ОДИССЕЯ ПРАПОРЩИКА ЧИЛЫ

Как чеш­ский ле­ги­о­нер на­шёл се­бе же­ну на Ура­ле

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Иван­на Чи­ло­ва Алек­сей СМИР­НОВ

26 ИЮЛЯ 1918 ГО­ДА ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ ВО ГЛА­ВЕ С ПРАПОРЩИКОМ АНТОНИНОМ МИКУЛАШЕМ ЧИЛОЙ ПО­ЧТИ БЕЗ БОЯ ВЗЯ­ЛИ ЕКА­ТЕ­РИН­БУРГ, ПОКИНУТЫЙ БОЛЬШЕВИКАМИ. ЧИЛА БЫЛ НА­ЗНА­ЧЕН НА­ЧАЛЬ­НИ­КОМ МЕСТ­НО­ГО ГАР­НИ­ЗО­НА. В ГО­РО­ДЕ ОН ПО­ЗНА­КО­МИЛ­СЯ СО СВО­ЕЙ БУ­ДУ­ЩЕЙ СУ­ПРУ­ГОЙ ­ ДО­ЧЕ­РЬЮ ИЗ­ВЕСТ­НО­ГО УРАЛЬ­СКО­ГО ПРЕД­ПРИ­НИ­МА­ТЕ­ЛЯ ИВА­НА КРУКОВСКОГО.

Иван­на Чи­ло­ва.

ВЫ­ВЕЗ ВСЮ СЕ­МЬЮ

- Иван­на, кем вам при­хо­дит­ся Ан­то­нин Чила?

- Это мой де­душ­ка, отец мо­е­го от­ца. С ба­буш­кой - Ни­ной Ива­нов­ной Кру­ков­ской - они по­зна­ко­ми­лись и со­шлись в Ека­те­рин­бур­ге. Позд­нее, по­ми­мо неё, он вы­вез из стра­ны её от­ца, мать, бра­та и сест­ру. На са­мом де­ле каж­до­му из ле­ги­о­не­ров во Вла­ди­во­сто­ке раз­ре­ши­ли взять на ко­рабль толь­ко од­но­го че­ло­ве­ка из Рос­сии. Но де­душ­ка смог эва­ку­и­ро­вать пя­те­рых, то есть по­чти всю се­мью.

- Ка­кие-то по­дроб­но­сти их зна­ком­ства из­вест­ны?

- Кое-что уда­лось узнать из днев­ни­ков де­душ­ки. Они встре­ти­лись в ав­гу­сте или сен­тяб­ре 2018 го­да, при­мер­но че­рез ме­сяц по­сле осво­бож­де­ния Ека­те­рин­бур­га от крас­ных. В днев­ни­ке пра­пор­щик Чила пи­сал, что его по­зва­ли к Кру­ков­ским в го­сти. Он на­нёс ви­зит с ка­ким-то мест­ным док­то­ром (вра­чом). Сле­ду­ю­щая за­пись гла­сит: «Сно­ва был в го­стях у Кру­ков­ских, го­во­рил с Ни­ной». А за­тем уже Ни­на при­хо­ди­ла к нему - на вок­зал в Ека­те­рин­бур­ге, где он жил в штаб­ном же­лез­но­до­рож­ном ва­гоне.

- Что де­лал пра­пор­щик Чила в сто­ли­це Ура­ла? Внуч­ка ге­не­ра­ла Ан­то­ни­на Чилы, в со­ста­ве ча­стей Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са ле­том 1918 го­да за­хва­тив­ше­го сто­ли­цу Ура­ла. Ро­ди­лась в Че­хии, за­ни­ма­ет­ся фер­мер­ством. Её пра­дед ­ Иван Фо­мич Кру­ков­ский ­ был од­ним из круп­ных пред­при­ни­ма­те­лей, «ма­ка­рон­ным маг­на­том» Ека­те­рин­бур­га. С 1894 по 1917 го­ды ­ глас­ный (де­пу­тат) го­род­ской ду­мы. На ули­це Кар­ла Либ­к­нех­та, 45, ря­дом с Хра­мом­на­Кро­ви, со­хра­нил­ся особ­няк, при­над­ле­жав­ший Кру­ков­ским.

