НО­ВЫЙ ДЕНЬ ­ НО­ВАЯ ДВЕРЬ

Де­ти­си­ро­ты. Их как бы нет?

AiF v Arkhangelske - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

У боль­шин­ства из них нет ни про­пис­ки, ни ре­ги­стра­ции, из-за это­го они не мо­гут участ­во­вать в вы­бо­рах, да эле­мен­тар­ное - зар­плат­ную кар­ту не мо­гут по­лу­чить. «По­че­му? - пе­ре­спра­ши­ва­ет Оле­ся Ба­у­ро­ва, си­ро­та из Се­ве­ро­двин­ска. - По­то­му что мы бом­жи, мы ре­аль­но бом­жи».

Вот эта ми­ни­а­тюр­ная, хруп­кая мо­ло­дая жен­щи­на (жен­щи­ной её мож­но на­звать с боль­шой на­тяж­кой, раз­ве что дев­чон­кой) со­бра­ла, го­во­ря во­ен­ным язы­ком, под свои зна­мё­на та­ких же, как она, де­тей-си­рот. Она 9 лет су­ди­лась с го­су­дар­ством за жильё, по­ло­жен­ное ей по за­ко­ну, жильё не по­лу­чи­ла, по­лу­чи­ла ме­сто в оче­ре­ди: на се­го­дня под но­ме­ром 87 по г. Се­ве­ро­двин­ску. Но она не от­ча­и­ва­ет­ся, её да­же не сму­ща­ет то, что от­ча­ял­ся её граж­дан­ский муж, отец её ре­бён­ка. Она идёт, шаг за ша­гом, ак­ку­рат­но скла­ды­вая мно­го­чис­лен­ные от­ве­ты, от­пис­ки, су­деб­ные ре­ше­ния в па­поч­ку. И ведь не зря, как вы­яс­ни­лось.

О том, как им, вче­раш­ним ин­тер­на­тов­ским ре­бя­там, при­хо­дит­ся при­спо­саб­ли­вать­ся и вы­жи­вать в но­вых для се­бя усло­ви­ях, она рас­ска­за­ла мне в се­ве­ро­двин­ском ка­фе, где мы встре­ти­лись. эти­ми бу­маж­ка­ми и жить с эти­ми непри­ят­ны­ми людь­ми. Я не по­еха­ла, я до сих пор не бы­ла в по­сёл­ке, где жи­вёт мой отец. Спу­стя ка­кое-то вре­мя я на­шла че­рез Интернет свою тё­тю, сест­ру мо­е­го от­ца. Мы ино­гда со­зва­ни­ва­ем­ся. Я и с от­цом раз­го­ва­ри­ва­ла. Спро­си­ла его, за­чем он от­дал ме­ня в ин­тер­нат, по­че­му так слу­чи­лось и где он был столь­ко лет? Он от­ве­тил, что на тот мо­мент так бы­ло луч­ше для ме­ня.

- А ма­ма?

- Что слу­чи­лось с ма­мой и жи­ва ли она, я не знаю. Они все мол­чат. В об­щем, ко­гда я вы­шла из ин­тер­на­та, вы­бор у ме­ня был неболь­шой, как и у всех си­рот: ехать учить­ся не ту­да, ку­да ты хо­чешь, а ту­да, где есть об­ще­жи­тие. Точ­но так же мы и ра­бо­ту по­том ищем: там, где да­ют жильё. Ни­кто не хо­чет жить с ро­ди­те­ля­ми. Ес­ли кто-то и воз­вра­ща­ет­ся к ним, си­ту­а­ция по­лу­ча­ет­ся очень пла­чев­ная: дра­ки, убий­ства, тюрь­ма или су­и­цид. И та­ких ис­то­рий очень мно­го.

- Как ты ре­ша­ла про­бле­му с жи­льём?

