ТА­КОЙ ЦИНИЗМ?

Как по­да­рен­ная квар­ти­ра по­ссо­ри­ла боль­шую се­мью?

AiF Tomsk - - ПОДРОБНОСТИ -

Мож­но ли рас­торг­нуть до­го­вор да­ре­ния квар­ти­ры, ко­то­рый я офор­мил на лю­би­мую дочь?

И. Ка­но­нен­ко, Но­во­си­бирск

Ис­то­рии, по­доб­ные той, что слу­чи­лась с жи­те­лем Но­во­си­бир­ска Ива­ном Ни­ки­фо­ро­ви­чем Ка­но­нен­ко (фа­ми­лия из­ме­не­на по эти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям), про­ис­хо­ди­ли уже мил­ли­он раз. Но си­би­ря­ки всё рав­но склон­ны до­ве­рять лю­дям. Осо­бен­но близ­ким.

ПО­ЧЕ­МУ ОТВЕРНУЛИСЬ

БЛИЗ­КИЕ?

Ива­ну Ни­ки­фо­ро­ви­чу – по­чти 90 лет. За жизнь он про­шёл всю вой­ну, по­лу­чил шесть на­град, вы­рас­тил трёх до­че­рей, же­ну схо­ро­нил. Шесть лет на­зад, пен­си­о­не­ру уже то­гда бы­ло за во­семь­де­сят, стар­шая дочь На­та­лья уго­во­ри­ла от­ца по­да­рить ей квар­ти­ру. «Обе­ща­ла мне по­мо­гать. При­хо­ди­ла, уго­ва­ри­ва­ла, что­бы я под­пи­сал до­го­вор на неё од­ну, – рас­ска­зал пен­си­о­нер в сво­ём скорб­ном пись­ме. – Я со­гла­сил­ся, по­то­му что жи­ли мы с ней в од­ном подъ­ез­де и она юти­лась в од­но­ком­нат­ной квартире со взрос­лым сы­ном».

Несмот­ря на столь близ­кое со­сед­ство – в од­ном подъ­ез­де – от­ца со дня под­пи­са­ния до­го­во­ра да­ре­ния На­та­лья не на­ве­ща­ет. А при встре­че на ули­це же­ла­ет ему смер­ти. Иван Ка­но­нен­ко оста­ёт­ся в сво­ей квартире толь­ко бла­го­да­ря то­му, что в до­ку­мен­те про­пи­са­но: «Да­ри­тель на про­тя­же­нии всей сво­ей жиз­ни про­жи­ва­ет и без­воз­мезд­но поль­зу­ет­ся вы­ше­ука­зан­ной квар­ти­рой».

Де­вя­но­сто­лет­ний ста­рик из по­след­них сил сам хо­дит в ма­га­зин за про­дук­та­ми. Убор­ка в квартире, стир­ка и про­чие хло­по­ты по хо­зяй­ству – непо­силь­ный труд для него. Две дру­гие до­че­ри от от­ца отвернулись. «Они го­во­рят, мол, есть у те­бя лю­би­мая дочь, ко­то­рой ты жи­льё по­да­рил, пусть она за то­бой и уха­жи­ва­ет. Да­же не зво­нят те­перь», – тяж­ко взды­ха­ет по­жи­лой че­ло­век.

ГДЕ СОВЕСТЬ?

Лю­дей, вос­пи­тан­ных в ду­хе тра­ди­ци­он­ных се­мей­ных цен­но­стей, ко­то­рые пред­пи­сы­ва­ют «чтить от­ца и мать сво­их», исто­рия по­ра­жа­ет ци­низ­мом. Осо­бен­но ци­низ­мом ода­рен­ной стар­шей до­че­ри. Как мож­но же­лать смер­ти род­но­му отцу?!

Ну а две млад­шие? На­вер­ное, Иван Ни­ки­фо­ро­вич со­вер­шил ошибку, под­дав­шись на уго­во­ры од­ной из до­че­рей и об­де­лив тем са­мым двух дру­гих. Но ведь те­перь ему по­чти де­вя­но­сто! И до­че­ри мог­ли бы про­стить от­ца. А ес­ли не про­стить, то хо­тя бы вы­пол­нить свой до­чер­ний долг – по-че­ло­ве­че­ски и по­хри­сти­ан­ски. К со­жа­ле­нию, та­кие по­ня­тия, как долг и мо­раль, всё даль­ше ухо­дят из се­го­дняш­ней жиз­ни. Их за­ме­ня­ют юри­ди­че­ские фор­му­ли­ров­ки.

ДОЧЬ ЖЕ­ЛА­ЕТ СМЕР­ТИ РОД НОМУ ОТЦУ.

Екатерина СОСНИНА

Фо­то kapartner.ru

Квартирный во­прос ис­пор­тил си­би­ря­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.