ВСТАВАЯ ИЗ ПЕП­ЛА

AiF Smolyensk - - ПОДРОБНОСТИ - Оль­га ЕФИМКИНА

В ПРЕД­ДВЕ­РИИ 75-Й ГОДОВЩИНЫ ОСВО­БОЖ­ДЕ­НИЯ СМО­ЛЕН­СКА ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «АИФ-СМО­ЛЕНСК» ВСТРЕ­ТИЛ­СЯ С КАН­ДИ­ДА­ТОМ ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИХ НА­УК, ДОЦЕНТОМ КА­ФЕД­РЫ ВСЕОБЩЕЙ ИС­ТО­РИИ СМО­ЛЕН­СКО­ГО ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НО­ГО ИС­ТО­РИК РАС­СКА­ЗАЛ, КАК ЖИ­ЛИ СМОЛЯНЕ В ОК­КУ­ПА­ЦИИ, ПО­ЧЕ­МУ ПО­СЛЕ ВОЙ­НЫ ПРЕДНАЗНАЧАВШИЕСЯ СМОЛЕНСКУ ЗА­ВО­ДЫ ДОСТАЛИСЬ МИН­СКУ И ЧЕМ МО­ГУТ БЫТЬ НА СА­МОМ ДЕ­ЛЕ НЕМЕЦ­КИЕ ОБЪ­ЕК­ТЫ В КРАС­НОМ БОРУ.

- Сколь­ко лю­дей оста­ва­лось в Смо­лен­ске на мо­мент при­хо­да фа­ши­стов и ка­кой бы­ла жизнь в ок­ку­па­ции?

- До вой­ны в Смо­лен­ске жи­ли свы­ше 157 тыс. че­ло­век. В ок­ку­па­цию по­па­ла при­мер­но по­ло­ви­на на­се­ле­ния. Им на­до бы­ло как-то вы­жи­вать. Кто-то со­хра­нил или смог най­ти ра­бо­ту, кто-то шел на об­ще­ствен­ные ра­бо­ты в на­деж­де по­лу­чить день­ги или кар­точ­ки на про­дук­ты. Мно­гие из то­гдаш­них смо­лян име­ли опыт вы­жи­ва­ния в граж­дан­скую вой­ну. Они бра­ли из шка­фа ве­щи и шли в де­рев­ню ме­нять их на еду – их на­зы­ва­ли «ме­шоч­ни­ка­ми». По­яв­лял­ся мел­кий биз­нес. На­при­мер, па­рик­ма­хер­ские. В од­ном та­ком за­ве­де­нии на ули­це Те­ни­ше­вой (кста­ти, там и сей­час па­рик­ма­хер­ская), бы­ла яв­ка пар­ти­зан. Из­ве­стен их па­роль: «Мож­но у вас по­кра­сить гла­за?»

Ра­бо­та­ли шко­лы. Есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что неко­то­рые учи­те­ля ис­поль­зо­ва­ли двой­ные ком­плек­ты учеб­ни­ков (в ос­нов­ном в сель­ской мест­но­сти, в го­ро­де кон­троль был жёстче): ок­ку­па­ци­он­ным вла­стям по­ка­зы­ва­ли од­ни, а уро­ки ве­ли по ста­рым, со­вет­ским.

В 1942 г. нем­цы вос­ста­но­ви­ли в Смо­лен­ске элек­тро­стан­цию, за­ни­ма­лись дру­гим бла­го­устрой­ством, но в ос­нов­ном в тех ча­стях го­ро­да, где жи­ли са­ми. К немец­ким фо­то, где изоб­ра­же­ны хо­ро­шо оде­тые и до­воль­ные го­ро­жане, я бы от­но­сил­ся осто­рож­но, они, ско­рее все­го, но­си­ли про­па­ган­дист­ский и по­ста­но­воч­ный ха­рак­тер.

Лю­дей мас­со­во уни­что­жа­ли. Циф­ры по во­ен­но­плен­ным и мир­ным жи­те­лям, по­хо­ро­нен­ным в Смо­лен­ске, ва­рьи­ру­ют­ся от 120 до 140 тыс. Точ­ных дан­ных нет: ко­ли­че­ство остан­ков в брат­ских мо­ги­лах опре­де­ля­ли по их ку­ба­ту­ре.

- В ка­ком со­сто­я­нии Смо­ленск встре­тил осво­бо­ди­те­лей?

- Нем­цы уни­что­жи­ли все, что, по их мне­нию, сле­до­ва­ло взо­рвать и сжечь. В му­зее есть фо­то ма­ши­ны для раз­ру­ше­ния же­лез­но­до­рож­ных пу­тей – это па­ро­воз с крю­ком, ко­то­рые ехал, раз­ры­вая шпа­лы и уни­что­жая да­же на­сыпь. В го­ро­де бы­ло раз­ру­ше­но 92% зда­ний.

В 1946 г. бы­ло при­ня­то по­ста­нов­ле­ние о пер­во­оче­ред­ном вос­ста­нов­ле­нии 15 древ­них рус­ских го­ро­дов. В их чис­ло во­шли Смо­ленск и Вязь­ма. Од­на­ко де­ло шло мед­лен­но, пла­ны ча­сто не вы­пол­ня­лись. Что­бы до­ве­сти жил­пло­щадь в Смо­лен­ске до до­во­ен­но­го уров­ня по­на­до­би­лось 15 лет. До это­го зна­чи­тель­ной ча­сти го­ро­жан при­хо­ди­лось ютить­ся в зем­лян­ках. Несколь­ких ты­сяч смо­лян жи­ли в кре­пост­ной стене. Толь­ко в 1956 г. гор­со­вет за­пре­тил про­пи­сы­вать в там но­вых жиль­цов. Для ско­рей­ше- го ре­ше­ния жи­лищ­ной пробле­мы в 1940-е гг. бы­ло воз­ве­де­но мно­го ба­ра­ков, часть из них сто­ят до сих пор. Пробле­мы мог­ла вы­зы­вать­необ­хо­ди­мость воз­ве­де­ния до­ста­точ­но до­ро­го­го жи­лья с ар­хи­тек­тур­ны­ми укра­ше­ни­я­ми – «ста­ли­нок». Это сни­жа­ло тем­пы стро­и­тель­ства.

В мае 1946 г. Со­вет ми­ни­стров РСФСР утвер­дил ге­не­раль­ный про­ект пла­ни­ро­ва­ния и вос­ста­нов­ле­ния го­ро­да Смо­лен­ска, раз­ра­бо­тан­ный со­труд­ни­ка­ми про­ект­но-тех­ни­че­ско­го бю­ро Ака­де­мии ар­хи­тек­ту­ры СССР во гла­ве с ака­де­ми­ком Геор­ги­ем Голь­цем. Смо­ленск хо­те­ли не толь­ко вос­ста­но­вить, но за­ло­жить воз­мож­но­сти его пре­вра­ще­ния в круп­ный центр. Но план остал­ся толь­ко на бу­ма­ге. - По­че­му так по­лу­чи­лось?

- Я знаю об од­ном эпи­зо­де, ко­то­рый, вполне воз­мож­но, сыг­рал ре­ша­ю­щую роль. В по­сле­во­ен­ные го­ды Со­вет­ский Со­юз в ка­че­стве ре­па­ра­ций по­лу­чил из Гер­ма­нии обо­ру­до­ва­ние для про­мыш­лен­но­сти. Пред­ла­га­лись пред­при­я­тия и для раз­ме­ще­ния в Смо­лен­ске, в част­но­сти, трак­тор­ный и ав­то­мо­биль­ный за­во­ды. Но для их раз­ме­ще­ния тре­бо­ва­лось по­стро­ить же­лез­но­до­рож­ный мост че­рез Дне­пр. Это все мог­ло стать до­пол­ни­тель­ной про­бле­мой для об­ласт­но­го ру­ко­вод­ства. По­это­му об­ком пар­тии сде­лал всё, что­бы от­ка­зать­ся от по­доб­но­го «по­дар­ка». В ре­зуль­та­те «на­ши» за­во­ды по­стро­и­ли в Мин­ске. Это поз­во­ли­ло ему до­воль­но быст­ро вос­ста­но­вить эко­но­ми­ку и вы­рас­ти. А пе­ред вой­ной Минск был лишь чуть боль­ше Смо­лен­ска, и так­же силь­но был раз­ру­шен.

