«ОТ ОТ­ЦА К СЫ­НУ»

На ка­ких лод­ках хо­ди­ли в мо­ре ле­шу­кон­цы и жен­ское ли это дело – ры­бал­ка?

AiF v Arkhangelske - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Юрий СКОРОДУМОВ

В 2017 ГО­ДУ В СЕЛЕ ЛЕШУКОНСКОЕ ЧЛЕ­НА­МИ КЛУ­БА «МОРСКИЕ ПРАК­ТИ­КИ» ЗА 17 ДНЕЙ БЫ­ЛА ПОСТРОЕНА ТРАДИЦИОННАЯ ПОМОРСКАЯ ЛОД­КА ­ ПАРУСНО­ГРЕБНОЙ КАРБАС. ПО­СЛЕ ЭТО­ГО СУДНО, КО­ТО­РОЕ НА­ЗВА­ЛИ «ВАШКА», ЗА 10 ДНЕЙ ДО­ШЛО ПО МО­РЮ ДО СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ.

Сей­час про­ект «По­мор­ский карбас» во­шёл в чис­ло но­ми­нан­тов на­ци­о­наль­ной пре­мии Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го об­ще­ства «Хру­сталь­ный ком­пас» (про­го­ло­со­вать за лод­ку мож­но на сай­те пре­мии. - Ред.). А мы по­об­ща­лись с потом­ствен­ным ма­сте­ром на­род­но­го су­до­стро­е­ния из Ле­шу­ко­нья - Вик­то­ром Пет­ро­ви­чем Куз­не­цо­вым. Имен­но под его ру­ко­вод­ством и был сде­лан карбас. Рань­ше на кар­ба­сах ста­ви­ли па­ру­са, а сей­час - мо­то­ры. «морские прак­ти­ки» и хо­ди­ли на Со­лов­ки. Реч­ные - по­мень­ше раз­ме­ра­ми, а у мор­ских глав­ное - мо­ре­ход­ность, та­кой карбас по­боль­ше, и у него обя­за­тель­но есть ску­ла. Ес­ли судно без ску­лы, то оно «про­ка­лы­ва­ет» вол­ну и все брыз­ги ле­тят в лод­ку, а с ней по­лу­ча­ет­ся, что лод­ка под­ни­ма­ет­ся на вол­ну и судно не за­льёт. Рань­ше на кар­ба­сах ста­ви­ли па­ру­са, а сей­час ста­ли ста­вить мо­тор. А раз­ме­ры мо­гут быть раз­ны­ми - у ме­ня, на­при­мер, бы­ло су­дё­ныш­ко - три тон­ны под­ни­ма­ло. Рань­ше, ко­гда су­до­ход­ство бы­ло на ре­ках раз­ви­то, то мно­го на чём хо­ди­ли, а сей­час, ко­гда ре­ка об­ме­ле­ла, по­явил­ся спрос на де­ре­вян­ные ма­лень­кие лод­ки.

Ко­гда у те­бя всё от­ра­бо­та­но, ко­гда всё до ав­то­ма­тиз­ма до­ве­де­но, то слож­но­го ни­че­го нет в управ­ле­нии кар­ба­са. Вот на­чи­нать слож­но, ко­гда ещё ни­че­го не зна­ешь. Тем бо­лее что ос­но­ву зна­ешь, а вот ню­ан­сы, тон­ко­сти все по­сти­га­ешь уже в про­цес­се, ме­то­дом проб и оши­бок. физ­куль­ту­ры в Пи­те­ре. По­том из пе­да­го­гов ушёл в па­ра­шю­ти­сты-по­жар­ные. Да­же ме­сяц был в Архангельске глав­ным па­ра­шю­ти­стом, но сбе­жал в Ле­шу­ко­нье - в кон­то­ре сидеть не каж­дый смо­жет. А в 90-е го­ды вре­мя был тя­жё­лое, на­до бы­ло вы­жи­вать. Ку­шать-то хо­чет­ся, вот я и по­шёл в мо­ре. Се­мью нуж­но бы­ло кор­мить. Кам­ба­ла, ко­то­рую мы ло­ви­ли, - рыб­ка нор­маль­ная, не то что сём­га - не при­еда­ет­ся. И вот 15 лет я за ней хо­дил в мо­ре, для это­го и лод­ки стро­ил.

