен­ный ла­герь».

В 2017 г. су­пруг по­пал под бом­бёж­ку и по­гиб. На ру­ках у За­ги­дат к то­му мо­мен­ту бы­ло уже чет­ве­ро де­тей: троё сво­их и при­ём­ный 10-лет­ний маль­чик. «Это сын мо­ей по­гиб­шей зна­ко­мой. Боевики хо­те­ли его забрать, но я ска­за­ла им, что яв­ля­юсь его молочной ма­мой, и они оста­ви­ли маль­чи­ка в по­кое, - про­дол­жа­ет жен­щи­на. - Ко­гда опас­ность ста­ла смер­тель­ной, я сде­ла­ла всё, что­бы по­ки­нуть это ужас­ное ме­сто. Мест­ный жи­тель за 2000 ев­ро со­гла­сил­ся неле­галь­но до­ста­вить нас до гра­ни­цы».

По­сле то­го как жен­щи­на и де­ти пе­ре­сек­ли её и сда­лись курд­ским вла­стям, их от­пра­ви­ли в тюрь­му.

«Нас дер­жа­ли в кош­мар­ных усло­ви­ях. Мне не хва­та­ло мо­ло­ка, что­бы про­кор­мить груд­ную дочь. На­вер­ное, ес­ли бы не пра­во­за­щит­ни­ки из Чеч­ни, ко­то­рые нас на­ко­нец-то осво­бо­ди­ли, мы бы умер­ли там от ис­то­ще­ния».

Что же со­би­ра­ют­ся даль­ше пред­при­ни­мать пра­во­за­щит­ни­ки, что­бы по­мочь со­оте­че­ствен­ни­кам, за­стряв­шим на чуж­бине? Хе­да Са­ра­то­ва при­зна­ёт­ся, что рас­те­ря­на, но рук не опус­ка­ет, сей­час пы­та­ет­ся при­влечь к этой про­бле­ме вни­ма­ние об­ще­ствен­но­сти и фе­де­раль­ных вла­стей. *ИГИЛ - тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция, за­пре­щён­ная в Рос­сии

Зи­яд Саб­са­би осво­бо­дил несколь­ко де­сят­ков де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.