УРО­КИ ХОЛОКОСТА

Эн­ту­зи­асту уда­лось узнать мно­го но­во­го о жерт­вах фа­шист­ской ок­ку­па­ции в крае

AiF Severny Kavkaz (Stavropol) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Еле­на ПАН­КО­ВА

Так и по­явил­ся фильм.

- Что но­во­го узна­ли, ко­гда изу­ча­ли ар­хи­вы?

- При­ня­то счи­тать, что жи­те­ли Став­ро­по­лья не силь­но по­стра­да­ли от рук гит­ле­ров­цев. На са­мом де­ле, лю­дей по­гиб­ло нема­ло, и не толь­ко в кра­е­вом цен­тре. Мы до недав­не­го вре­ме­ни по­чти ни­че­го не зна­ли о хо­ло­ко­сте в на­шем ре­ги­оне, а ведь сре­ди уни­что­жен­ных фа­ши­ста­ми мир­ных граж­дан бы­ло мно­го ев­ре­ев.

Меж­ду тем, как уда­лось недав­но вы­яс­нить, в чис­ле рас­стре­лян­ных и отрав­лен­ных га­за­ми ока­за­лось мно­го лю­дей, ко­то­рые внес­ли боль­шой вклад в со­вет­ское здра­во­охра­не­ние. Это бы­ли пре­по­да­ва­те­ли Дне­про­пет­ров­ско­го ме­ди­цин­ско­го ин­сти­ту­та, ко­то­рый в го­ды вой­ны в пол­ном со­ста­ве эва­ку­и­ро­ва­ли в Став­ро­поль, ле­нин­град­цы и одес­си­ты.

К со­жа­ле­нию, в Дне­пре, быв­шем Дне­про­пет­ров­ске, о тра­ги­че­ской стра­ни­це жиз­ни сво­их со­труд­ни­ков ма­ло вспо­ми­на­ют, да и у нас ин­фор­ма­ции о них до недав­не­го вре­ме­ни бы­ло немно­го. Мы по кру­пи­цам со­би­ра­ли све­де­ния где толь­ко мож­но. Ока­за­лось, что сре­ди жертв холокоста бы­ло мно­го учё­ных и по­движ­ни­ков.

- На­при­мер?

- На­при­мер, про­фес­сор Брик­кер из Дне­про­пет­ров­ска. Он был кан­ди­да­том в чле­ны­кор­ре­спон­ден­ты Ака­де­мии на­ук СССР. По­сле пе­ре­ез­да в Став­ро­поль про­дол­жил свои ис­сле­до­ва­ния, их

Эрл свя­зан­ные с на

Ири ле­че­ни­ем он­ко­ло

ги­че­ских за­бо­ле­ва­ний. А про­фес­сор Шварц­ман из Одес­сы вёл ра­бо­ты по из­го­тов­ле­нию мио­ля, ле­кар­ства для ле­че­ния бо­лез­ней серд­ца.

Вто­рая ма­ло­изу­чен­ная стра­ни­ца - уни­что­же­ние гит­ле­ров­ца­ми в 1942 го­ду па­ци­ен­тов пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы. Это по­чти 700 че­ло­век.

- А что боль­ше все­го вас по­тряс­ло?

- Од­на из сю­жет­ных ли­ний филь­ма - это судь­ба про­фес­со­ра Алек­сея По­лон­ско­го. Его нем­цы во вре­мя ок­ку­па­ции на­зна­чи­ли ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти ди­рек­то­ра мед­ин­сти­ту­та. Он пы­тал­ся со­хра­нить жизнь ев­рей­ской жен­щине, пре­по­да­ва­те­лю сво­ей ка­фед­ры Ирине Эр­лих. Но это, к со­жа­ле­нию, не уда­лось, Эр­лих рас­стре­ля­ли.

Се­го­дня об этом пом­нят толь­ко сын про­фес­со­ра Бо­рис Алек­се­е­вич, жи­ву­щий в Вол­го­гра­де, и жи­тель­ни­ца Став­ро­по­ля Ни­на Мо­все­сов­на Бе­г­лярянц.

Уди­ви­тель­на и судь­ба се­мьи Пиль­щи­ко­вых. Жителю кра­е­вой сто­ли­цы Ана­то­лию Пиль­щи­ко­ву бы­ло 16 лет, ко­гда нем­цы во­шли в го­род. Вме­сте с ма­те­рью он в тот день си­дел в по­ез­де, ко­то­рый вы­ез­жал из кра­е­вой сто­ли­цы. Но из-за бом­бёж­ки да­ле­ко уехать они не смог­ли. При­шлось пеш­ком воз­вра­щать­ся в Став­ро­поль. Ана­то­лий Алек­сан­дро­вич, отец ко­то­ро­го ра­бо­тал в ме­ди­цин­ском ин­сти­ту­те, а мать - в го­род­ской боль­ни­це, знал мно­гих вра­чей в го­ро­де и по­де­лил­ся сво­и­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми о них. Рас­ска­зы мно­гих дру­гих лю­дей, за­пи­сан­ные на ви­део и хра­нив­ши­е­ся в му­зее ву­за, лег­ли в ос­но­ву филь­ма.