В прин­ци­пе, это все­гда идёт от от­ца к сы­ну. Отец у ме­ня был на все ру­ки мастер - да­же пи­а­ни­но на­стра­и­вал. У него бы­ла сто­ляр­ная ма­стер­ская, и я с трёх лет всё вре­мя с ним был, смот­рел, учил­ся. Так ре­мес­ло и пе­ре­шло.

Од­ну лод­ку по­стро­ишь, при­хо­дят му­жи­ки, про­сят: про­дай да про­дай. В дру­гой год сно­ва нуж­но в мо­ре ид­ти - сно­ва стро­ишь. Так я че­ты­ре суд­на по­стро­ил, каж­дый раз что-то но­вое при­ду­мы­вал. Есте­ствен­но, это оку­па­ет­ся - ес­ли бы не оку­па­лось, и не стал бы де­лать. Гран­тов у нас ни­ка­ких на это не вы­да­ют.

Од­на­жды в 90-х я од­но судно про­дал в Ар­хан­гельск и на ра­до­стях хо­зя­и­ну по­обе­щал первую ход­ку. Мы ушли в мо­ре под штор­мо­вое пре­ду­пре­жде­ние. Три ча­са нам не хва­ти­ло, что­бы на­зад до бе­ре­га дой­ти. На­ле­те­ла мо­ря­на - это се­ве­ро-за­пад­ный ве­тер с до­ждём, очень непри­ят­ный. А в та­кую по­го­ду за­хо­дить в незна­ко­мую реч­ку очень опас­но. Бе­ре­гов не вид­но, вол­на - будь здо­ров, за­ли­ва­ет. Ес­ли бы дви­га­тель за­глох - со­всем бы пло­хо нам бы­ло. Вот там мне при­шлось Бо­гу и Ни­ко­лаю Угод­ни­ку мо­лить­ся по-на­сто­я­ще­му: по­обе­щал, что ес­ли вы­жи­ву, то пой­ду труд­ни­ком на Со­лов­ки. И - бук­валь­но че­рез пять ми­нут - по­ка­за­лись тру­бы се­ве­ро­двин­ской ТЭЦ. Ну а раз по­обе­щал, то по­том и по­ра­бо­тал там око­ло ме­ся­ца, на Со­лов­ках, сто­ляр­ным де­лом за­ни­мал­ся.

- За­ни­ма­ют­ся ли в Ле­шу­ко­нье сей­час рыб­ной лов­лей?

- На ры­бал­ку я и сей­час ез­жу. Зи­мой на «бу­ране» вы­ез­жа­ем для под­лёд­ной ры­бал­ки, а лё­том - на лод­ке. Се­тя­ми, на лёс­ку - как хо­чешь. Но для ду­ши - луч­ше на спин­нинг. Но очень мно­го не на­ло­вишь, а вот в Ме­зен­ском рай­оне на озё­рах - там, да, боль­шая ры­бал­ка. С мо­ря сей­час ушли, а рань­ше - всё вре­мя под па­ру­са­ми и в мо­ре за кам­ба­лой. У ме­ня и отец в мо­ре хо­дил, прав­да, ме­ня не брал с со­бой - мать опа­са­лась. Сы­на сво­е­го я брал па­ру раз в мо­ре, но ему не очень по­нра­ви­лось. Сей­час этот про­мы­сел за­бро­шен.

В ос­нов­ном хо­дят за ры­бой, ко­неч­но, муж­чи­ны. Жен­щи­ны, мо­жет быть, боль­ше под­вер­же­ны па­ни­ке, ну и при­ме­та та­кая есть - неже­ла­тель­на жен­щи­на на бор­ту. Бы­ли слу­чаи: то­ва­рищ с же­ной на па­ру мно­го лет хо­ди­ли кам­ба­лу в мо­ре ло­вить, ни­че­го. А, к при­ме­ру, на озё­рах в Ме­зе­ни ча­сто жен­щин на ры­бал­ку бра­ли. У нас врач был, так он од­на­жды с же­ной по­шёл в мо­ре. Вот она то­гда стра­ху на­тер­пе­лась! Боль­ше не хо­ди­ла (сме­ёт­ся. - Ред.).

Вик­тор Куз­не­цов - из­вест­ный в Ле­шу­ко­нии су­до­стро­и­тель.

Фо­то с сай­та seapractic.ru

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.