- Ко­гда я окон­чи­ла ар­хан­гель­ский кол­ледж тех­но­ло­гии и ди­зай­на, вер­ну­лась в Се­ве­ро­двинск. Но па­рик­ма­хе­ром, по спе­ци­аль­но­сти, я не по­шла, мне не нра­ви­лось это. Я по­сту­пи­ла в пед­ин­сти­тут на пси­хо­ло­га, жи­ла в об­ще­жи­тии. На тот мо­мент за­ко­ны бы­ли та­ко­вы, что по­со­бия си­ро­там вы­пла­чи­ва­лись до 23 лет, даль­ше - са­ми. Я по­сту­пи­ла в ин­сти­тут, ко­гда мне бы­ло 20 лет, так что по­сле 3 кур­са мне при­шлось бро­сить учё­бу - эле­мен­тар­но бы­ло не на что жить. Я по­шла ра­бо­тать про­дав­цом, сня­ла квар­ти­ру. Мне по­вез­ло: хо­зяй­ка ма­га­зи­на ока­за­лась очень хо­ро­шим че­ло­ве­ком. Она, мож­но ска­зать, при­ня­ла в свою се­мью. Она и её ба­буш­ка на­учи­ли ме­ня, что та­кое жить в се­мье, как го­то­вить, я ведь ни ра­зу к то­му вре­ме­ни суп не ва­ри­ла - про­сто не уме­ла, они мне по­мо­га­ли, в том чис­ле в ма­те­ри­аль­ном плане, и с жи­льём. По­том они по­мог­ли мне устро­ить­ся на за­вод, там да­ва­ли об­ще­жи­тие.

- Ко­гда я про­чи­та­ла твою стра­ни­цу в соц­се­ти, от­ме­ти­ла, как хо­ро­шо ори­ен­ти­ру­ешь­ся в юри­ди­че­ских тер­ми­нах. От­ку­да та­кая под­ко­ван­ность?

- Жизнь за­ста­ви­ла. А ес­ли се­рьёз­но, ко­гда я учи­лась в пед­ин­сти­ту­те, со мной в об­ще­жи­тии жи­ла де­воч­ка, она учи­лась на юри­ста и участ­во­ва­ла в мо­ей судь­бе. Бла­го­да­ря ей я 9 лет су­ди­лась за жильё. Но на тот мо­мент за­ко­ны бы­ли дру­гие, и они мне не по­мо­га­ли, су­ды я про­иг­ры­ва­ла. Но в 2013 го­ду в за­ко­но­да­тель­стве по­яви­лись из­ме­не­ния, и по­сле это­го жильё уже ста­ли да­вать не по «за­креп­ле­нию», как это де­ла­лось рань­ше, а по­то­му, что по за­ко­ну по­ло­же­но. По­явил­ся пункт о том, что ес­ли ро­ди­те­ли бы­ли ли­ше­ны ро­ди­тель­ских прав, то ре­бё­нок впра­ве от­ка­зать­ся жить с ни­ми по­сле окон­ча­ния ин­тер­на­та. Этот но­вый пунк­тик мне очень по­мог. И ещё по­мог один пункт, в ко­то­ром го­во­рит­ся, что, ес­ли си­ро­та по­сле ис­пол­не­ния 23 лет пред­при­ни­мал по­пыт­ки по­лу­чить жильё: встать на оче­редь, ещё как-то за­явить о се­бе, то есть шанс. У ме­ня по­пыт­ки за­явить о се­бе бы­ли ещё, ко­гда я учи­лась в кол­ле­дже. Со­ци­аль­ный пе­да­гог, то­же си­ро­та, по­мо­га­ла мне: она ве­ла пе­ре­пис­ку с ор­га­на­ми опе­ки по­сёл­ка, где про­жи­ва­ет мой отец. Нам от­ве­ча­ли: есть «за­креп­ле­ние», пусть едет к от­цу. Поз­же я про­си­ла дать мне пись­мен­ный от­каз в из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии, где не мог­ла про­го­ло­со­вать и т. д. Все эти от­ве­ты я со­би­ра­ла. И они сыг­ра­ли ре­ша­ю­щую роль в оче­ред­ном су­де, где я всё-та­ки вы­иг­ра­ла это де­ло. Ой, ка­кое я то­гда ис­пы­та­ла об­лег­че­ние ме­ня по­ста­ви­ли в оче­редь! Это бы­ло в 2016 го­ду. То есть 9,5 лет я би­лась, би­лась, би­лась, до­шла да­же до Вер­хов­но­го су­да.