- Как вы от­но­си­тесь к ле­ген­де о зо­ло­те смо­лен­ско­го бан­ка, ко­то­рое вы­во­зи­ли из Смо­лен­ска пе­ред ок­ку­па­ци­ей и яко­бы ча­стич­но по­те­ря­ли по до­ро­ге?

- Я пред­по­ла­гаю, что цен­но­сти бан­ка вы­во­зи­ли 16 июля – непо­сред­ствен­но пе­ред тем, как го­род был за­нят нем­ца­ми. Ведь они при­шли в Смо­ленск от­но­си­тель­но вне­зап­но. Ши­ро­ко из­вест­но, что в этот день до ве­че­ра в го­ро­де го­рел свет, по ули­цам хо­ди­ли трам­ваи, мо­сты взо­рва­ли толь­ко но­чью. Есть три вер­сии со­бы­тий. Пер­вая, на мой взгляд, са­мая объ­ек­тив­ная: ре­бя­та все до­вез­ли. По наи­бо­лее по­пу­ляр­ной вер­сии, ма­ши­ны в рай­оне Яр­це­во «на­рва­лись» на немец­кий де­сант, и часть ма­шин то ли за­ко­па­ли, то ли сбро­си­ли в озе­ро. Од­на­ко тут воз­ни­ка­ет несты­ков­ка по хро­но­ло­гии – встре­тить­ся с нем­ца­ми у Яр­це­ва ма­ши­ны мог­ли толь­ко позд­нее, при­мер­но 18 чис­ла. Ну и тре­тий ва­ри­ант – со­труд­ни­ки НКВД по­сле вой­ны мог­ли запустить «ут­ку» о кла­де, что­бы ор­га­ни­зо­вать лов­лю на жив­ца осо­бо охо­чих до зо­ло­та граж­дан.

- Стран­ные бе­тон­ные со­ору­же­ния в рай­оне Крас­но­го Бо­ра на­зы­ва­ют бун­ке­ром Гит­ле­ра. Как вы счи­та­е­те, су­ще­ство­вал ли под Смо­лен­ском немец­кий под­зем­ный «го­род»?

- В кон­це 90-х там про­во­ди­ли изыс­ка­ния. Вы­яс­ни­лось, что всем из­вест­ное как «Бун­кер Гит­ле­ра» со­ору­же­ние – это шах­та элек­тро­стан­ции. Есть еще несколь­ко по­стро­ек на пло­ща­ди в несколь­ко гек­тар. Про­во­дя рас­коп­ки око­ло них, на­ткну­лись на слои ре­зи­ны и бе­то­на, но все это бы­ло силь­но по­вре­жде­но взры­ва­ми, а кро­ме это­го еще и под­топ­ле­но. Нем­цы очень скру­пу­лез­ные лю­ди, и у них бы­ло вре­мя, что­бы, ухо­дя, тща­тель­но за со­бой все раз­ру­шить. По­это­му мы вряд ли сей­час най­дем под зем­лей ка­кую-то сеть по­ме­ще­ний. Но, ве­ро­ят­но, она бы­ла, ско­рее все­го, это хо­зяй­ствен­ные и тех­ни­че­ские уз­лы с ком­му­ни­ка­ци­я­ми, кон­фе­ренц­зал, ка­би­не­ты, мож­но пред­по­ло­жить, что все это име­ло несколь­ко эта­жей в глу­би­ну. Во­прос в том, на­зы­вать ли это «бун­ке­ром Гит­ле­ра»? Гит­лер в Смо­лен­ске был все­го два­жды. Ско­рее все­го, эти под­зе­ме­лья ис­поль­зо­ва­лись шта­бом ар­мии «Центр», что­бы спа­сать­ся от бом­бе­жек.

Маленькие жи­те­ли ок­ку­пи­ро­ван­но­го Смо­лен­ска око­ло бро­шен­но­го со­вет­ско­го тан­ка ХТ-26.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.