«НЕЛЬ­ЗЯ ВОС­ПИ­ТЫ­ВАТЬ АГРЕС­СИЮ»

Кто учит со­бак рвать на ча­сти всё жи­вое?

AiF v Arkhangelske - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Юрий СКОРОДУМОВ

Кор­ре­спон­дент «АиФ в Ар­хан­гель­ске по­об­щал­ся с пред­се­да­те­лем ар­хан­гель­ско­го от­де­ле­ния Альян­са за­щит­ни­ков жи­вот­ных Та­тья­ной ХАЛИНОЙ о том, что это за стан­ции и по­че­му неко­то­рых жи­вот­ных ис­клю­чи­ли из Крас­ной кни­ги. мед­ве­дя. У Лес­ко­ва есть рас­сказ о том, как его дя­дя за­ни­мал­ся при­трав­кой - тре­ни­ро­вал со­бак по­доб­ным об­ра­зом у него на гла­зах, ко­гда он был ещё маль­чи­ком. Он опи­сы­ва­ет, ка­кой это ужас, ка­кая это чу­до­вищ­ная же­сто­кость. Так вот в 1863 го­ду в Рос­сии бы­ли за­пре­ще­ны эти звер­ства и бы­ли воз­вра­ще­ны толь­ко в 1918 го­ду, по­сле ре­во­лю­ции.

А сей­час это ста­ло биз­не­сом та­кие стан­ции нуж­ны не столь­ко охот­ни­кам, сколь­ко для то­го, что­бы со­ба­ка по­лу­чи­ла ди­плом. Щен­ки со­ба­ки, ко­то­рая уме­ет рвать ли­су, сто­ят до­ро­же - счи­та­ет­ся, что им пе­ре­да­ёт­ся это уме­ние.

Толь­ко что в Го­с­ду­ме про­шли чте­ния за­ко­но­про­ек­та, за­пре­ща­ю­ще­го кон­такт­ные при­тра­воч­ные стан­ции. Но по­сле трёх по­ло­жи­тель­ных рас­смот­ре­ний в Го­с­ду­ме его от­кло­нил Со­вет Фе­де­ра­ции. 78 се­на­то­ров бой­ко­ти­ро­ва­ли по­прав­ки, в том чис­ле, кста­ти, наш се­на­тор Вик­тор Пав­лен­ко. Это лоб­би охот­ни­ков, ко­то­рое воз­глав­ля­ет се­на­тор Вла­ди­мир Ле­бе­дев. Он же вдруг ока­зал­ся в ра­бо­чей груп­пе по пе­ре­смот­ру Крас­ной кни­ги Рос­сии. Мно­гих био­ло­гов и учё­ных «ото­дви­ну­ли» от ра­бо­ты в груп­пе, но за­то при­гла­си­ли охот­ни­ков и бра­ко­нье­ров. По­след­ние вы­черк­ну­ли из Крас­ной кни­ги тех жи­вот­ных, на ко­то­рых в стране лю­бят охо­тить­ся: се­ро­го гу­ся, ги­ма­лай­ско­го мед­ве­дя, пе­ре­вяз­ку, пло­то­яд­ную ко­сат­ку и се­вер­но­го оле­ня.

Сей­час нач­нёт ра­бо­ту спе­ци­аль­ная Со­гла­си­тель­ная ко­мис­сия меж­ду Ду­мой и се­на­то­ра­ми, ко­то­рая бу­дет ре­шать, оста­вить ли за­кон без из­ме­не­ний. На­ша ак­ция 14 ян­ва­ря - всероссийская. Лю­ди бу­дут пи­сать пись­ма, со­би­рать под­пи­си и от­прав­лять их в Со­вет Фе­де­ра­ции.

- А как ре­ша­ет­ся эта про­бле­ма в дру­гих стра­нах?

- Во всём ми­ре раз­ре­ше­на толь­ко бес­кон­такт­ная при­трав­ка, а кон­такт­ная счи­та­ет­ся же­сто­ким об­ра­ще­ни­ем с жи­вот­ны­ми. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли с ев­ро­пей­ски­ми зо­оза­щит­ни­ка­ми - в Ан­глии, на­при­мер, псо­вая охо­та счи­та­ет­ся мест­ной тра­ди­ци­ей. Но они, на­о­бо­рот, счи­та­ют, что в со­ба­ке не долж­но быть агрес­сии - она долж­на вы­сле­дить зве­ря, но не разо­рвать, а при­не­сти по­сле то­го, как хо­зя­ин его убьёт.

21 век уже на­сту­пил. В той же Ан­глии уже во мно­гих рай­о­нах от­ка­зы­ва­ют­ся от псо­вой охо­ты. В Гер­ма­нии тре­ни­ров­ка на жи­вой ли­се за­пре­ще­на. У нас же, на­о­бо­рот, кри­чат о том, что мы уни­что­жа­ем охот­ни­чье со­ба­ко­вод­ство и куль­тур­ные тра­ди­ции Рос­сии. Мы же счи­та­ем, что культ на­си­лия не мо­жет быть на­ци­о­наль­ной тра­ди­ци­ей и на­ци­о­наль­ной иде­ей.

