ПО ