ХРА­НИТ­СЯ ТРУБКА ГАЙДАРА?

Или Как ли­те­ра­тор Бо­рис Его­ров со­би­рал свои экс­по­на­ты

AiF v Arkhangelske - - ЛИЧНОСТЬ -

«В этом году у ме­ня две да­ты: 80 лет и 50 лет, как я жи­ву в Ар­хан­гель­ске, - по­де­лил­ся с «АиФ» Бо­рис Ми­хай­ло­вич. - И я счаст­лив здесь, мне не ну­жен ни­ка­кой дру­гой го­род. Мно­гие от­сю­да в своё вре­мя уеха­ли, а я нет. Это труд­но объ­яс­нить: вот твой го­род - и всё. А неко­то­рые устра­и­ва­ют­ся, в дру­гом ме­сте: у каж­до­го своё в ду­ше».

В свои го­ды Бо­рис Его­ров про­дол­жа­ет из­да­вать кни­ги, а му­зей по-преж­не­му от­крыт для по­се­ти­те­лей. По­бы­ва­ли в нём и мы, а за­од­но рас­спро­си­ли Бо­ри­са Ми­хай­ло­ви­ча не толь­ко о неза­бы­ва­е­мом про­шлом, но и о пла­нах на бу­ду­щее. аван­тю­рист, - улы­ба­ет­ся Бо­рис Ми­хай­ло­вич, - Ес­ли мне что-то нра­вит­ся, то я это де­лаю, не огля­ды­ва­юсь. И же­на ме­ня все­гда под­дер­жи­ва­ет».

А Лит­му­зей на­чал­ся с то­го, что ар­хан­гель­ский по­эт Ни­ко­лай Жу­рав­лёв уго­во­рил Бо­ри­са Ми­хай­ло­ви­ча всту­пить в «Об­ще­ство кни­го­лю­бов» и ор­га­ни­зо­вать при нём му­зей - что и бы­ло сде­ла­но. «Главное, что мне до­ве­ря­ли, - вспо­ми­на­ет он. - Мне ста­ли при­но­сить ино­гда со­вер­шен­но неожи­дан­ные вещи. Лю­ди точ­но зна­ли, что я со­хра­ню». Сей­час в кол­лек­ции му­зея мож­но уви­деть и ру­ко­пи­си Аб­ра­мо­ва, и щеп­ку от гро­ба Пуш­ки­на, и - ку­ри­тель­ная трубка Гайдара - всё это со­би­ра­лось не один год.

В на­ча­ле 90-х «Об­ще­ство кни­го­лю­бов» рас­па­лось, а му­зей обос­но­вал­ся на пер­вом эта­же жи­ло­го дома на про­спек­те Чум­ба­ро­ва-Лу­чин­ско­го, где раньше был дет­ский сад. С тех пор про­шло уже 20 лет. «По­ме­ще­ние при­над­ле­жит мэ­рии - я дол­жен пла­тить за свет, за тепло, за зем­лю, - рас­ска­зы­ва­ет он. - По­это­му я ра­бо­таю 17-18 ча­сов в сут­ки. Ес­ли я не бу­ду это­го де­лать, то не вы­пу­щу но­вую кни­гу, а зна­чит, бу­дет нечем под­дер­жи­вать му­зей». Но он не жа­лу­ет­ся - ис­кренне счи­та­ет, что ес­ли взял­ся за де­ло, то от­ве­чай за него. «Сей­час кто-то на­чи­на­ет пла­кать - нет по­мо­щи, де­нег не хва­та­ет, - рас­суж­да­ет юби­ляр. А что ты сам сде­лал? Ес­ли не мо­жешь - не де­лай, бе­рись за дру­гое, про­буй се­бя. Вот мой му­зей - это моё де­ло, и нуж­но оно, в первую очередь, мне. Но ока­зы­ва­ет­ся, и дру­гим это то­же нуж­но! Сю­да при­хо­дят за со­ве­том, при­но­сят сти­хи, про­сят по­мочь с ре­фе­ра­та­ми, под­ска­зать, как кни­гу опуб­ли­ко­вать. При­хо­дят и школь­ни­ки на экс­кур­сии и вид­но, что им ин­те­рес­но».

«Что го­во­рить о про­шлом! ма­шет ру­кой Бо­рис Ми­хай­ло­вич. - Нуж­но го­во­рить о на­сто­я­щем, о том, что про­ис­хо­дит сей­час!». А сей­час он го­то­вит к вы­пус­ку са­мую «тол­стую» свою кни­гу, но­вое из­да­ние ле­ген­дар­но­го фин­ско-ко­рель­ско­го эпо­са «Ка­ле­ва­ла». Осо­бен­ность его в том, что на каж­дой стра­ни­це текст пред­став­лен сра­зу на трёх язы­ках: фин­ском, рус­ском и впер­вые в мире - не­нец­ком. На язык ко­рен­но­го се­вер­но­го на­ро­да кни­гу пе­ре­вёл ар­хан­гель­ский по­эт, ненец Ва­си­лий Ни­ко­ла­е­вич Лед­ков. На пе­ре­вод кни­ги он по­тра­тил 25 лет.

«Я го­тов­лю её к из­да­нию с та­ким на­сла­жде­ни­ем! Я про­сто влюб­лён в это, - вос­кли­ца­ет Бо­рис Ми­хай­ло­вич, - В этом жизнь! Мне пред­ла­га­ли из­дать кни­гу в Фин­лян­дии, но я не мог поз­во­лить это­го - она долж­на вый­ти имен­но у нас, в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти. Ва­си­лий по­ка­зал, что ненец­ко­му язы­ку под си­лу пе­ре­во­дить ми­ро­вую клас­си­ку! А эпос ведь пе­ре­во­дить очень слож­но. Но это ин­те­рес­ная ли­те­ра­ту­ра - в эпо­се есть своё пред­став­ле­ние о мире, без него не бы­ло бы ро­ма­нов - из эпо­са до сих пор пи­са­те­ли чер­па­ют вдох­но­ве­ние».

Хо­зя­ин му­зея рас­ска­зы­ва­ет, что в Не­нец­ком окру­ге во­об­ще сей­час из­да­ёт­ся мно­го книг, и, главное, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся на­ци­о­наль­но­му язы­ку. Это очень важ­но: каж­дый на­род име­ет свой язык, и он дол­жен раз­ви­вать­ся. К Сло­ву, счи­та­ет он, во­об­ще нуж­но от­но­сить­ся ак­ку­рат­но. «Я стал пе­ре­чи­ты­вать «Ка­ле­ва­лу» и вот что об­на­ру­жил, - де­лит­ся Бо­рис Ми­хай­ло­вич. - Есть тео­рия, что сло­во са­мо по се­бе ма­те­ри­аль­но - и я счи­таю, что так оно и есть. В Би­б­лии что ска­за­но? «Вна­ча­ле бы­ло Сло­во». Ни­ко­лай Руб­цов пред­ска­зы­вал в сти­хах: «Я умру в кре­щен­ские мо­ро­зы», и дей­стви­тель­но, умер в это вре­мя. Или Ма­я­ков­ский: «Не луч­ше ли по­ста­вить свин­цо­вую точ­ку на сво­ём кон­це?» Пред­ска­зал! И тут, в «Ка­ле­ва­ле» глав­ный ге­рой Сло­вом вра­га за­го­ня­ет в бо­ло­то, стро­ит лод­ки ». мо­ло­дё­жи неин­те­рес­на мест­ная ли­те­ра­ту­ра, Бо­рис Ми­хай­ло­вич уве­ря­ет, что это не так. «Да, сей­час го­во­рят, что ни­кто не чи­та­ет книг, - рас­суж­да­ет он. - А мы что - чи­та­ли? Да хва­тит врать! Мно­гие по­ку­па­ли кни­гу - и не чи­та­ли её, а про­сто ста­ви­ли на пол­ку. Ше­сти­том­ник Фё­до­ра Аб­ра­мо­ва бе­рут, пер­вые то­ма чи­та­ют, а в пя­тый-ше­стой, где пись­ма, не за­гля­ды­ва­ют. А, кро­ме то­го, ес­ли бы сей­час со­всем не чи­та­ли кни­ги - то у нас про­сто не бы­ло бы столь­ко книж­ных магазинов».

«Та­кие де­ти сей­час ум­ные, про­дол­жа­ет он. - Ведь был пе­ри­од, ко­гда они не зна­ли ни­ко­го из на­ших пи­са­те­лей. А сей­час у нас в шко­лах есть, так на­зы­ва­е­мый, «ре­ги­о­наль­ный ком­по­нент», и они зна­ют и Шер­ги­на, и Аб­ра­мо­ва, и дру­гих. Один не­дав­но го­во­рит: «Бо­рис Ми­хай­ло­вич, я бы хо­тел по­чи­тать по­эта Вла­ди­мир Му­си­ко­ва». Вот вы его зна­е­те? А он зна­ет. Это здо­ро­во!

У нас, дей­стви­тель­но, всё вре­мя твер­дят о Ло­мо­но­со­ве, об Аб­ра­мо­ве - есте­ствен­но, мно­гим это на­до­еда­ет. Но мож­но ведь и оче­ло­ве­чить их об­раз, рас­ска­зать что-то ин­те­рес­ное. Из­вест­ны сло­ва: «Пуш­кин - на­ше всё». А я так ска­жу - Ло­мо­но­сов - это пред­те­ча «на­ше­го все­го». Са­мое главное: Ло­мо­но­сов до­ка­зал, что рус­ский на­род мо­жет всё. Ведь не ве­ри­ли, что кре­стья­нин мо­жет до­стичь та­ких вер­шин. По­сле его смер­ти да­же по­шли слу­хи, что он от Пет­ра I ро­дил­ся. И не уди­ви­тель­но - то­гда не мог­ли по­ве­рить, что от про­сто­го кре­стья­ни­на мо­жет ро­дить­ся ге­ний. Яв­но цар­ская кровь!».

«Бо­рис Ми­хай­ло­вич, а что нуж­но про­честь об Ар­хан­гель­ске, что­бы по-на­сто­я­ще­му по­чув­ство­вать его? - спро­сил я Его­ро­ва на­по­сле­док. «В первую очередь «Дет­ство в Ар­хан­гель­ске» Бо­ри­са Шер­ги­на, - по­со­ве­то­вал он. Кни­гу про ку­пе­че­ский го­род «Дом над Дви­ной» Ев­ге­нии Фре­зер, и кни­гу про ре­во­лю­ци­он­ный го­род - «Дет­ство в Со­лом­ба­ле» Ев­ге­ния Ко­ко­ви­на. Все три ав­то­ра та­лант­ли­вые, все на­пи­са­ли на од­ном ды­ха­нии, с огром­ной лю­бо­вью к род­но­му го­ро­ду».

По те­ле­ви­зо­ру ска­за­ли, что не­дав­но от­ме­тил своё 80-ле­тие ос­но­ва­тель и ди­рек­тор Ар­хан­гель­ско­го Ли­те­ра­тур­но­го му­зея Бо­рис Его­ров. Рас­ска­жи­те, как и чем он жи­вёт? Ра­бо­та­ет ли му­зей? Л. Жи­лен­ко­ва, г. Вельск

«Му­зей ну­жен не толь­ко мне но и лю­дям» - счи­та­ет юби­ляр.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.