По­че­му важ­но сказ­ки ска­зы­вать?

AiF Smolyensk - - ТВ-АФИША ИЮНЯ -

у р уме­ет чи­тать, но ле­нит­ся. Про­сит рас­ска­зать ему сказ­ку на ночь, от­ка­зы­ва­ясь про­чи­тать её в пре­крас­но из­дан­ной кра­соч­ной кни­ге с рус­ски­ми сказ­ка­ми. По­ли­на Дроз­до­ва, Ха­ба­ровск

СКО­РЕЕ все­го, это не лень. Ведь сказ­ки со­зда­ва­лись для то­го, что­бы их ска­зы­вать. И пе­ре­да­ва­лись из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние имен­но уст­но. А за­пи­сы­вать их на­ча­ли эт­но­гра­фы толь­ко в XIX ве­ке.

Этот фе­но­мен эт­но­граф, пи­са­тель и из­да­тель Алек­сандр Шве­цов, ко­то­рый вы­пу­стил 20 то­мов рус­ских ска­зок, объ­яс­нил на ка­на­ле «День ТВ» так:

«Сказ­ка – это не рас­сказ, а воз­дей­ствие, во вре­мя ко­то­ро­го опре­де­лён­ным об­ра­зом ме­ня­ет­ся ду­ша слу­ша­ю­ще­го. Во-пер­вых, ска­зы­ва­ю­щий об­ра­ща­ет­ся к ду­ше, во-вто­рых, он не об­ра­ща­ет­ся к ней вы­чур­ны­ми сло­ва­ми – он об­ра­ща­ет­ся так, что­бы как бы скрыть­ся за про­сты­ми сло­ва­ми, спря­тать­ся и про­ник­нуть ту­да, ку­да нуж­но. И слу­ша­ю­щий на­кла­ды­ва­ет этот ска­зоч­ный ар­хе­тип по­вест­во­ва­ния на все по­сле­ду­ю­щие по­ступ­ки и по­ве­де­ние».

Мно­гие фан­та­сти­че­ские рас­ска­зы ма­ло чем от­ли­ча­ют­ся от сказ­ки, об­ра­ща­ет вни­ма­ние Шве­цов. Но ведь мы сра­зу по­ни­ма­ем: фан­та­сти­ка. По­че­му? «По­то­му что она на­пи­са­на в книж­ке и жи­вёт в книж­ке. И ни­кто ни­ко­гда её не рас­ска­зы­вал».

А по­че­му де­ти мо­гут слу­шать од­ни и те же сказ­ки де­сят­ки раз? «При­чём слу­ша­ют так, что, ес­ли ма­ма или ба­буш­ка, за­сы­пая, упу­сти­ла что-то,

они её оста­но­вят и ска­жут: «Нет, здесь вот так бы­ло!» Вот уже спит ре­бё­нок, его вро­де бы уже нет, но тут под­пры­ги­ва­ет и по­прав­ля­ет!» – го­во­рит эт­но­граф. И по­яс­ня­ет, что од­но и то же мож­но слу­шать толь­ко в том слу­чае, ес­ли это во­об­ще неин­тел­лек­ту­аль­ное за­ня­тие.

«Мы в прин­ци­пе не мо­жем пе­ре­чи­тать за­но­во учеб­ник о том, что уже зна­ем, или ин­струк­цию. Мы их бе­рём в ру­ки и чув­ству­ем, что ра­зум от­тор­га­ет, по­то­му что устро­е­ны пре­дель­но эко­но­мич­но. Ра­зум – это ин­стру­мент, по­доб­ный ком­пью­те­ру. Он ра­бо­та­ет ра­ци­о­наль­но: дубль невы­го­ден.

А сказ­ку мы слу­ша­ем де­сят­ки раз. Зна­чит, ор­ган, к ко­то­ро­му она об­ра­ща­ет­ся, не есть ра­зум».

Сказ­ка, го­во­рит Шве­цов, ска­зы­ва­ет­ся имен­но так, чтоб «до­брать­ся до те­ла ду­ши и на­чать об­щать­ся с ней зву­ча­ни­ем, ко­то­рое вы­зы­ва­ет некое от­вет­ное ко­ле­ба­ние». «Важ­ны вот эти по­чти так­тиль­ные вза­и­мо­дей­ствия с ду­шой», – убеж­дён он.

«По­след­ние оча­ги это­го оста­лись ещё на Ру­си – боль­шой экс­пе­ри­мен­таль­ной ла­бо­ра­то­рии ду­шев­ной жиз­ни, по­то­му что для нас это ещё цен­но», – до­бав­ля­ет эт­но­граф, по­свя­тив­ший жизнь рус­ским сказ­кам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.