ИН­ФОР­МА­ЦИЮ СО­БИ­РА­ЮТ ПО КРОХАМ

- Ваш фильм за­ин­те­ре­со­вал со­труд­ни­ков мос­ков­ско­го на­уч­но-про­све­ти­тель­но­го цен­тра «Хо­ло­кост». Вы пе­ре­да­ли им свои ма­те­ри­а­лы?

- Да, со­труд­ни­ки это­го цен­тра про­яви­ли боль­шой ин­те­рес и к филь­му, и к на­шим пуб­ли­ка­ци­ям. Ведь, к со­жа­ле­нию, об­сто­я­тель­ства ги­бе­ли лю­дей, да и име­на всех по­гиб­ших при хо­ло­ко­сте до сих пор до кон­ца не из­вест­ны.

По­это­му пред­ста­ви­те­ли цен­тра ра­ды лю­бым но­вым ис­сле­до­ва­ни­ям. Зная, чем мы за­ни­ма­ем- ся, они при­гла­си­ли нас на свой се­ми­нар. Недав­но в Ро­сто­ве-наДо­ну от­кры­лась фо­то­вы­став­ка под на­зва­ни­ем «Пом­ни о нас…», по­свя­щён­ная ги­бе­ли в пе­ри­од ок­ку­па­ции Се­вер­но­го Кав­ка­за па­ци­ен­тов пси­хи­ат­ри­че­ских боль­ниц, дет­ских до­мов и вра­чей ев­рей­ской на­ци­о­наль­но­сти.

Там бы­ли и ма­те­ри­а­лы о ги­бе­ли со­труд­ни­ков и сту­ден­тов Став­ро­поль­ско­го ме­ди­цин­ско­го ин­сти­ту­та и кра­е­вой пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы. В этом го­ду хо­тим при­вез­ти эту вы­став­ку в Став­ро­поль.

- Слы­ша­ла, в Став­ро­по­ле прой­дёт и кон­фе­рен­ция, по­свя­щён­ная хо­ло­ко­сту. Ко­гда?

- Мы с бра­том Ан­дре­ем пла­ни­ру­ем ор­га­ни­зо­вать кон­фе­рен­цию «Уро­ки холокоста: судь­бы ме­ди­цин­ских ра­бот­ни­ков и прак­ти­ки вы­жи­ва­ния на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях СССР» в мае.

- Ка­ко­вы, на ваш взгляд, эти уро­ки?

- В на­шем неста­биль­ном, а по­рой и очень же­сто­ком ми­ре хо­ло­кост - сво­е­го ро­да предо­сте­ре­же­ние для нас, со­вре­мен­ных лю­дей. Мы долж­ны по­ни­мать, на­сколь­ко цен­ной, но при этом ка­кой хруп­кой яв­ля­ет­ся че­ло­ве­че­ская жизнь.

ПОНЯТНА, НО МАЛОИЗУЧЕН­А

- У вас есть и дру­гие филь­мы о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне. Их с ин­те­ре­сом смот­рит мо­ло­дёжь. Как вы ду­ма­е­те, по­че­му?

- Те­ма этой вой­ны - объ­еди­ня­ю­щая и по­нят­ная, с од­ной сто­ро­ны, но ма­ло­изу­чен­ная на лич­ност­ном и бы­то­вом уровне, с дру­гой. И ги­бель пред­ста­ви­те­лей са­мой мир­ной про­фес­сии, вра­чей, ни­ко­го не остав­ля­ет рав­но­душ­ной.

- На при­ме­рах ге­ро­ев Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной сей­час пы­та­ют­ся вос­пи­ты­вать мо­ло­дых лю­дей пат­ри­о­та­ми. Увы, мно­гие ак­ции про­во­дят для галочки…

- Очень жаль, что ухо­дят жи­вые сви­де­те­ли тех страш­ных со­бы­тий - участ­ни­ки вой­ны, лю­ди, пе­ре­жив­шие бло­ка­ду, ок­ку­па­цию. Их сло­ва, ад­ре­со­ван­ные кон­крет­но­му маль­чиш­ке или дев­чон­ке, име­ют очень боль­шое зна­че­ние, они не долж­ны оста­вить ре­бят рав­но­душ­ны­ми. Наш фильм - это и по­пыт­ка со­хра­нить их рас­сказ и до­не­сти его до сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний.

Про­фес­сор Шварц­ман в Став­ро­по­ле вёл ра­бо­ту по из­го­тов­ле­нию но­вых ле­карств.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.