НАПОЛНИТЬ МИР КРАС­КА­МИ?

По­че­му врач не да­рит свои кар­ти­ны, а не­ко­то­рые от­во­ра­чи­ва­ет «мор­дой» к стене?

AiF Ural (Yekaterinburg) - - УВЛЕЧЕНИЯ - Ра­да БОЖЕНКО

О пу­ти в изоб­ра­зи­тель­ное ис­кус­ство рас­ска­зы­ва­ет за­ме­сти­тель глав­но­го вра­ча по кон­суль­та­тив­но-ди­а­гно­сти­че­ской по­ли­кли­ни­ке Сверд­лов­ской об­ласт­ной боль­ни­цы №1 Ма­рия КО­РОТ­КИХ.

КТО СВЯ­ЗАН КЛЯТВОЙ?

- Ма­рия Эду­ар­дов­на, пред­по­ло­жу, что ки­сти, холст, крас­ки - это то, что сле­ду­ет за ва­ми из дет­ства. Я пра­ва?

- А вот и нет. Я в дет­стве жи­во­пи­сью во­об­ще не за­ни­ма­лась, бо­лее то­го, да­же кру­жок ри­со­ва­ния про­шёл ми­мо ме­ня. В те вре­ме­на, ко­гда я бы­ла школь­ни­цей, осо­бен­но це­ни­лась му­зы­ка, по­это­му ме­ня от­да­ли в му­зы­каль­ную шко­лу по клас­су фор­те­пи­а­но, ко­то­рую я очень не лю­би­ла. Я её, ко­неч­но, за­кон­чи­ла (пе­ре­чить ро­ди­те­лям бы­ло не при­ня­то), но по­сле это­го к ин­стру­мен­ту не под­хо­ди­ла, не иг­ра­ла и не иг­раю. Ма­ма дол­го на­де­я­лась, что я ко­гда-ни­будь все же за­иг­раю, по­это­му про­да­ла пи­а­ни­но толь­ко па­ру лет на­зад.

- От­ку­да же то­гда лю­бовь к жи­во­пи­си? Мо­жет быть, ге­ны?

- И «жи­во­пис­ных» ге­нов ни­ка­ких у ме­ня нет! Я во­об­ще в дет­стве меч­та­ла стать кос­мо­нав­том, но про­бле­ма бы­ла в том, что ме­ня всю­ду ука­чи­ва­ло. Ка­кто я до­тре­ни­ро­ва­лась на ка­ру­се­ли до то­го, что при­шлось вы­зы­вать ско­рую. Я уви­де­ла тё­тень­ку в бе­лом ха­ла­те, ко­то­рая об­лег­чи­ла мне жизнь, и решила, что бу­ду вра­чом. Тем бо­лее у ме­ня ма­ма врач-ото­ла­рин­го­лог.

Я с удо­воль­стви­ем за­ня­лась оф­таль­мо­ло­ги­ей и до сих пор счи­таю, что это са­мая пре­крас­ная про­фес­сия для жен­щи­ны. Хи­рур­го­моф­таль­мо­ло­гом я бы­ла хо­ро­шим, сме­ло об этом го­во­рю. Огля­ды­вясь на­зад, по­ни­маю, что ру­ки у ме­ня бы­ли зо­ло­тые, всё по­лу­ча­лось. Но, про­ра­бо­тав 22 го­да в хи­рур­гии, я аб­со­лют­но удо­вле­тво­ри­лась. Я та­кой че­ло­век, ко­то­рый всё вре­мя хо­чет что-то ещё, ещё и ещё. А ме­ди­ци­на та­кая шту­ка - ес­ли ты в неё по­па­да­ешь, вы­рвать­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Та­кое впе­чат­ле­ние, что мы клятвой Гип­по­кра­та свя­за­ны на всю жизнь. А де­сять лет на­зад мне по­ка­за­лось, что я мо­гу улучшить мир не толь­ко в оф­таль­мо­ло­гии, но и за её пре­де­ла­ми. Ру­ки тре­бо­ва­ли твор­че­ско­го при­ло­же­ния!

