ПРИ­КЛЮ­ЧЕ­НИЯ ЁЛ­КИ

Вз­лё­ты и па­де­ния глав­но­го сим­во­ла Но­во­го го­да и Рож­де­ства в Ека­те­рин­бур­ге

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

СПУ­СТЯ 15 ЛЕТ НА ГЛАВ­НУЮ ПЛО­ЩАДЬ ЕКА­ТЕ­РИН­БУР­ГА ВЕР­НУ­ЛАСЬ ЖИ­ВАЯ ЕЛЬ. ЗА ЭТО ВРЕ­МЯ В СТО­ЛИ­ЦЕ СРЕД­НЕ­ГО УРА­ЛА ВЫ­РОС­ЛО ПО­КО­ЛЕ­НИЕ, ДЛЯ КО­ТО­РО­ГО ЛЕСНАЯ КРА­СА­ВИ­ЦА В ЛЕДОВОМ ГО­РОД­КЕ ­ ДИКОВИНА.

БАЖОВСКИЙ ЛЕС

Воз­вра­ще­ние жи­вой ели в ле­до­вый го­ро­док не обо­шлось без при­клю­че­ний. Глав­ная го­род­ская ёл­ка бы­ла вы­бра­на за­ра­нее в лес­ном мас­си­ве под Ми­хай­лов­ском, в 130 ки­ло­мет­рах от Ека­те­рин­бур­га, её пла­ни­ро­ва­лось до­ста­вить к ме­сту на­зна­че­ния 9 де­каб­ря. Го­ро­жане за­бла­го­вре­мен­но за­ня­ли удоб­ные для об­зо­ра ме­ста, встре­чать кра­са­ви­цу при­шли се­мья­ми, ведь для ны­неш­них ре­бя­ти­шек про­цесс транс­пор­ти­ров­ки и уста­нов­ки ели в но­вин­ку. Но зри­те­ли бы­ли разо­ча­ро­ва­ны: при­бы­тие го­стьи за­тя­ну­лось на несколь­ко дней. Сна­ча­ла ма­ши­на с елью за­стря­ла в лес­ных су­гро­бах, а по­том вы­яс­ни­лось, что у ком­па­нии-пе­ре­воз­чи­ка нет раз­ре­ше­ния на пе­ре­воз­ку столь га­ба­рит­но­го груза. В ито­ге необ­хо­ди­мый до­ку­мент был всё же оформ­лен, и 12 де­каб­ря де­ре­во бы­ло до­став­ле­но на пло­щадь 1905 го­да и уста­нов­ле­но вер­ти­каль­но с по­мо­щью кра­на. ели с вос­тор­гом, и про­тив­ни­ки «лес­но­го ван­да­лиз­ма».

ПЕР­СО­НА НОН­ГРАТА

За­ме­тим, что тра­ди­ция уста­нав­ли­вать ель на глав­ной пло­ща­ди Ека­те­рин­бур­га на­ка­нуне Но­во­го го­да дав­няя, но не древ­няя. Мно­гие источ­ни­ки утвер­жда­ют, что пер­вая ель здесь по­яви­лась в 1937 го­ду. Но празд­нич­ной ат­мо­сфе­ры она не со­зда­ва­ла, по­сколь­ку от­ли­ча­лась весь­ма скуд­ным убран­ством (по дру­гим сви­де­тель­ствам, оно во­об­ще от­сут­ство­ва­ло). Впро­чем, до это­го вре­ме­ни в го­ро­де и во­все не бы­ло при­ня­то уста­нав­ли­вать ёл­ки на ули­цах.

«До ре­во­лю­ции, на ру­бе­же XIX-XX ве­ков глав­ным зим­ним празд­ни­ком бы­ло Рож­де­ство, а Но­вый год мог во­об­ще не от­ме­чать­ся, - рас­ска­зы­ва­ет стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та ис­то­рии и ар­хео­ло­гии УрО РАН Вла­ди­мир Ми­ки­тюк. - Во мно­гих вос­по­ми­на­ни­ях встречается его упо­ми­на­ние вскользь: «В пол­ночь вы­пи­ли по бо­ка­лу шам­пан­ско­го и от­пра­ви­лись спать». А вот Рож­де­ство от­ме­ча­лось ве­се­ло. Го­род­ская эли­та - чле­ны клу­бов, об­ще­ствен­ных со­бра­ний - на­ря­жа­ли ёл­ки и устра­и­ва­ли ба­лы. Ря­до­вые же го­ро­жане со­би­ра­лись на льду Го­род­ско­го пру­да, где за­ли­ва­лась гор­ка, ста­ви­лись тор­го­вые па­ви­льо­ны и вы­со­кие ка­че­ли. Кста­ти, го­род­ские вла­сти кон­тро­ли­ро­ва­ли проч­ность льда, и в те го­ды, ко­гда он был нена­дё­жен, уве­се­ли­тель­ные гу­ля­ния пе­ре­но­си­лись в дру­гое ме­сто».