- Это и во­оду­ше­ви­ло под­нять осталь­ных ре­бят?

- Да. Ко­гда я по­ня­ла, что что-то на­ча­ло дви­гать­ся, я на­ча­ла под­бад­ри­вать дру­гих си­рот: «Пы­тай­тесь, за­кон ме­ня­ет­ся». В сен­тяб­ре я со­зда­ла стра­ни­цу в соц­се­ти, ста­ла её про­дви­гать. Там опуб­ли­ко­ва­ла все важ­ные те­ле­фо­ны и ад­ре­са. Ведь нас мно­го, в об­ла­сти на 1 ав­гу­ста 2018 го­да 1 тыс. 581 че­ло­век, из них 646 че­ло­век - си­ро­ты, ко­то­рые име­ют неис­пол­нен­ные су­деб­ные ре­ше­ния о предо­став­ле­нии жи­лья. Эту ин­фор­ма­цию я по­лу­чи­ла из пра­ви­тель­ства об­ла­сти. Сум­ма, необ­хо­ди­мая на ис­пол­не­ние су­деб­ных ре­ше­ний, со­став­ля­ет 1 млрд руб­лей. С од­ной сто­ро­ны - эта сум­ма неподъ­ём­ная, с дру­гой сто­ро­ны чи­нов­ни­ки да­же не со­би­ра­ют­ся ис­пол­нять су­деб­ные ре­ше­ния.

- По­че­му? Вы спра­ши­ва­ли их? - 20 сен­тяб­ря я ез­ди­ла к ми­ни­стру фи­нан­сов Ар­хан­гель­ской об­ла­сти Елене Уса­чё­вой. Я рас­ска­за­ла, что нас та­ких мно­го, что ре­ше­ния го­да­ми не ис­пол­ня­ют­ся, спро­си­ла: «Как вы бу­де­те ре­шать эту про­бле­му? Сей­час бу­дет фор­ми­ро­вать­ся бюд­жет, и я хо­чу, что­бы нас, де­тей-си­рот, вклю­чи­ли в этот спи­сок рас­хо­дов. При­чём вклю­чи­ли не ка­кую-то ми­зер­ную часть, как это они де­ла­ют еже­год­но, до­пу­стим, 20 мил­ли­о­нов руб­лей, а всю сум­му. Вы по­ни­ма­е­те, что всем этим лю­дям ре­аль­но негде жить, ло­ма­ют­ся судьбы?» Я рас­ска­за­ла ей про се­бя, про то, что, ес­ли бы я не встре­ти­ла граж­дан­ско­го му­жа, ко­то­рый поз­же ку­пил нам квар­ти­ру в ипо­те­ку, я жи­ла бы на ули­це. Да я и сей­час, по су­ти, мо­гу в лю­бой мо­мент ока­зать­ся на ули­це, по­то­му что ме­ня очень лег­ко ли­шить ро­ди­тель­ских прав, я же не про­пи­са­на, и ре­ги­стра­ции у ме­ня нет. или за «спа­си­бо» у зна­ко­мых. Кто-то на ули­це, я се­рьёз­но го­во­рю, в теп­ло­трас­сах. Кто-то спе­ци­аль­но идёт на пре­ступ­ле­ние, что­бы по­пасть в тюрь­му, по­то­му что они бу­дут там в теп­ле и на­корм­ле­ны.

Вы по­ни­ма­е­те, чи­нов­ни­ки поль­зу­ют­ся тем, что боль­шин­ство из нас юри­ди­че­ски без­гра­мот­ны. Они про­сто не ис­пол­ня­ют су­деб­ные ре­ше­ния, по­то­му что еди­ни­цы тре­бу­ют жильё. Сей­час я го­во­рю си­ро­там: по­да­вай­те на ком­пен­са­цию за неис­пол­не­ния ре­ше­ний су­да. По­то­му что ес­ли мы все по­да­дим, чи­нов­ни­ки пой­мут, что мы зна­ем за­ко­ны, тре­бу­ем, а не си­дим как мыш­ки и ждём: ко­гда же нам что-то да­дут? Как толь­ко я со­зда­ла груп­пу «Си­ро­ты Ар­хан­гель­ской об­ла­сти», мне столь­ко со­об­ще­ний ста­ло при­хо­дить! Мо­ре! По­сле то­го, как я схо­ди­ла к ми­ни­стру фи­нан­сов, я по­ня­ла, что на се­го­дня си­ту­а­ция та­кая: фе­де­раль­ный центр дол­жен на нас вы­де­лить день­ги. При­чём узнать о том, что день­ги, до­пу­стим, вы­де­ле­ны, несложно. Слож­но узнать, ка­кая сум­ма и на что она по­шла.

