Объ­явить вой­ну Мар­су – по­жа­луй­ста!

Толь­ко са­рай сго­рел… Ху­ли­ган­ство ушло в кар­тин­ки

AiF Smolyensk - - ТВ-АФИША ИЮНЯ - Ри­су­нок Ми­ха­и­ла ДУР­НО­ВО

р у доб­рый, но ху­ли­ган. Кон­флик­тов воз­ни­ка­ет мно­го – и в шко­ле, и с со­се­дя­ми. Но ведь из ху­ли­га­нов ча­сто вы­рас­та­ют твор­че­ские лю­ди, прав­да?

А. Ру­да­ко­ва, Ки­ров

ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО, при­ме­ров, ко­гда из ху­ли­га­нов вы­рас­та­ли та­лант­ли­вые и твор­че­ские лю­ди, – мас­са. Мы по­про­си­ли рас­ска­зать о се­бе за­ме­ча­тель­но­го ху­дож­ни­ка Ми­ха­и­ла Дур­но­во, с ко­то­рым «АиФ» охот­но со­труд­ни­ча­ет.

Все его ри­сун­ки смеш­ные и доб­рые, их оди­на­ко­во лю­бят как де­ти, так и взрос­лые. Он вы­пус­кал дет­ский жур­нал, да и во всех ра­бо­тах (да­же в оформ­лен­ных ка­фе) уга­ды­ва­ет­ся ре­бё­нок, ко­то­рый всё ещё жи­вёт во взрос­лом муж­чине.

– Мне очень по­вез­ло, – рас­ска­зы­ва­ет Ми­ха­ил Дур­но­во, – я рос в за­ме­ча­тель­ной се­мье.

Homo Smartphoni­cus – че­ло­век, вос­пи­тан­ный га­д­же­та­ми.

Ма­ма – дет­ский врач… Хо­тя с ней тя­же­ло бы­ло по ули­цам про­гу­ли­вать­ся. Все здо­ро­ва­лись, что-то рас­ска­зы­ва­ли, осы­па­ли бла­го­дар­но­стя­ми, а мне хо­те­лось быст­рее ид­ти, бе­жать ку­да-то. Ну а па­па – ин­же­нер. На­вер­ное, все маль­чиш­ки так го­во­рят, но у ме­ня был луч­ший па­па на све­те. Каж­дые вы­ход­ные мы ез­ди­ли за гри­ба­ми-яго­да­ми, про­сто по ле­су по­хо­дить. Как-то но­чью проснул­ся, а на кухне па­па вы­сти­ла­ет глу­ха­ря­ми пол пе­ред ма­мой. Не мо­гу ска­зать, что на­до мной по­сто­ян­но ку­дах­та­ли и сле­ди­ли, от­нюдь! Весь день на ули­це, в сса­ди­нах и си­ня­ках, в очень раз­но­шёрст­ной ком­па­нии. У ме­ня все­гда бы­ло ощу­ще­ние сво­бо­ды и неот­вра­ти­мо­сти на­ка­за­ния, ес­ли что. Это то, че­го, на­вер­ное, нет у со­вре­мен­ных де­тей, ко­то­рых вос­пи­ты­ва­ет не двор, а га­д­же­ты.

Пом­ню, в июне из спич­ко­стре­ла («га­д­жет», сде­лан­ный сво­и­ми ру­ка­ми из бе­лье­вой при­щеп­ки) под­жи­га­ли пух. Бы­ло очень здо­ро­во – чирк­нешь спич­кой, вы­стре­лишь в ку­чу по­боль­ше и смот­ришь, как огонь бе­жит по пу­хо­вым ру­чей­кам. Класс! Толь­ко школь­ный са­рай с лы­жа­ми по­че­му-то сго­рел. На­ка­за­ние бы­ло ужас­ным – па­па не иг­рал со мной в шах­ма­ты и во­об­ще не раз­го­ва­ри­вал неде­лю. И это го­раз­до страш­нее рем­ня.

Вся эта неуго­мон­ность пе­ре­тек­ла за­тем в смеш­ные ри­сун­ки – с мяг­кой по­да­чи от­ца, как я сей­час по­ни­маю. Он, бу­дучи охот­ни­ком, де­лал за­ри­сов­ки лес­ных жи­вот­ных. И по­нес­лось – кар­тин­ки в тет­рад­ках, жур­на­лах, днев­ни­ке, ино­гда смеш­ные, ино­гда обид­ные. Учи­те­ля под­клю­чи­ли ма­му, ма­ма на­ча­ла бо­роть­ся ра­ди­каль­но. Всё в му­сор! Ме­ня же это толь­ко раз­за­до­ри­ва­ло. Кста­ти, на пер­вой книж­ке я ей на­пи­сал: «А пом­нишь, как ты вы­бра­сы­ва­ла мои кар­тин­ки?» И ма­ма ста­ла мною гор­дить­ся.

Мне очень нра­вит­ся моя ра­бо­та – мо­жет, по­то­му, что по­чти все про­ек­ты я сам при­ду­мы­ваю. А ес­ли и при­ни­маю уча­стие в чьих-то, то у ме­ня пол­ная сво­бо­да дей­ствий, как мне ка­жет­ся. Ко­ро­че, де­лаю что хо­чу.

Хо­тя доч­ку ак­ку­рат­но ото­дви­гал от этой про­фес­сии. Мне ка­жет­ся, это нелёг­кий спо­соб за­ра­ба­ты­ва­ния на жизнь. Она у ме­ня очень та­лант­ли­вая в язы­ках, окон­чи­ла МГЛУ. Гор­жусь ею и на­де­юсь, что при­ду­ма­ем и сде­ла­ем вме­сте ка­кую-ни­будь ве­сё­лую шту­ку.

В жиз­ни бы­ва­ют раз­ные си­ту­а­ции, в том чис­ле непри­ят­ные, но ощу­ще­ние близ­ких, се­мьи, дру­зей по­мо­га­ет спра­вить­ся со все­ми про­бле­ма­ми. Ба­наль­но, ко­неч­но, но это так. Есть опо­ра. Прав­да, над этой опо­рой на­до ра­бо­тать. Хо­ро­шие от­но­ше­ния – это «ком­про­мис­сы и ком­про­мис­си­сы», как ска­зал клас­сик. На­до вы­де­лять глав­ное. На­при­мер, за­прав­лять са­лат мас­лом или май­о­не­зом, кра­сить сте­ну са­ла­то­вым или аб­ри­ко­со­вым, к дру­зьям пой­ти или до­ма ки­но по­смот­реть – да несу­ще­ствен­но это! И нет смыс­ла тра­тить нер­вы. А вот объ­явить вой­ну Мар­су – это да, это моё!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.