Свет­ская власть объ­яви­ла вой­ну ре­ли­гии и, как след­ствие, ре­ли­ги­оз­ным празд­ни­кам. Ёл­ка, как глав­ный сим­вол Рож­де­ства, ста­ла пер­со­ной нон-грата. В сво­их до­мах её на­ря­жа­ли толь­ко са­мые сме­лые го­ро­жане. « Не уве­рен, что ёл­ки бы­ли за­пре­ще­ны за­ко­но­да­тель­но, но они дей­стви­тель­но по­па­ли в опа­лу. На­при­мер, чле­ны пи­о­нер­ско­го дви­же­ния про­воз­гла­ша­ли: «До­лой ёл­ки!» - го­во­рит Вла­ди­мир Ми­ки­тюк.

ИЗ ТО­ГО, ЧТО БЫ­ЛО

Са­мо­дель­ные ёлоч­ные укра­ше­ния бы­ли при­ня­ты и в до­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя (хо­тя уже то­гда ели, бы­ва­ло, укра­ша­ли гир­лян­да­ми из кра­ше­ных лам­по­чек), и в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, и в 50-80-х го­дах про­шло­го ве­ка. Читатели «АиФ-Урал» стар­ше­го по­ко­ле­ния рас­ска­зы­ва­ли, как в го­ды вой­ны взрос­лые при­во­зи­ли на­ка­нуне Но­во­го го­да ёл­ку (од­ну на весь двор) и как ре­бя­тиш­ки за­мо­ра­жи­ва­ли в раз­ных нехит­рых фор­моч­ках под­кра­шен­ную во­ду. Раз­но­цвет­ные ле­дыш­ки и слу­жи­ли укра­ше­ни­ем глав­но­го сим­во­ла празд­ни­ка.

А кто не пом­нит, как ещё лет трид­цать-со­рок то­му на­зад в квар­ти­рах раз­во­ра­чи­ва­лись до­маш­ние про­из­вод­ства гир­лянд из ма­ми­ных жур­на­лов или цвет­ной бу­ма­ги? А с ка­ким эн­ту­зи­аз­мом мы с бла­го­сло­ве­ния ро­ди­те­лей рас­пи­сы­ва­ли ок­на квар­тир зуб­ной пас­той? На глав­ной ёл­ке сто­ли­цы Сред­не­го Ура­ла то­же дол­гое вре­мя бы­ло при­ня­то раз­ве­ши­вать са­мо­дель­ные иг­руш­ки, ко­то­рые ма­сте­ри­ли школь­ни­ки на уро­ках тру­да и на за­ня­ти­ях в творческих круж­ках. Бы­ли эти укра­ше­ния недол­го­веч­ны­ми, а по­то­му об­нов­ля­лись каж­дый год. Иг­ру­шек тре­бо­ва­лось нема­ло, ведь на пло­щадь обыч­но до­став­ля­лись 24-28-мет­ро­вые лес­ные кра­са­ви­цы. Ре­корд­ны­ми по ро­сту елей бы­ли 1974 и 1981 го­ды, то­гда вы­со­та де­ре­вьев на пло­ща­ди до­сти­га­ла 35 мет­ров. А са­мой стар­шей бы­ла 28-мет­ро­вая ёл­ка 1994 го­да, спе­ци­а­ли­сты утвер­жда­ют, что она до­жи­ла до 120 лет.

ЗА­ПРОС ОН­ЛАЙН

Жи­вая ель на глав­ной пло­ща­ди воз­вра­ща­ет го­род в ста­рые доб­рые вре­ме­на.

Ис­кус­ствен­ная 50-мет­ро­вая ель (ко­нус) бы­ла од­ной из са­мых вы­со­ких в Рос­сии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.