НА ГРА­НИ ЗА­БВЕ­НИЯ

Кто спа­сёт род­ные язы­ки от вы­ми­ра­ния?

AiF Severny Kavkaz (Stavropol) - - РОДНАЯ РЕЧЬ - Вик­то­рия ВЕ­ТЕР

пра­ви­ло, хо­ро­шо справ­ля­ют­ся с за­да­ни­я­ми толь­ко вы­ход­цы из се­мей, где на турк­мен­ском го­во­рят ба­буш­ки и де­душ­ки, осталь­ным тя­же­ло».

ГРЕ­ЧЕ­СКИЙ ПО САМОУЧИТЕЛ­Ю

Гре­ки на Став­ро­по­лье жи­вут очень дав­но. До 1937 го­да в Став­ро­по­ле ра­бо­та­ла гре­че­ская шко­ла в Кре­сто­воз­дви­жен­ской церк­ви. Там за­ни­ма­лись де­ти на­чаль­ных клас­сов, и все пред­ме­ты пре­по­да­ва­ли для них на род­ном язы­ке. Со­вет­ские вла­сти за­кры­ли шко­лу, а спу­стя пол­ве­ка став­ро­по­лец Ни­ко­лай Ма­цу­ка­ти­дис по­бы­вал на ис­то­ри­че­ской ро­дине и, вер­нув­шись, от­крыл язы­ко­вые кур­сы. По­сле несколь­ких за­ня­тий увле­чён­но­го род­ным язы­ком про­све­ти­те­ля вы­зва­ли в парт­ком, и ра­бо­ту при­шлось свер­нуть. Лишь к 1994 го­ду шко­ла сно­ва от­кры­ла две­ри уче­ни­кам всех воз­рас­тов.

«У нас бы­ли про­бле­мы с по­ис­ком пре­по­да­ва­те­лей: мест­ные гре­ки уже не вла­де­ли ли­те­ра­тур­ным язы­ком, - рассказала пре­по­да­ва­тель шко­лы Ири­на Але­по­ва.

ВМЕ­СТО ШКО­ЛЫ КЛУБ ПО ИН­ТЕ­РЕ­САМ

Рус­ско-немец­кий дом в Став­ро­по­ле су­ще­ству­ет бо­лее 20 лет, а его фи­ли­а­лы ра­бо­та­ют в Пя­ти­гор­ске, Бу­дён­нов­ске, Не­вин­но­мыс­ске, Но­воалек­сан­дров­ске и Чер­кес­ске. Из-за то­го, что у ор­га­ни­за­ции нет ли­цен­зии на пре­по­да­ва­ние, вме­сто язы­ко­вой язы­ко­вой ра­бо­те Ла­ри­са Цвет­ко­ва. - Та­кой под­ход при­вле­ка­ет мно­го мо­ло­дё­жи в на­ши клу­бы. Взрос­лые то­же за­ни­ма­ют­ся, но у них бо­лее при­зем­лён­ные мо­ти­вы: им нуж­но вы­учить язык, что­бы по­ехать в Гер­ма­нию».

ПО­МО­ГУТ ФОН­ДЫ И ИН­СТИ­ТУ­ТЫ?

За­кон о на­ци­о­наль­ных язы­ках пред­по­ла­га­ет, что лю­бой школь­ник мо­жет изу­чать род­ной язык, но на прак­ти­ке всё упи­ра­ет­ся в воз­мож­но­сти шко­лы. Ес­ли там нет ни учеб­ни­ков, ни пре­по­да­ва­те­лей, же­ла­ния со­хра­нить род­ную речь недо­ста­точ­но. С про­шло­го го­да су­ще­ству­ет фонд со­хра­не­ния язы­ка, а в этом го­ду от­крыл­ся Ин­сти­тут раз­ви­тия язы­ков РФ. По­ка ис­сле­до­ва­те­ли толь­ко со­би­ра­ют ин­фор­ма­цию и изу­ча­ют по­ло­же­ние дел в ре­ги­о­нах, а об­ще­ствен­ни­ки лоб­би­ру­ют го­су­дар­ствен­ную про­грам­му под­держ­ки язы­ков.

