РО­МАН ВО­ЖДЯ И ИМ­ПЕ­РА­ТРИ­ЦЫ

За что жи­те­ли Ир­би­та бла­го­дар­ны Ле­ни­ну и Ека­те­рине II

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ИСТОРИЯ - Алек­сей СМИРНОВ

ОТ­КУ­ДА МЕЧ?

В ста­рин­ном ураль­ском го­ро­де Ир­би­те есть мас­са до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей. Это зна­ме­ни­тый му­зей мо­то­цик­лов, те­атр дра­мы, му­зей изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств, один из ста­рей­ших на

Ура­ле храм Сре­те­ния Гос­под­ня и ещё мно­го че­го. Мож­но про­сто гу­лять по ули­цам и лю­бо­вать­ся на­лич­ни­ка­ми ста­рин­ных зда­ний, ни один из ко­то­рых не по­вто­ря­ет дру­гой.

Од­на­ко есть два мо­ну­мен­та, ко­то­рые вы­зы­ва­ют осо­бое удив­ле­ние ту­ри­стов, а неко­то­рых про­сто ввер­га­ют в сту­пор. Но не каж­дый сам по се­бе, а по­то­му, что сто­ят ря­дом, на од­ной пло­ща­ди. Это па­мят­ни­ки во­ждю ми­ро­во­го про­ле­та­ри­а­та Вла­ди­ми­ру Ильи­чу Ле­ни­ну и им­пе­ра­три­це Ека­те­рине Ве­ли­кой. Да не по­ка­жет­ся стран­ным, но «ро­ман» меж­ду ними на­чал­ся 244 го­да на­зад…

Неиз­вест­но, как сло­жи­лась бы судь­ба Ир­бе­ев­ской (Ир­бит­ской) сло­бо­ды, ес­ли бы не кре­стьян­ская вой­на под пред­во­ди­тель­ством Еме­лья­на Пу­га­чё­ва. Прав­да, сам Пу­га­чёв на тер­ри­то­рии Сред­не­го Ура­ла ни­ко­гда не бы­вал, но здесь хо­ро­шо «погулял» его спо­движ­ник - зна­ме­ни­тый ата­ман Иван Бе­ло­бо­ро­дов. В кон­це мар­та 1774 го­да, по­тер­пев неуда­чу под Ека­те­рин­бур­гом, он с остат­ка­ми сво­ей ар­мии, на­де­ясь по­пол­нить за­па­сы про­ви­ан­та и фу­ра­жа, подошёл к сло­бо­де.

Бы­ва­ло, что за­вод­ские лю­ди вы­хо­ди­ли к бун­тов­щи­кам с хле­бом-со­лью, но бо­га­тым ир­бит­ским куп­цам но­вая власть ни­че­го хо­ро­ше­го не су­ли­ла. Жи­те­ли про­си­ли по­мо­щи у Екатеринбурга и То­боль­ска, где бы­ли во­ен­ные гар­ни­зо­ны, но ни тот, ни дру­гой им не от­ве­ти­ли. При­шлось обо­ро­нять своё доб­ро са­мо­сто­я­тель­но. Бы­ло со­бра­но кон­ное опол­че­ние во гла­ве с кре­стья­ни­ном Ива­ном Мар­ты­ше­вым. Ка­ким об­ра­зом опол­чен­цы, до­се­ле не ню­хав­шие по­ро­ху, смог­ли про­ти­во­сто­ять от­ча­ян­ным го­ло­во­ре­зам Бе­ло­бо­ро­до­ва, оста­ёт­ся за­гад­кой, но они от­би­ли три штур­ма по­встан­цев. В кон­це кон­цов ата­ман плю­нул и увёл вой­ско на со­еди­не­ние с Пу­га­чё­вым.

Екатерина II оце­ни­ла по­двиг куп­цов и в 1775 го­ду по­жа­ло­ва­ла сло­бо­де ста­тус города, а за­од­но да­ро­ва­ла вся­кие тор­го­вые при­ви­ле­гии. Кро­ме то­го, Ир­бит стал пер­вым из ураль­ских городов, ко­то­рый по­лу­чил «вы­со­чай­ше утвер­ждён­ный герб». Ан­дре­ев­ский крест на нём озна­ча­ет «непо­ко­ле­би­мую вер­ность» жи­те­лей Ир­би­та сво­ей им­пе­ра­три­це, жезл Мер­ку­рия - успе­хи в тор­гов­ле, а меч - «по­ра­же­ние сим ору­жи­ем зло­де­ев». Так на гер­бе мир­но­го тор­го­во­го го­род­ка по­яви­лось хо­лод­ное ору­жие.

