НАМ ОБ­ЩЕЕ ПРО­ШЛОЕ?

О чём ураль­ский про­фес­сор ску­ча­ет в Из­ра­и­ле?

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Дмит­рий Стровский. Алек­сей СМИР­НОВ

КАК ПРО­ЖИТЬ ВТО­РУЮ ЖИЗНЬ?

- Дмит­рий Лео­ни­до­вич, чем вы за­ни­ма­е­тесь в Из­ра­и­ле?

- Тем же, чем и в Рос­сии: чи­таю лек­ции об ис­то­рии жур­на­ли­сти­ки, за­ни­ма­юсь на­у­кой, пи­шу ли­ри­ку, много вре­ме­ни тра­чу на изу­че­ние иври­та. Но не мо­гу ска­зать, что я сжил­ся с но­вой ре­аль­но­стью, мыс­ля­ми я все­гда об­ра­ща­юсь к про­шло­му, к Рос­сии. И во­все не от некой стар­че­ской но­сталь­гии. С каж­дым го­дом ме­ня всё боль­ше за­ни­ма­ют че­ло­ве­че­ские чув­ства, ко­то­рые я оставил на ро­дине. Хо­тя бро­сить «на­си­жен­ное ме­сто» в 53 го­да бы­ло очень непро­сто. Счи­таю, что по­ки­дать по­сто­ян­ное ме­сто жи­тель­ства нуж­но лет в два­дцать или вый­дя на пен­сию. Уезжать в дру­гую стра­ну в со­зна­тель­ном воз­расте - это в первую оче­редь вы­зов са­мо­му се­бе. Но Гос­подь дал мне воз­мож­ность про­жить вто­рую жизнь, и я бла­го­да­рен ему за это.

- По­че­му вы по­ки­ну­ли стра­ну? - Ну это точ­но не во­прос ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия. У ме­ня бы­ла ра­бо­та, бы­ли все усло­вия для жиз­ни, но ми­ро­ощу­ще­ние че­ло­ве­ка опре­де­ля­ет­ся не толь­ко кол­ба­сой. В Из­ра­и­ле счи­та­ет­ся, что в иде­а­ле че­ло­век дол­жен жить до 120 лет. По этой ло­ги­ке в Рос­сии я про­жил мень­шую часть жиз­ни. Но я ре­а­лист и по­ни­маю, что с мо­ей нерв­ной си­сте­мой столь­ко про­жить мне вряд ли удаст­ся. И в лю­бом слу­чае я по-преж­не­му чут­ко ре­а­ги­рую на то, что про­ис­хо­дит на ро­дине. Ро­дил­ся в 1962 го­ду в Сверд­лов­ске. Окон­чил фа­куль­тет жур­на­ли­сти­ки Ураль­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Доктор по­ли­ти­че­ских на­ук, про­фес­сор Ари­эль­ско­го уни­вер­си­те­та (Из­ра­иль), по­эт. Хо­тя дол­жен бы пе­ре­жи­вать за дру­гое…

- На­при­мер?

- До­пу­стим, как пройдёт моя из­би­ра­тель­ная кам­па­ния в де­пу­та­ты мест­ной ду­мы. Ме­ня вы­дви­ну­ли от пра­вой пар­тии «Ли­куд» - од­ной из немно­гих, ра­ту­ю­щих за це­лост­ность го­су­дар­ства Из­ра­иль. Хо­жу на со­бра­ния, но вы­сту­паю там очень ма­ло. Во-пер­вых, я ещё плохо го­во­рю на иври­те, хо­тя и по­ни­маю, о чём идёт речь. Во-вто­рых, рань­ше я ни­ко­гда не ви­дел, что­бы шесть или семь че­ло­век го­во­ри­ли од­но­вре­мен­но, не слу­шая друг дру­га и да­же не пы­та­ясь услы­шать. Каж­дый вто­рой точ­но зна­ет, что мо­жет стать мэ­ром, а каж­дый тре­тий - пре­мьер­ми­ни­стром. Каж­дый уве­рен, что мог бы заменить Мо­и­сея и вы­ве­сти лю­дей из пу­сты­ни не че­рез 40 лет, а на сле­ду­ю­щий день.