- Де­душ­ка был на­зна­чен на­чаль­ни­ком мест­но­го гар­ни­зо­на, слу­жил под на­ча­лом пол­ков­ни­ка Сер­гея Вой­це­хов­ско­го. Ру­ко­во­дил од­ной из ча­стей че­хо­сло­вац­кой ар­мии, по­мо­гал осво­бож­дать го­род от боль­ше­ви­ков. В днев­ни­ке он по­сто­ян­но остав­лял ко­рот­кие, ску­пые за­пи­си, по­свя­щён­ные каж­до­му дню. На­при­мер: «Мы при­шли в Ека­те­рин­бург». Или: «По­лу­чил столь­ко-то руб­лей для сол­дат, рас­пре­де­лил их так-то».

- У Кру­ков­ских в Ека­те­рин­бур­ге был боль­шой биз­нес. Они встре­ти­ли Че­хо­сло­вац­кий ле­ги­он с ра­до­стью?

- Ду­маю, да. Зна­чи­тель­ная часть го­ро­жан при­ни­ма­ла их как осво­бо­ди­те­лей. И ко­гда де­душ­ка вы­во­зил се­мью из Ека­те­рин­бур­га, все бы­ли уве­ре­ны, что ко­гда-ни­будь вер­нут­ся до­мой. Ни­кто не ду­мал, что они по­ки­да­ют го­род на­все­гда. Ве­ри­ли, что власть боль­ше­ви­ков в Рос­сии - это вре­мен­ное яв­ле­ние.

- Для Ни­ны Кру­ков­ской Че­хия ста­ла вто­рой ро­ди­ной?

- Воз­мож­но, да, но не сра­зу. Из­вест­но, что она вос­при­ня­ла этот пе­ре­езд очень тя­же­ло. В Ека­те­рин­бур­ге у неё остал­ся один из бра­тьев - Ана­то­лий Кру­ков­ский. Они ни­ко­гда боль­ше не ви­де­лись. И ещё: Ни­на со­всем не говорила по­чеш­ски. И с детьми, и с му­жем они об­ща­лись ис­клю­чи­тель­но на рус­ском язы­ке. Де­душ­ка жил в Рос­сии с 1909 го­да, хо­ро­шо знал язык, и они друг дру­га пре­крас­но по­ни­ма­ли.

«ЗО­ЛО­ТО КОЛЧАКА»

- Чем Ни­на Кру­ков­ская за­ни­ма­лась в Че­хии?

- До зна­ком­ства с де­душ­кой, в Первую ми­ро­вую, ба­буш­ка бы­ла мед­сест­рой. Со­хра­ни­лись фо­то­гра­фии. Но в Че­хии, на­сколь­ко мне из­вест­но, она не ра­бо­та­ла, за­ни­ма­лась до­маш­ним хо­зяй­ством. У них с де­душ­кой бы­ло трое де­тей.

Ан­то­нин Чила имел чин ге­не­ра­ла, по­лу­чал хо­ро­шее жа­ло­ва­нье, он мог со­дер­жать се­мью. Умер­ла

Ни­на в 65 лет.

К то­му вре­ме­ни у неё бы­ли уже ка­кие-то ду­шев­ные бо­лез­ни, что ста­ло след­стви­ем со­бы­тий

1918 го­да…

- Вы с де­душ­кой об­ща­лись на эту те­му?