«ВЕ­ЛИ­КОЙ БАБКЕ»

Про­шёл ров­но век, и го­ро­жане ре­ши­ли уве­ко­ве­чить па­мять им­пе­ра­три­цы в брон­зе. В 1875 го­ду ир­бит­чане пи­са­ли ца­рю Александру II: «Ав­гу­стей­ший го­су­дарь, ве­ли­кая баб­ка твоя по­ло­жи­ла ос­но­ва­ние Ир­би­ту. Ныне в ве­ли­кое цар­ство­ва­ние твоё празд­ну­ем сто­лет­ний юбилей».

Несколь­ко лет ушло на по­ис­ки средств и раз­ные бю­ро­кра­ти­че­ские про­це­ду­ры (день­ги со­би­ра­ли всем ми­ром). Па­мят­ник был от­лит в Ека­те­рин­бур­ге по ри­сун­ку зна­ме­ни­то­го скуль­пто­ра Ми­ха­и­ла Ми­ке­ши­на. 13 фев­ра­ля 1883 го­да со­сто­я­лось его тор­же­ствен­ное от­кры­тие. В тот день на Тор­го­вой пло­ща­ди бы­ло очень мно­го­люд­но. При­бы­ли перм­ский гу­бер­на­тор и ека­те­рин­бург­ский епи­скоп, вла­сти бес­плат­но уго­ща­ли на­род ви­ном, лю­ди пи­ли, пля­са­ли, пе­ли. Чтобы по­крыть рас­хо­ды на «фур­шет», го­род­ской упра­ве при­шлось брать до­пол­ни­тель­ный кре­дит.

Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий па­мят­ник был ме­стом при­тя­же­ния жи­те­лей и го­стей Ир­би­та. В яр­ма­роч­ный ме­сяц пе­ред им­пе­ра­три­цей ве­лась бой­кая тор­гов­ля. В дни мо­би­ли­за­ции в ар­мию у скульп­ту­ры про­во­ди­лись мо­леб­ны. Но вско­ре гря­ну­ла Февраль­ская том, что это бы­ла некая «на­род­ная сти­хий­ная месть», вы­нес­ли неиз­вест­ным ван­да­лам «по­ри­ца­ние», но цар­ствен­ную осо­бу с го­род­ской пло­ща­ди ре­ши­ли убрать со­всем.

«Не­рав­но­душ­ные го­ро­жане несколь­ко лет пы­та­лись от­сто­ять скульп­ту­ру, - рас­ска­зы­ва­ет глав­ный ар­хи­вист Го­сар­хи­ва Ир­би­та Ири­на Суб­бо­ти­на. - Так, в 1925 го­ду за­ве­ду­ю­щий окруж­ным ар­хив­ным бю­ро Ио­сиф Га­сюк и ру­ко­во­ди­тель мест­но­го му­зея Ан­дрей Со­ло­вьёв изу­чи­ли разо­бран­ный па­мят­ник и убе­ди­ли ко­мис­сию в незна­чи­тель­но­сти раз­ру­ше­ний. Ре­ши­ли со­хра­нить мо­ну­мент как «един­ствен­ный па­мят­ник зод­че­ства на тер­ри­то­рии окру­га». Но уже че­рез несколь­ко дней дру­гая ко­мис­сия при­зна­ла его не под­ле­жа­щим вос­ста­нов­ле­нию».

Официаль­но счи­та­ет­ся, что па­мят­ник по­гиб в пла­виль­ной пе­чи в Не­вьян­ске. Но есть ле­ген­да, что ча­сти Ека­те­ри­ны Ве­ли­кой до Не­вьян­ска не до­вез­ли, «по­те­ря­ли» в пу­ти, и, воз­мож­но, они до сих пор хра­нят­ся у ко­го-то из жи­те­лей Сверд­лов­ской об­ла­сти. А мо­жет, и за её пре­де­ла­ми.

«ДО­ХО­ДИ­ЛО ДО ДРА­КИ»

В 1937 го­ду, на 20-ле­тие со­вет­ской вла­сти, на со­хра­нив­шем­ся от Ека­те­ри­ны по­ста­мен­те был уста­нов­лен па­мят­ник Ле­ни­ну. Прав­да, сде­лан он был не из брон­зы, а из гип­са, по­это­му со вре­ме­нем при­шёл в негод­ность и был де­мон­ти­ро­ван. И в 1965 го­ду, уже на дру­гом пье­де­ста­ле, Ильи­чу по­ста­ви­ли дру­гой мо­ну­мент.