К то­му же «при­трав­лен­ные» со­ба­ки мо­гут быть опас­ны и для че­ло­ве­ка. На Ура­ле был слу­чай, ко­гда се­ми­лет­нюю де­воч­ку за­грыз­ли боль­шие охот­ни­чьи со­ба­ки. В су­де вы­яс­ни­лось, что они дер­жа­ли в стра­хе весь по­сё­лок, и их как раз тре­ни­ро­ва­ли на та­кой ис­пы­та­тель­но-тре­ни­ро­воч­ной стан­ции. Вот она, опас­ность при­тра­вок - нель­зя вос­пи­ты­вать в жи­вот­ных агрес­сию.

- Офи­ци­аль­ные стан­ции есть, на­при­мер, в Мир­ном. Там го­да три на­зад вы­ку­пи­ли мед­ве­жон­ка Се­ню, ко­то­ро­го дер­жа­ли на при­тра­воч­ной стан­ции. Есть по­доб­ные и под Ар­хан­гель­ском, да и во­об­ще там, где есть охот­ни­ки, обыч­но есть и те, кто на­тас­ки­ва­ет со­бак на ди­ких жи­вот­ных.

При­тра­воч­ные стан­ции не раз­ре­ше­ны, но и не за­пре­ще­ны и на­хо­дят­ся на по­лу­ле­галь­ном по­ло­же­нии. По­то­му за ни­ми очень слож­но про­сле­дить. Кто ока­зы­ва­ет­ся на та­ких станциях? Те мед­ве­жа­та, ко­то­рые оста­лись по­сле ра­зо­ре­ния бер­ло­ги, на­при­мер. Или жи­вот­ные-пен­си­о­не­ры, ко­то­рые вы­сту­па­ли дол­го в цир­ке, но по­ста­ре­ли и уже не нуж­ны. Или есть ужас­ная мо­да по­ку­пать до­мой ено­тов. Или те ди­кие жи­вот­ные, ко­то­рых за­ве­ли как до­маш­них, а за­тем от­ка­за­лись от них.

- Во­об­ще в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти от­ли­ча­ет­ся по­ло­же­ние жи­вот­ных, на­при­мер, от Моск­вы?

- Ко­неч­но. В Москве, на­при­мер, не вы­да­ют тен­де­ры на убий­ство со­бак, там есть му­ни­ци­паль­ные при­юты для бро­дя­чих жи­вот­ных. А у нас есть «усы­пал­ки» в По­вра­кул­ке, Во­лох­ни­це - по всей об­ла­сти уби­ва­ют со­бак. Из Оне­ги мне недав­но на­пи­са­ли, что ра­бот­ни­ки При­мор­ской стан­ции по борь­бе с бо­лез­ня­ми жи­вот­ных при­е­ха­ли и раз­бро­са­ли на ули­це отра­ву для со­бак. И жи­вот­ные кор­чи­лись в му­ках на гла­зах у лю­дей.

Все при­юты, ко­то­рые есть у нас в об­ла­сти, - это всё част­ные учре­жде­ния, ко­то­рые со­дер­жат­ся на по­жерт­во­ва­ния граж­дан. Му­ни­ци­паль­ные у нас толь­ко «усы­пал­ки» - там держат со­бак опре­де­лён­ное вре­мя, а по­том уби­ва­ют. При­чём это учре­жде­ния за­кры­то­го ти­па, ку­да попасть прак­ти­че­ски нель­зя, хо­тя со­дер­жат­ся они на день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков.

Мно­гие ду­ма­ют, что зо­оза­щит­ни­ки - это лю­ди, ко­то­рые ез­дят в при­юты и спа­са­ют ко­шек и со­бак. Это очень уз­кое пред­став­ле­ние. Цель зо­оза­щит­ной ор­га­ни­за­ции дру­гая - это привле­че­ние вни­ма­ния к про­бле­мам всех жи­вот­ных. Боль­шая часть лю­дей да­же не по­до­зре­ва­ет о том, что про­ис­хо­дит на притравочных станциях, а ко­гда мы по­ка­зы­ва­ем лю­дям пя­ти­ми­нут­ный ро­лик, то взрос­лые муж­чи­ны пла­чут - ни­ка­кие филь­мы ужа­сов не спо­соб­ны кон­ку­ри­ро­вать с эти­ми ви­део. У нас в сфе­ре за­щи­ты жи­вот­ных пра­во­вой ва­ку­ум, а на­ша за­да­ча - об­ра­тить на это вни­ма­ние и бо­роть­ся за пра­во жи­вот­ных на жизнь и за пра­во че­ло­ве­ка оста­вать­ся че­ло­ве­ком.

14 ЯН­ВА­РЯ В СЕВЕРОДВИНСКЕ ПРОЙДЁТ ВСЕРОССИЙСКАЯ АК­ЦИЯ В ЗА­ЩИ­ТУ КРАС­НОЙ КНИ­ГИ И ЖИ­ВОТ­НЫХ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ НА ПРИТРАВОЧНЫХ СТАНЦИЯХ.

Ми­тинг в за­щи­ту жи­вот­ных с притравочных стан­ций со­сто­ит­ся в Северодвинске в вос­кре­се­нье 14 ян­ва­ря в 12:00, у вхо­да на ста­ди­он «Се­вер».

Неред­ко же­сто­кие звер­ства сни­ма­ют на ка­ме­ру.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.