Ко­гда я ушла из хи­рур­гии, моя жизнь в те­че­ние несколь­ких лет кру­то по­ме­ня­лась по всем фрон­там. Мои дру­зья уже дав­но бра­ли уро­ки ри­со­ва­ния, это бы­ло их хоб­би. Уго­ва­ри­ва­ли ме­ня при­со­еди­нить­ся, но как-то всё не скла­ды­ва­лось. А тут сно­ва го­во­рят: «При­хо­ди», и я на эмо­ци­о­наль­ном подъ­ёме при­шла. С тех пор вот уже ше­стой год я за­ни­ма­юсь жи­во­пи­сью. Не мо­гу ска­зать, что всё по­лу­ча­ет­ся, есть кар­ти­ны, ко­то­рые сто­ят «мор­дой» к стен­ке, - не нра­вят­ся, не люб­лю их.

ОТ­КУ­ДА СЮ­ЖЕ­ТЫ?

- Для вас то­гда ри­со­ва­ние бы­ло чем-то вро­де те­ра­пии?

- Нет, я в ней не нуж­да­лась. Мною дви­гал ис­клю­чи­тель­но ин­те­рес. У ме­ня до­ма ви­сит од­на из пер­вых мо­их кар­тин - «Де­вуш­ка у мо­ря», я с ней ни за что не рас­ста­нусь. Ко­гда я её за­кон­чи­ла, по­ня­ла, что, ока­зы­ва­ет­ся, что-то мо­гу. До сих пор смот­рю на неё и не ве­рю, что это моя ра­бо­та.

Ко­гда у ме­ня что-то по­лу­ча­ет­ся, это та­кой драйв! По­это­му я про­дол­жаю хо­дить на за­ня­тия, а вот до­ма не ри­сую, ви­ди­мо, ну­жен опре­де­лён­ный на­строй. Я не за­ни­ма­юсь гра­фи­кой, ак­ва­ре­лью, гу­а­шью, толь­ко холст и мас­ло.

- Нет же­ла­ния по­про­бо­вать се­бя в иной тех­ни­ке?

- Есть. В этом го­ду съез­ди­ла на Ал­тай, где по­зна­ко­ми­лась с де­воч­кой, ко­то­рая ри­су­ет на шёл­ке ак­ва­ре­лью. Слож­ная техника: брыз­ни - и всё рас­плы­вёт­ся. Вот за­ду­ма­лась… Хо­тя, во­об­ще, мне нра­вит­ся мас­ло. С ним про­ще ра­бо­тать. Ес­ли что-то не нра­вит­ся, мож­но лег­ко из­ме­нить вы­ра­же­ние глаз, до­ри­со­вать ка­кой-ни­будь ли­сто­чек. Хо­ро­шая шту­ка.

- А как рож­да­ют­ся сю­же­ты?

- Они про­стые, жиз­нен­ные. Я пи­шу то, что хо­чет­ся. Был год Пе­ту­ха - за­хо­те­лось на­ри­со­вать пе­ту­ха. По­ве­си­ла его в ка­би­не­те. Дру­зья при­шли, го­во­рят, мол, от­дай его нам. Ждёт, ко­гда за­бе­рут. Или, на­при­мер, вс­пом­ни­ла, что в дет­стве хо­те­ла со­ба­ку, а мне её так и не ку­пи­ли, на­ри­со­ва­ла кол­ли. Она у ме­ня по­лу­чи­лась за два ра­за, как жи­вая, вид­но да­же, что нос мок­рый. Ужас­но мне этот нос нра­вит­ся!

С тех пор как я в 2013 го­ду на­ча­ла ри­со­вать, я ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся жи­во­пи­сью. С удо­воль­стви­ем хо­жу на все вы­став­ки.

- На­до по­ла­гать, про­блем с по­дар­ка­ми дру­зьям у вас нет?