- Де­душ­ка умер, ко­гда мне бы­ло 13 лет, но мно­гое я знаю со слов от­ца. Не­ко­то­рые его рас­ска­зы я за­пом­ни­ла. На­при­мер, в мае или июне 1918 го­да в усадь­бу Кру­ков­ских во­рва­лись боль­ше­ви­ки. Ба­буш­ка спря­та­лась от них в ка­кой-то де­ре­вян­ной бе­сед­ке ря­дом с до­мом, в са­ду. «Го­сти» на­ча­ли рас­пи­вать са­мо­гон, а по­том на­ри­со­ва­ли на бе­сед­ке ми­шень и ста­ли в неё стре­лять. Весь день они, на­пив­шись пья­ны­ми, «тре­ни­ро­ва­лись в мет­ко­сти», а Ни­на Кру­ков­ская ле­жа­ла на по­лу, ста­ра­ясь не за­кри­чать, что­бы не вы­дать се­бя. Она рас­ска­зы­ва­ла, что это был са­мый страш­ный день в её жиз­ни. Ду­маю, со­бы­тия тех дней ста­ли при­чи­ной её пси­хи­че­ских недо­мо­га­ний в ста­ро­сти.

- От Ека­те­рин­бур­га до Вла­ди­во­сто­ка они до­би­ра­лись тя­же­ло?

- Да. Со­хра­ни­лись пись­ма 1919 го­да, ко­то­рые де­душ­ка по­сы­лал в Че­хию. Он пи­сал про страш­ную рус­скую зи­му, про то, что по­яви­лось мно­го «ди­ких» и озлоб­лен­ных лю­дей, бан­ди­тов. Пи­сал и про «зо­ло­то Колчака», ко­то­рое он охра­нял и ко­то­рое нуж­но во что бы то ни ста­ло пе­ре­дать крас­ным. Что он и сде­лал в Ир­кут­ске. Де­душ­ка был в арьер­гар­де - по­след­нем эше­лоне Че­хо­сло­вац­ко­го ле­ги­о­на. Ле­том 1920 го­да он с се­мьёй од­ним из по­след­них по­ки­нул Рос­сию.

- Вы в Ека­те­рин­бур­ге не пер­вый раз. Как вам го­род?

- Да, я при­ез­жа­ла сю­да че­ты­ре го­да на­зад. Го­род мне очень по­нра­вил­ся. Для ме­ня он - некий ма­г­нит. Я не так уж мно­го пу­те­ше­ствую, но те­перь мне хо­чет­ся воз­вра­щать­ся сю­да сно­ва и сно­ва. Очень нра­вят­ся ста­рин­ные до­ма - XIX и на­ча­ла XX ве­ка. В 2013 го­ду мы по­се­ти­ли ме­ста, свя­зан­ные с цар­ской се­мьёй, Га­ни­ну Яму, По­ро­сён­ков Лог. Исто­рик Алек­сандр Кру­чи­нин рас­ска­зал, что там про­изо­шло. Это бы­ло очень груст­но, но ин­те­рес­но.

- В этом го­ду в Рос­сия от­ме­ча­ет 100-ле­тие ги­бе­ли им­пе­ра­тор­ской се­мьи. Как по­ла­га­е­те, ес­ли бы пра­пор­щик Чила во­шёл в Ека­те­рин­бург чуть рань­ше, Ро­ма­но­вых мож­но бы­ло бы спа­сти?

- Я не исто­рик, мне труд­но су­дить о том вре­ме­ни, но ду­маю, что тео­ре­ти­че­ски это бы­ло бы воз­мож­но. Их мог­ли бы взять в один из че­хо­сло­вац­ких эше­ло­нов, тай­но увез­ти во Вла­ди­во­сток, а по­том пе­ре­пра­вить в Ев­ро­пу.

ГЕ­РОИ ИЛИ ЗА­ЛОЖ­НИ­КИ?

- В Рос­сии к Че­хо­сло­вац­ко­му ле­ги­о­ну и со­бы­ти­ям, с ним свя­зан­ным, от­но­ше­ние неод­но­знач­ное...