«До при­ня­тия за­ко­на де­ти бы­ли обя­за­ны изу­чать род­ной язык, но по­сколь­ку пре­по­да­ва­ние ча­сто остав­ля­ло же­лать луч­ше­го, а у школь­ни­ков и так вы­со­кая на­груз­ка, ро­ди­те­ли про­си­ли из­ба­вить их от этой му­ки, - рас­ска­зал кан­ди­дат фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук, за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой ка­бар­ди­но-чер­кес­ско­го и аба­зин­ско­го язы­ков и ли­те­ра­тур Ка­ра­чае­во-Чер­кес­ско­го рес­пуб­ли­кан­ско­го ин­сти­ту­та по­вы­ше

ния ква­ли­фи­ка­ции ра­бот­ни­ков об­ра­зо­ва­ния Бе­ляль Ха­са­ро­ков. - Те­перь си­ту­а­ция об­рат­ная: ро­ди­те­ли хо­тят, что­бы де­ти зна­ли род­ной язык, но вы­учить его прак­ти­че­ски негде».

Наи­боль­шие труд­но­сти воз­ни­ка­ют с учеб­ни­ка­ми. Ны­неш­нее за­ко­но­да­тель­ство обя­зы­ва­ет раз­ра­ба­ты­вать пол­ный учеб­но­ме­то­ди­че­ский ком­плекс для уче­ни­ка и учи­те­ля на весь пе­ри­од обу­че­ния, в ко­то­рый та­к­же вхо­дит элек­трон­ная вер­сия учеб­ни­ка. Это до­ро­го: од­на толь­ко экс­пер­ти­за, ко­то­рую нуж­но прой­ти до то­го, что­бы учеб­ные ма­те­ри­а­лы по­па­ли в шко­лы и книж­ные ма­га­зи­ны, сто­ит 300 ты­сяч руб­лей, а ведь нуж­но ещё по­тра­тить­ся на ре­дак­ту­ру, пе­чать, го­но­ра­ры. В КЧР изу­ча­ют че­ты­ре язы­ка, кро­ме рус­ско­го, и на учеб­ни­ки по ним при­шлось по­тра­тить три мил­ли­о­на руб­лей.

«Ко­неч­но, обу­че­ние род­но­му язы­ку сто­ит на­чи­нать с дет­ско­го са­да, но для это­го то­же нуж­ны учи­те­ля и учеб­ни­ки, - объ­яс­нил Бе­ляль Ха­са­ро­ков. - Есть опас­ность, что фор­маль­но мы со­хра­ним язык, но го­во­рить на нём бу­дет неко­му».

НЕ ХВА­ТА­ЕТ БИЛИНГВАЛО­В

Кол­ле­га Бе­ля­ля Ха­са­ро­ко­ва док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук Ма­ди­на Ха­ку­а­ше­ва из КБР ещё бо­лее ка­те­го­рич­на. По её оцен­кам, ка­бар­ди­но-чер­кес­ско­му язы­ку оста­лось жить все­го 25-40 лет. В шко­лах Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии не оста­лось би­линг­валь­ных учи­те­лей-пред­мет­ни­ков, а кур­сы по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции для пре­по­да­ва­те­лей род­ных язы­ков упразд­ни­ли. За по­след­ние го­ды мест­ные учё­ные не за­щи­ти­ли ни од­ной дис­сер­та­ции на ка­бар­дин­ском или бал­кар­ском язы­ках.

«Мо­ло­дёжь не чи­та­ет кни­ги на род­ных язы­ках, не слу­ша­ет ра­дио, не хо­дит в на­ци­о­наль­ные те­ат­ры, - се­ту­ет Ма­ди­на Ха­ку­а­ше­ва. - Ти­ра­жи га­зет и жур­на­лов на на­ци­о­наль­ных язы­ках па­да­ют, кни­ги пе­ча­та­ют в 300-500 эк­зем­пля­рах, ти­раж учеб­ни­ков за де­сять лет со­кра­тил­ся вдвое».

Что­бы изу­чать род­ные язы­ки нуж­ны учеб­ни­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.