Во­об­ще, со­зда­ёт­ся ощу­ще­ние, что лю­ди там ни­ко­го, кро­ме се­бя, не слы­шат. Ты мо­жешь много и дол­го го­во­рить, но уже очень ско­ро по­ни­ма­ешь: все сло­ва ко­ту под хвост.

ДВА С ПО­ЛО­ВИ­НОЙ ГО­ДА НА­ЗАД ПРО­ФЕС­СОР УРФУ, СПЕ­ЦИ­А­ЛИСТ ПО ИС­ТО­РИИ ЖУР­НА­ЛИ­СТИ­КИ ДМИТ­РИЙ СТРОВСКИЙ, ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ СВО­И­МИ ПРОТЕСТНЫМИ АК­ЦИ­Я­МИ ПО СА­МЫМ РАЗ­НЫМ ПО­ВО­ДАМ, ПО­КИ­НУЛ РОС­СИЮ, ПЕРЕЕХАВ ЖИТЬ В ИЗ­РА­ИЛЬ. О ТОМ, КАК ЖИВЁТСЯ УРОЖЕНЦУ УРАЛА В ЗЕМ­ЛЕ ОБЕТОВАННОЙ И ЧЕ­ГО ЕМУ НЕ ХВА­ТА­ЕТ, ИС­ТО­РИК ЖУР­НА­ЛИ­СТИ­КИ РАС­СКА­ЗАЛ «АИФ­УРАЛ».

КТО ТА­КИЕ ЕВРЕИ?

- О чём го­во­рят?

- Много раз­го­во­ров ве­дёт­ся на ма­те­ри­аль­ные те­мы: кто что ку­пил, кто что про­дал, да­ли или нет де­неж­ное по­со­бие, сколь­ко сто­ят про­дук­ты и т. д. От все­го это­го бывает от­кро­вен­но скуч­но. Сна­ча­ла мне ка­за­лось, что со вре­ме­нем я к это­му при­вык­ну, но у ме­ня не по­лу­ча­ет­ся, ви­ди­мо, это нуж­но впи­тать с мо­ло­ком ма­те­ри. Хо­тя я изу­чаю То­ру и да­же за­даю ум­ные во­про­сы. На­столь­ко ум­ные, что наш рав­вин го­во­рит: «Ди­ма, не ме­шай лю­дям ду­мать! Ты ду­ма­ешь вслух, а это плохо. Нуж­но со­зер­цать!»

- Са­ми ис­по­ве­ду­е­те иуда­изм? - Да, но ме­ня по­сто­ян­но упре­ка­ют в том, что я за­даю слиш­ком много «неудоб­ных» во­про­сов. Осо­бен­но мне непо­нят­но, что бу­дет, ко­гда все вста­нут из мёрт­вых. Во-пер­вых, кто их всех бу­дет кор­мить? Во-вто­рых, что бу­дет с клад­би­ща­ми? Их же на­до как-то за­стра­и­вать. На эти и дру­гие во­про­сы у мест­ных рав­ви­нов от­ве­тов нет.

Но ре­ли­гия мно­гое за­став­ля­ет пе­ре­осмыс­лить. Как-то мне рас­ска­за­ли та­кую ис­то­рию. В 2005 го­ду то­гдаш­ний пре­мьер Из­ра­и­ля Ари­эль Ша­рон при­нял ре­ше­ние от­дать па­ле­стин­цам сек­тор Га­за. Че­рез ме­сяц они пре­вра­ти­ли эту тер­ри­то­рию в свал­ку, раз­ру­ши­ли там всё до­ма, теп­ли­цы… При­чём ко­гда Ша­рон это сде­лал, око­ло де­сят­ка са­мых ува­жа­е­мых рав­ви­нов со­бра­лись все вме­сте и про­чли некое страш­ное про­кля­тие. И че­рез две недели Ша­рон впал в ко­му, из ко­то­рой уже не вы­шел. Тут по­не­во­ле за­ду­ма­ешь­ся…

- Вы счи­та­е­те ев­ре­ев бо­го­из­бран­ным на­ро­дом?

