ПРО­ФЕС­СИЯ - «ЦЕН­ЗОР»

AiF Smolyensk - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

«ПИСЬ­МА ПИ­ШУТ РАЗ­НЫЕ, СЛЕЗ­НЫЕ, БОЛЕЗНЫЕ, ИНО­ГДА ПРЕ­КРАС­НЫЕ, ЧА­ЩЕ - БЕС­ПО­ЛЕЗ­НЫЕ», СЧИ­ТАЛ ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ СО­ВЕТ­СКИЙ ПО­ЭТ КОН­СТАН­ТИН СИ­МО­НОВ.

О том, ка­кие пись­ма пи­шут се­год­ня, хо­ро­шо зна­ет ин­спек­тор опе­р­от­де­ла ФКУ СИЗО № 1 УФСИН Рос­сии по Смо­лен­ской об­ла­сти Та­тья­на Вла­ди­ми­ров­на Иван, ко­то­рая по дол­гу служ­бы чи­та­ет чу­жие пись­ма вот уже бо­лее 20 лет. Ее про­фес­сия - ред­кая, но да­же в эпо­ху вы­со­ких тех­но­ло­гий по-преж­не­му вос­тре­бо­ван­ная. Моя со­бе­сед­ни­ца - цен­зор, но по­сколь­ку она яв­ля­ет­ся опе­ра­тив­ным со­труд­ни­ком, пуб­ли­ко­вать ее на­сто­я­щую фа­ми­лию и да­же фото не раз­ре­ша­ет­ся.

«8 РАЗ ОБ­НИ­МАЮ...»

Та­тьяне Вла­ди­ми­ровне при­хо­дит­ся про­смат­ри­вать око­ло 200 пи­сем в день - то, что пи­шут под­след­ствен­ные род­ным и близ­ким, плюс вхо­дя­щая кор­ре­спон­ден­ция. В пись­мах не раз­ре­ша­ет­ся из­ла­гать ин­фор­ма­цию по уго­лов­но­му де­лу, схе­мы изо­ля­то­ра, раз­ме­ще­ния ка­мер, ко­ли­че­ство со­труд­ни­ков.

Так­же под за­пре­том - об­мен но­ме­ра­ми со­то­вых те­ле­фо­нов, по­сколь­ку под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что в ка­ме­рах их нет. Но под­след­ствен­ные и их близ­кие хит­рят. Мо­гут на­пи­сать но­мер про­пис­ны­ми бук­ва­ми, на­де­ясь, что цен­зор не за­ме­тит и про­пу­стит, а мо­гут, к при­ме­ру, и во­все при­ду­мать це­лую ле­ген­ду. «При­е­дешь ко мне на сви­да­ние, - пи­сал один из под­след­ствен­ных жене, - 8 раз об­ни­маю, 9 раз по­це­лую...», и так да­лее, пы­та­ясь та­ким об­ра­зом за­шиф­ро­вать но­мер. Та­кие пред­ло­же­ния из пись­ма цен­зо­ром вы­ре­за­ют­ся.

Ру­ко­вод­ством СИЗО бы­ло при­ня­то ре­ше­ние в вос­пи­та­тель­ных це­лях не про­пус­кать пись­ма, со­дер­жа­щие ненор­ма­тив­ную лек­си­ку. «Ни­ко­му не при­ят­но чи­тать по­доб­ные по­сла­ния, - счи­та­ет Та­тья­на Вла­ди­ми­ров­на. - Эти пись­ма воз­вра­ща­ют­ся ав­то­рам в ка­ме­ры - кто-то ма­тер­ные сло­ва за­чер­ки­ва­ет, а кто-то пе­ре­пи­сы­ва­ет пись­мо на­чи­сто».

ПО­ЧЕ­МУ ТУ­ШЕН­КА ГО­ВЯ­ЖЬЯ?

О вы­со­кой гра­мот­но­сти пи­шу­щих, ко­неч­но, го­во­рить не при­хо­дит­ся. Прав­да, Та­тья­на - че­ло­век с пе­да­го­ги­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем - с го­да­ми на­учи­лась ни­че­му не удив­лять­ся. Но уточ­ня­ет, что прак­ти­че­ски ни­ко­гда не ви­де­ла, что­бы сло­ва «цен­зор» и «ле­ча­щий врач» бы­ли на­пи­са­ны пра­виль­но. «Кем мы толь­ко не бы­ли, - воз­му­ща­ет­ся Та­тья­на, - и цен­зу­рой, и цен­за­рой, и цен­зе­рой. За­то с го­да­ми бла­го­да­ря про­фес­сии при­об­ре­ли цен­ное ка­че­ство - мо­жем без тру­да разо­брать лю­бой ре­цепт вра­ча или за­пись в ме­ди­цин­ской кар­точ­ке».

По­рой в пись­мах по­па­да­ют­ся и сти­хи, прав­да, с каж­дым го­дом по­э­зии все мень­ше. А бы­ва­ет и так, что тво­ре­ния Пастер­на­ка или Есе­ни­на ав­то­ры пи­сем вы­да­ют за свои. Кто-то из под­след­ствен­ных и сам пы­та­ет­ся риф­мо­вать. «Вы­хо­дит по-раз­но­му, но есть и та­лант­ли­вые про­из­ве­де­ния, - про­дол­жа­ет Та­тья­на Вла­ди­ми­ров­на. - Не зря же го­во­рят, что ко­гда че­ло­век по­па­да­ет в за­мкну­тое про­стран­ство, в дру­гие для се­бя усло­вия, неред­ко у него от­кры­ва­ют­ся твор­че­ские спо­соб­но­сти».

Ча­ще все­го за­дер­жан­ные пи­шут ма­мам и лю­би­мым. При­чем по сти­лю и со­дер­жа­нию та­кие по­сла­ния от­ли­ча­ют­ся. «Обыч­но к ма­ме сра­зу об­ра­ща­ют­ся с це­лым пе­реч­нем просьб, - рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на, - а о сы­но­вьих чув­ствах (боль­шин­ство под­след­ствен­ных все же муж­чи­ны) - ни строч­ки. Счи­та­ют, что ма­ма есть ма­ма, она и без то­го бу­дет за­бо­тить­ся. А лю­би­мую жен­щи­ну на­до удер­жать, по­это­му обя­за­тель­но в на­ча­ле пись­ма на­до па­ру слов о люб­ви, а по­том уже прось­бы».

Та­тья­на Вла­ди­ми­ров­на при­зна­ет­ся, что ко­гда толь­ко при­ш­ла в СИЗО, пе­ре­жи­ва­ла за каж­дое пись­мо и каж­дую си­ту­а­цию слов­но про­пус­ка­ла че­рез се­бя. Но по­том... «Ка­кто на­ча­ла за­ме­чать та­кие ве­щи: ма­ма пи­шет сы­ну о том, что са­ма недо­еда­ет, что­бы ку­пить ему про­дук­ты, - рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на. - А он от­ве­ча­ет: по­че­му ты мне прислала го­вя­жью ту­шен­ку, мне на­до сви­ная... По­это­му дав­но пе­ре­ста­ла со­чув­ство­вать».

Оле­ся ТОМАШОВА

Сот­ни по­сла­ний изо дня в день.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.