- Ну да­ют же ко­му-то жильё, оче­редь немно­го дви­жет­ся. Что это за жильё?

- У нас в Се­ве­ро­двин­ске несколь­ко лет на­зад был по­стро­ен но­вый дом, где си­ро­ты по­лу­чи­ли несколь­ко квар­тир. Квар­ти­ры нека­че­ствен­ные, но они есть. Неко­то­рые со­гла­ша­ют­ся на ма­нев­рен­ный фонд, но это всё рав­но не по­вод и даль­ше тя­нуть, от­ка­зы­вать в жи­лье че­ло­ве­ку.

- Что нуж­но сде­лать, что­бы на вас об­ра­ти­ли вни­ма­ние, ведь в дру­гих го­ро­дах эта про­бле­ма ре­ша­ет­ся?

- Ко­гда я в ка­би­не­тах го­во­рю о том, что Москва, Санкт-Пе­тер­бург и неко­то­рые си­бир­ские го­ро­да ре­ши­ли эту про­бле­му, мне от­ве­ча­ют: «Ну, Вы нашли, с чем срав­ни­вать». Но чем мы ху­же? Нас про­сто не за­ме­ча­ют, за­чем до­би­вать­ся де­нег из фе­де­раль­но­го цен­тра? По­это­му сей­час нам нуж­но со­брать под­пи­си. Нуж­но, что­бы ес­ли не все 646 че­ло­век с неис­пол­нен­ны­ми ре­ше­ни­ям су­да под­пи­са­лись под от­кры­тым пись­мом, то боль­шин­ство. И ведь си­рот с каж­дым го­дом ста­но­вит­ся всё боль­ше, это как снеж­ный ком. По­че­му чи­нов­ни­ки не ис­пол­ня­ют су­деб­ные ре­ше­ния? По­че­му для них за­кон не пи­сан? По­че­му го­су­дар­ство мо­жет тре­бо­вать с нас: на­ло­ги, штра­фы и так да­лее, а мы с него нет?

ФОРМИРУЕТСЯ ОБ­ЛАСТ­НОЙ БЮД­ЖЕТ. ВОТ ЭТО СА­МЫЕ ВАЖ­НЫЕ НА СЕ­ГО­ДНЯШ­НИЙ ДЕНЬ ТРИ СЛО­ВА ДЛЯ ДЕ­ТЕЙ­СИ­РОТ. ОТ ТО­ГО, СКОЛЬ­КО ДЕ­НЕГ ВЫ­ДЕ­ЛЯТ НА ПО­КУП­КУ КВАР­ТИР ДЛЯ НИХ, БУ­ДЕТ ЗАВИСЕТЬ, У СКОЛЬКИХ ОБЕЗДОЛЕННЫХ ДЕ­ТЕЙ ПО­ЯВИТ­СЯ СЧАТЛИВЫЙ ШАНС УСТРОИТЬ СВОЮ СУДЬ­БУ.

Ско­ро в обл­со­бра­нии бу­дет при­ни­мать­ся ре­ги­о­наль­ный бюд­жет. Па­ра­мет­ры по­ка об­суж­да­ют­ся. Эту ста­тью мы разо­шлём де­пу­та­там, очень ве­рим, что кто-то из них от­клик­нет­ся, вы­пол­нит свой долг на­род­но­го из­бран­ни­ка - по­мо­жет си­ро­там Ар­хан­гель­ской об­ла­сти. Тему дер­жим на кон­тро­ле.

Это хо­ро­шо, ко­гда есть ро­ди­те­ли. А ес­ли их нет? Кто по­мо­жет ре­бён­ку во взрос­лой жиз­ни?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.