- Кто та­кие евреи - во­прос слож­ный. На­при­мер, я хо­жу в си­на­го­гу и по­сто­ян­но встре­чаю че­ло­ве­ка с крас­ным цве­том ко­жи, очень по­хо­же­го на ин­дей­ца. Вы­яс­ни­лось, что это пред­ста­ви­тель пле­ме­ни из Ко­лум­бии, ко­то­рое 150 лет на­зад при­ня­ло иуда­изм! Это­го ока­за­лось до­ста­точ­но, что­бы не толь­ко са­мо­му счи­тать се­бя ев­ре­ем, но и что­бы те­бя со­чли та­ко­вым дру­гие. Да, о бо­го­из­бран­но­сти ев­ре­ев го­во­рят ча­сто, де­скать, они долж­ны по­ка­зать ми­ру некий путь в бу­ду­щее. Но я счи­таю, что пе­ред Бо­гом все рав­ны.

- Нет же­ла­ния ко­гда-ни­будь вернуться на ро­ди­ну, в Ека­те­рин­бург?

- У ме­ня нет ка­ких-то опре­де­лён­ных пла­нов. Есть мас­са про­блем, ко­то­рые у ме­ня бы­ли здесь, в Рос­сии, но они оста­лись и там. Ви­ди­мо, я всё-та­ки не со­всем еврей­ский че­ло­век. Ко­гда в 90-е лю­ди уез­жа­ли в Из­ра­иль, то по­ми­мо тех, кто ехал за кол­ба­сой, бы­ли и те, кто ве­рил, что ста­нет лучше. Я бла­го­да­рен судь­бе за то, что жи­ву в Зем­ле обетованной. Но большое ви­дит­ся на рас­сто­я­нии. Связь с рус­ской куль­ту­рой ока­за­лась на­мно­го проч­нее, чем я ожи­дал. Эти два с по­ло­ви­ной го­да бы­ли очень нелёг­ки­ми.

- На днях у вас вы­шла кни­га дет­ских сти­хов. О чём она?

- Кни­га на­зы­ва­ет­ся «Как ко­ти­ки и кош­ки бро­дят по до­рож­кам». Её вы­пу­стил мой друг Ни­ко­лай Го­щиц­кий, фи­зик по спе­ци­аль­но­сти, но ли­рик в ду­ше. Идею на­пи­сать о кош­ках под­ска­за­ла су­пру­га. Кош­ка - са­мое по­пу­ляр­ное жи­вот­ное в Из­ра­и­ле, в ка­ком-то смыс­ле это сим­вол страны. Кро­ме то­го, у нас до­ма жи­вут два ко­та. Од­но­го зо­вут Ла­зарь Мо­и­се­е­вич, он важ­ный и хит­рый, но, в от­ли­чие от Ка­га­но­ви­ча, не под­чи­ня­ет­ся ни­ка­кой си­сте­ме. Вто­рой - Ме­ву­рах, что в пе­ре­во­де с иври­та озна­ча­ет «бла­го­сло­вен­ный».

- По-ва­ше­му, в чём глав­ная про­бле­ма Рос­сии?

- В от­сут­ствии сво­бо­до­мыс­лия, но не толь­ко. Я сле­жу за тем, что про­ис­хо­дит на ро­дине, смот­рю ТВ, слу­шаю ра­дио. Мне ка­жет­ся, по­те­рял цен­ность нор­маль­ный че­ло­ве­че­ский язык, в де­фи­ци­те обыч­ные че­ло­ве­че­ские чув­ства. Мы на­блю­да­ем по­сто­ян­ную иг­ру слов, и это да­ле­ко не все­гда свя­за­но с по­ли­ти­кой.

НА КО­ГО УЧИТЬ­СЯ?

- Граж­дане Из­ра­и­ля сле­дят за тем, что про­ис­хо­дит у нас в стране?

- Да, пол­то­ра мил­ли­о­на че­ло­век в Из­ра­и­ле го­во­рят на рус­ском язы­ке, но Россия и её бу­ду­щее - это не са­мая глав­ная те­ма, сво­их про­блем пол­но. Хо­тя Би­нья­мин Не­та­нья­ху в про­шлом го­ду шесть или семь раз встре­чал­ся с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным, при­чём боль­шую часть - в Москве. При этом все по­ни­ма­ют, что нуж­но что-то де­лать с Си­ри­ей. Я да­ле­кий от во­ен­ной ре­аль­но­сти че­ло­век, но уже два ра­за про­сы­пал­ся от гро­хо­та пу­шек, хо­тя они стре­ля­ли в 120 км от нас. А недав­но па­ле­стин­ская ав­то­но­мия вы­пу­сти­ла по Из­ра­и­лю сот­ни ра­кет. Ми­нистр обо­ро­ны Ави­гдор Ли­бер­ман на­ста­и­вал на контр­ата­ке, но ему не поз­во­ли­ли, и он по­дал в от­став­ку. Есть мнение, что с «той» сто­ро­ной мож­но и нуж­но до­го­ва­ри­вать­ся. Но, и это мое глу­бо­кое убеж­де­ние, диа­лог невоз­мо­жен. Ес­ли лю­ди ста­вят сво­их де­тей впе­ре­ди се­бя и идут на­про­лом на ав­то­ма­ты, это уже за гра­нью.