- Нет-нет, я свои ра­бо­ты не да­рю. При­знать­ся, я не ощу­щаю се­бя ху­дож­ни­ком, и да­рить свои кар­ти­ны мне стыд­но. Две близ­кие по­друж­ки по­лу­чи­ли по кар­тине толь­ко по­то­му, что про­си­ли. Хо­тя я бла­го­дар­на пред­се­да­те­лю Ме­ди­цин­ской па­ла­ты Сверд­лов­ской об­ла­сти Фе­лик­су Ба­да­е­ву за идею про­ек­та «Мир гла­за­ми вра­ча». Он вме­сте со Свет­ла­ной Глу­хов­ской (глав­ный спе­ци­а­лист по ме­ди­цин­ской про­фи­лак­ти­ке Сверд­лов­ской об­ла­сти, ор­га­ни­за­тор про­ек­та. - Ред.) при­влёк ме­ня в этот про­ект, и мои ра­бо­ты по­па­ли на вы­став­ку.

Не так дав­но мне в ру­ки по­пал аль­ма­нах «Мир гла­за­ми вра­ча». Сколь­ко, ока­зы­ва­ет­ся, сре­ди док­то­ров лю­дей, об­ла­да­ю­щих не толь­ко про­фес­си­о­наль­ны­ми та­лан­та­ми. Ин­те­рес­но узнать, как ме­дик ста­но­вит­ся, на­при­мер, ху­дож­ни­ком? Н. Максименко, Су­хой Лог

ЧТО ВИ­ДИТ ХУ­ДОЖ­НИК?

- За­ме­че­но, что сре­ди зна­ме­ни­тых пи­са­те­лей, на­при­мер, много ме­ди­ков. А вот ху­дож­ни­ков-вра­чей прак­ти­че­ски нет. Как вы ду­ма­е­те, по­че­му?

- Ду­маю, это свя­за­но с тем, что ме­ди­ци­на за­би­ра­ет те­бя це­ли­ком. Она не остав­ля­ет про­стран­ства. Ска­жем, ко­гда я ра­бо­та­ла в ста­ци­о­на­ре и бы­ла хи­рур­гом, я прак­ти­че­ски всех сво­их боль­ных «тас­ка­ла» к се­бе до­мой. То есть я о каж­дом из них ду­ма­ла. Вплоть до то­го, что мне при­шлось ис­поль­зо­вать пси­хо­ло­ги­че­ские ме­то­ди­ки, что­бы раз­де­лить: ра­бо­та - это ра­бо­та, а дом - это дом. Толь­ко ко­гда ты на­уча­ешь­ся это раз­де­лять, на­хо­дит­ся про­стран­ство для че­го-то но­во­го.

- Как вы счи­та­е­те, остро­та зре­ния влияет на твор­че­ство ху­дож­ни­ка?

- Остро­та зре­ния, в фи­зио­ло­ги­че­ском смыс­ле, на твор­че­ство ху­дож­ни­ка не влияет. Здесь ско­рее речь мо­жет ид­ти о твор­че­ском под­хо­де к жиз­ни, о том, что ху­дож­ник ви­дит что­то за при­выч­ны­ми фор­ма­ми.

А во­об­ще, всё, что у нас по­лу­ча­ет­ся, невоз­мож­но без люб­ви. По­это­му я хо­чу по­же­лать всем люб­ви! Ес­ли ты уме­ешь ис­пы­ты­вать лю­бовь, она от­кры­ва­ет те­бе всю па­лит­ру кра­сок в этом ми­ре, от­кры­ва­ет без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти, да­ёт те­бе до­пол­ни­тель­ный свет. Всё то, что ты де­ла­ешь в этой жиз­ни, всё то, что ты име­ешь, ты дол­жен лю­бить.

«Жиз­нен­ные сю­же­ты» Ма­рии Ко­рот­ких вы­шли «в свет» бла­го­да­ря про­ек­ту «Мир гла­за­ми вра­ча».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.