- Для нас чехословацкие легионеры - это, несо­мнен­но, ге­рои, хо­тя ещё лет 20-25 на­зад всё бы­ло по-дру­го­му, в том чис­ле - в школь­ных учеб­ни­ках. То, что мне из­вест­но из днев­ни­ков де­душ­ки: они про­сто хо­те­ли по­ско­рее по­ки­нуть Со­вет­скую

Ураль­ский ре­жис­сёр­до­ку­мен­та­лист Ан­дрей Ти­тов сни­ма­ет фильм об ис­то­рии Че­хо­сло­вац­ко­го ле­ги­о­на на Ура­ле. Од­ним из ге­ро­ев кар­ти­ны ста­нет ге­не­рал Ан­то­нин Чила и его внуч­ка Иван­на. Кар­ти­ну пла­ни­ру­ет­ся за­кон­чить в кон­це 2018 го­да. Рос­сию. Так по­лу­чи­лось, что это мож­но бы­ло сде­лать толь­ко че­рез Даль­ний Во­сток. В мае 1918 го­да их за­дер­жа­ли те­ле­грам­мой Троц­ко­го. Тех, кто не хо­тел всту­пать в Крас­ную Ар­мию, обе­ща­ли по­ме­стить в ка­кой-то ла­герь. По­ла­гаю, они ста­ли за­лож­ни­ка­ми воз­ник­шей то­гда ис­то­ри­че­ской си­ту­а­ции…

- Де­душ­ка участ­во­вал в бо­е­вых дей­стви­ях Вто­рой ми­ро­вой вой­ны? Как сло­жи­лась его даль­ней­шая судь­ба?

- В 1938 го­ду он был уже на пен­сии, ему бы­ло за пять­де­сят лет. Всю вой­ну он на­хо­дил­ся под по­сто­ян­ным над­зо­ром, нем­цы вни­ма­тель­но за ним сле­ди­ли - чем он за­ни­ма­ет­ся, кто приходит к нему в го­сти. Но в кон­це вой­ны он участ­во­вал в Праж­ском вос­ста­нии. По­сле 1948 го­да (ком­му­ни­сти­че­ский путч) судь­ба его сло­жи­лась непро­сто, но он был уже ста­рым че­ло­ве­ком и из­бе­жал тюрь­мы. Прав­да, с него сня­ли все зва­ния и ре­га­лии, на­зна­чи­ли ми­ни­маль­ную пен­сию. У ба­буш­ки Ни­ны не бы­ло ни­че­го. Но де­душ­ка был непло­хим ху­дож­ни­ком, ри­со­вал раз­ные за­бав­ные кар­тин­ки, про­да­вал их, этим они и жи­ли. Мно­гие из этих кар­ти­нок со­хра­ни­лись до сих пор.

- Чем вы за­ни­ма­е­тесь в Че­хии? В ва­шей се­мье, кро­ме вас, кто-то ещё ин­те­ре­су­ет­ся ис­то­ри­ей ле­ги­о­на на Ура­ле?

- У ме­ня есть неболь­шая фер­ма в 100 овец и 300 гек­та­ров паст­бищ. Судь­бой Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са очень ин­те­ре­су­ет­ся мой брат. Воз­мож­но, он то­же ко­гда-ни­будь при­е­дет в Ека­те­рин­бург. Есть так­же род­ные в Сло­ва­кии - вну­ки Юрия Круковского, но мы ред­ко встре­ча­ем­ся, и они го­раз­до стар­ше ме­ня…

ВЫ­ВЕЗ ГЕ­НЕ­РАЛ ЧИЛА ИЗ СО­ВЕТ­СКОЙ РОС­СИИ.

для уча­стия в тен­де­рах, про­во­ди­мых ООО «ЛУКОЙЛПерм­неф­те­про­дукт»

Се­го­дня в го­стях у «АиФУрал» граж­дан­ка Че­хии, внуч­ка ге­не­ра­ла Чилы и Ни­ны Кру­ков­ской - Чеш­ские легионеры на Ка­фед­раль­ной пло­ща­ди Ека­те­рин­бур­га. Ан­то­нин Чила с су­пру­гой. 1921 год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.