КО­ГДА ДУ­ША ЕЩЁ БЫ­ЛА

В Но­во­си­бир­ске об­но­ви­ли из­вест­ную пье­су ир­кут­ско­го клас­си­ка

AiF Tomsk - - КУЛЬТУРА - Раз­ме­ще­ние ре­кла­мы – ком­мер­че­ский от­дел ООО «Ин­фо­тренд» по те­ле­фо­ну: От­дел рас­про­стра­не­ния: Свет­ла­на ФРОЛОВА Фо­то предо­став­ле­но пресс-служ­бой НГДТ

Тек­сты «Про­ща­ние в июне», «Стар­ший сын», «Ути­ная охо­та» уже дав­но в спис­ке обя­за­тель­ных к про­чте­нию для каж­до­го ин­тел­ли­гент­но­го че­ло­ве­ка. А ведь ко­гда-то на «Ути­ную охо­ту» пи­са­ли до­но­сы в ЦК КПСС: ав­то­ра об­ви­ня­ли в кле­ве­те ра­бот­ни­ки дей­стви­тель­но су­ще­ство­вав­ше­го в Ир­кут­ске Бю­ро тех­ни­че­ской ин­фор­ма­ции, где про­ис­хо­дит дей­ствие пье­сы. За­то те­перь про­из­ве­де­ния Вам­пи­ло­ва – на сце­нах по все­му ми­ру. А «Ути­ная охо­та», пре­мье­рой ко­то­рой завершился те­ат­раль­ный се­зон в Но­во­си­бир­ске, – в то­пе самых лю­би­мых пьес со­вре­мен­ных ре­жис­сё­ров. Прав­да, до по­след­не­го вре­ме­ни под­ход к её по­ста­нов­ке от­ли­чал­ся неко­то­рой од­но­об­раз­но­стью: глав­ный ге­рой ча­сто вы­гля­дел та­ким немно­го нерв­ным, ску­ча­ю­щим ло­ве­ла­сом, му­ча­ю­щим­ся от кри­зи­са сред­не­го воз­рас­та и от­сут­ствия смыс­ла жиз­ни.

Глав­ный ре­жис­сёр те­ат­ра име­ни В. Ф. Ко­мис­сар­жев­ской, друг Но­во­си­бир­ско­го го­род­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра под ру­ко­вод­ством Сер­гея Афа­на­сье­ва Алек­сандр Барг­ман то­же не обо­шёл вни­ма­ни­ем текст си­бир­ско­го дра­ма­тур­га. По его сло­вам, пье­са, ко­то­рая на­пи­са­на в 1968 го­ду, не свя­за­на с кон­крет­ным кон­тек­стом со­вет­ско­го вре­ме­ни – она дав­но уже не вре­мен­ная, а клас­си­че­ская: в ка­кой-то сте­пе­ни груст­ная прит­ча о че­ло­ве­ке, ко­то­рый пы­та­ет­ся об­ре­сти се­бя. Это не пер­вый слу­чай, ко­гда НГДТ об­ра­ща­ет­ся к ис­то­рии Зи­ло­ва и его во­об­ра­жа­е­мых дру­зей: в 1996 го­ду Сер­гей Афа­на­сьев уже ста­вил «Ути­ную охо­ту». А Зи­ло­ва то­гда иг­рал быв­ший ак­тёр НГДТ под ру­ко­вод­ством Сер­гея Афа­на­сье­ва Ни­ко­лай Со­ло­вьёв, ко­то­рый сей­час слу­жит в пи­тер­ском те­ат­ре «На Ли­тей­ном».

«Я очень лю­бил наш спек­такль и счи­тал его очень до­стой­ным, – вспо­ми­на­ет Ни­ко­лай Со­ло­вьёв. – Но до Барг­ма­нов­ской по­ста­нов­ки луч­шей «Ути­ной охо­ты» я не ви­дел – ни в ки­но, ни где-то в те­ат­ре, хо­тя я смот­рел штук семь ин­тер­пре­та­ций точ­но. То, что сде­лал Алек­сандр Барг­ман вме­сте с ак­тё­ром НГДТ Ан­дре­ем Яко­вле­вым, ко­то­рый иг­ра­ет глав­но­го ге­роя, – это рас­кры­тая ка­ки­ми-то дру­ги­ми крас­ка­ми та же са­мая те­ма. И глав­ное: очень точ­но уга­дан ав­тор­ский смысл – на­щу­па­ны ка­кие-то но­вые лич­ные бо­ле­вые точ­ки». Пуб­ли­ка­ции, обо­зна­чен­ные руб­ри­ка­ми «Мне­ние», «Це­на успе­ха», «Будь­те здоровы», «Со­бы­тие», «До­слов­но», «Офи­ци­аль­но», «Про­фес­си­о­на­лы», «Во вла­сти», «Раз­ре­ши­те по­здра­вить», «Го­род» пе­ча­та­ют­ся на ком­мер­че­ской ос­но­ве. Ре­дак­ция не несёт от­вет­ствен­но­сти за со­дер­жа­ние ре­клам­ных объ­яв­ле­ний.