- Из­ра­иль стал для вас вто­рой ро­ди­ной?

- Во вся­ком слу­чае мне хо­чет­ся ту­да воз­вра­щать­ся. Не так дав­но ле­тал в США на кон­фе­рен­цию по во­про­сам Ближ­не­го Во­сто­ка, но уже на чет­вёр­тый день за­хо­тел об­рат­но. Хо­тя Аме­ри­ка очень без­опас­на, а Из­ра­иль - от­нюдь нет. И, как бы то ни бы­ло, зна­чи­тель­ная часть мой ду­ши оста­лась в Рос­сии.

- В Из­ра­и­ле вос­тре­бо­ва­но на­ше образование?

- Да, но та­мош­няя си­сте­ма на­прав­ле­на на тех­ни­че­ские спе­ци­аль­но­сти, гу­ма­ни­та­рии не в по­чё­те. Мне неод­но­крат­но го­во­ри­ли: хо­ро­шо, ес­ли бы вы бы­ли ин­же­не­ром, фи­зи­ком или хи­ми­ком. Жур­на­ли­сты, ис­то­ри­ки, куль­ту­ро­ло­ги там не нуж­ны.

- Что чи­та­ет рус­ско­языч­ная мо­ло­дёжь?

- В ос­нов­ном аме­ри­кан­ских ав­то­ров, из­ра­иль­скую ли­те­ра­ту­ру зна­ют плохо. Кро­ме то­го, ма­ло-по­ма­лу ис­че­за­ет рус­ская речь. Де­ти, как пра­ви­ло, по­ни­ма­ют язык, но го­во­рить по­рус­ски не хотят. По­ла­гаю, что у рус­ско­языч­ной пе­ча­ти нет ни­ка­ких пер­спек­тив, лет че­рез 15-20 она окончательно умрёт.

- Че­го вам не хва­та­ет в Из­ра­и­ле?

- Мо­их сту­ден­тов. Вс­по­ми­наю мно­гих, все­гда от­ве­чаю на их пись­ма. Связь с ни­ми ока­за­лась проч­нее, чем мне ка­за­лось. Чи­таю лек­ции на ан­глий­ском, но это не род­ной для ме­ня язык. Всё-та­ки си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния это не толь­ко зна­ния, но и об­ще­ние со сту­ден­та­ми. Да, они ме­ня бо­я­лись, мно­гие плохо учи­лись, но ес­ли из ста че­ло­век хо­тя бы двое ме­ня по­ни­ма­ли, я был очень рад. И я уве­рен, что обо мне ни­ко­гда не от­зы­ва­лись плохо.

Вла­ди­мир Поз­нер как-то за­ме­тил, что лю­ди во взрос­лом воз­расте не мо­гут стать дру­зья­ми, так как у них нет об­ще­го про­шло­го. Я мо­гу сколь угод­но дол­го вы­сту­пать пе­ред ино­стран­ца­ми, но пол­но­стью ме­ня по­нять они не смо­гут. Был за­бав­ный слу­чай: как-то я рас­ска­зы­вал фин­ским сту­ден­там о со­вет­ской жур­на­ли­сти­ке 30-х го­дов, о ре­прес­си­ях, и од­на де­воч­ка вдруг спро­си­ла: «А по­че­му ни­кто не по­зво­нил в по­ли­цию?» Я ска­зал им толь­ко од­но: «Вы счаст­ли­вые лю­ди!» Но они ме­ня не по­ня­ли…

УРАЛЬ­СКИЙ ПРО­ФЕС­СОР ПО­КИ­НУЛ РОС­СИЮ.

Фо­то NewRezume.org

Из­ра­иль при­тя­ги­ва­ет мно­гих, но не всех мо­жет удер­жать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.