Про­шло ещё несколь­ко де­ся­ти­ле­тий. Ми­ну­ли бур­ные де­вя­но­стые, при­шли ну­ле­вые, и в Ир­би­те заговорили, что, де­с­кать, непло­хо бы­ло бы вос­ста­но­вить и вер­нуть Ека­те­ри­ну на её за­кон­ное ме­сто. Но ко­гда в 2002 го­ду де­пу­та­ты мест­ной ду­мы при­ня­ли та­кое ре­ше­ние, в го­ро­де на­ча­лось что-то вро­де «граж­дан­ской вой­ны». На стра­ни­цах мест­ных га­зет «Вос­ход» и «Ир­бит­ская жизнь» раз­го­ре­лись на­сто­я­щие ба­та­лии меж­ду сто­рон­ни­ка­ми и про­тив­ни­ка­ми уста­нов­ки мо­ну­мен­та. Сам па­мят­ник - точ­ная ко­пия утра­чен­но­го - был го­тов ещё в 2003 го­ду (!), но по­сле это­го ещё де­сять лет ле­жал на хра­не­нии в Ека­те­рин­бург­ском ху­до­же­ствен­ном фон­де. «До­хо­ди­ло до дра­ки, - вспо­ми­на­ет ди­рек­тор Го­сар­хи­ва Ир­би­та Сер­гей Кук­са. - Сна­ча­ла спо­ри­ли, нуж­на Екатерина или нет, по­том - ку­да её ста­вить, на­до ли уби­рать Ильи­ча и т. д. Но, ду­маю, вла­сти при­ня­ли пра­виль­ное ре­ше­ние, что оста­ви­ли их на од­ной пло­ща­ди». С 2013 го­да «клас­со­вые ан­та­го­ни­сты» как сим­вол то­ле­рант­но­сти сто­ят на од­ной пло­ща­ди и их со­юз уже ма­ло­по­ма­лу ужи­ва­ет­ся в умах боль­шин­ства го­ро­жан. И хо­тя па­мят­ник во­ждю ино­гда под­вер­га­ет­ся ак­там ван­да­лиз­ма (го­во­рят, что в 90-х ему ото­рва­ли го­ло­ву, а в 2012 го­ду из­ма­за­ли зе­лё­ной крас­кой), Ека­те­ри­ну до сих пор ни­кто не тро­нул. Воз­мож­но, по­то­му, что она всё-та­ки жен­щи­на...

Счи­та­ет­ся, что в ис­то­рии Ир­би­та - три эпо­хи. Пер­вая - это рас­цвет тор­гов­ли, свя­зан­ный в том чис­ле с Ека­те­ри­ной Ве­ли­кой, ко­гда Ир­бит­ская яр­мар­ка ста­ла по зна­чи­мо­сти вто­рой в Рос­сии (по­сле Ни­же­го­род­ской). Вто­рая - эпо­ха ин­ду­стри­а­ли­за­ции (услов­но «ле­нин­ская»), ко­гда раз­ви­ва­лась про­мыш­лен­ность, а го­род стал мо­то­цик­лет­ной сто­ли­цей стра­ны. Се­год­ня здесь ра­бо­та­ет мно­го музеев, вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся хра­мы, и у Ир­би­та есть все шан­сы вой­ти в тре­тью эпо­ху - стать од­ним из куль­тур­ных, ис­то­ри­че­ских и ту­ри­сти­че­ских цен­тров Ура­ла. Бог лю­бит тро­и­цу, и, воз­мож­но, на глав­ной го­род­ской пло­ща­ди ко­гда-ни­будь по­явит­ся па­мят­ник ко­му-то ещё.

ИС­ТО­РИЯ ­ ЖЕН­ЩИ­НА КАПРИЗНАЯ, НО В КО­НЕЧ­НОМ ИТО­ГЕ ВСЁ РАССТАВЛЯЕТ НА СВОИ МЕ­СТА, ОБЪ­ЕДИ­НЯЯ И ПРИВОДЯ К ОБ­ЩЕ­МУ ЗНАМЕНАТЕЛЮ, КА­ЗА­ЛОСЬ БЫ, АБСОЛЮТНЫЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.