СМЕШ­НОЙ ЗЛО­ДЕЙ

Клас­си­че­ский «нар­цисс» Вик­тор Зи­лов в ин­тер­пре­та­ции НГДТ вы­све­чи­ва­ет­ся осо­бен­ным об­ра­зом: из обыч­но­го него­дяя, иг­ра­ю­ще­го женщинами, глав­ный пер­со­наж вдруг пре­вра­ща­ет­ся в че­ло­ве­ка ре­флек­си­ру­ю­ще­го и ка­ю­ще­го­ся. Ге­рой Ан­дрея Яко­вле­ва ско­рее вы­зы­ва­ет жа­лость и со­чув­ствие – глав­ным об­ра­зом, по­то­му что в этом «него­дяе» зри­тель уга­ды­ва­ет са­мо­го се­бя. Впро­чем, как и в его «дру­зьях»: Алек­сандр Барг­ман, ка­жет­ся, впер­вые оче­ло­ве­чи­ва­ет «по­роч­ное» об­ще­ство и за­став­ля­ет за­ду­мать­ся: мо­жет быть, все эти ка­ри­ка­ту­ры на лю­дей существуют толь­ко лишь в по­хмель­ной го­ло­ве са­мо­го глав­но­го ге­роя?

Пред­се­да­тель сек­ции кри­ти­ки Но­во­си­бир­ско­го от­де­ле­ния Со­ю­за те­ат­раль­ных де­я­те­лей Рос­сии Ва­ле­рия Лен­до­ва счи­та­ет, что в этом го­ду на си­бир­скую сце­ну выходят ка­кие-то но­вые, не ха­рак­тер­ные для со­вре­мен­но­го те­ат­ра те­мы. И в част­но­сти, эти те­мы объ­еди­ня­ют глав­ные премьеры это­го се­зо­на – «Sociopath / Гам­лет» те­ат­ра «Ста­рый дом» и «Ути­ную охо­ту» НГДТ.

«Хо­чу по­здра­вить те­атр со зна­чи­мой пре­мье­рой: их в этом го­ду не так уж мно­го, – го­во­рит Ва­ле­рия Лен­до­ва. – И при­ят­но, что у этих двух спек­так­лей есть об­щая те­ма: чув­ству­ет­ся сдвиг в ка­ком-то гло­баль­ном чер­нуш­ном от­ри­ца­нии, ко­то­рое ста­ло, к со­жа­ле­нию, ча­стым го­стем на со­вре­мен­ной сцене. Важ­но, что по­яв­ля­ют­ся во­про­сы, ко­то­рые воз­ни­ка­ют не к со­ци­у­му, а к лич­но­сти: где его ду­ша, что он мо­жет, за что он от­ве­ча­ет на са­мом де­ле. При этом на сцене нет ни­ка­кой ла­ки­ров­ки, ни­ка­ко­го де­шё­во­го оп­ти­миз­ма. За­то есть, мне ка­жет­ся, очень вер­ный и очень об­на­дё­жи­ва­ю­щий взгляд на ве­щи – что всё ме­ня­ет­ся в ми­ре, но при этом че­ло­ве­ку са­мо­му нуж­но про­би­вать­ся к ка­ко­му-то верх­не­му ря­ду по­ня­тий – Аб­со­лю­ту, вер­ти­ка­ли, мо­жет быть, Бо­гу – без ко­то­ро­го он жить, увы, не смо­жет».

35

В ЛЕТ УТОНУЛ В БАЙКАЛЕ, СПАСАЯ ДРУ­ГА.

Пье­са «Ути­ная охо­та» о ти­пич­ных ин­тел­ли­ген­тах эпо­хи «за­стоя».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.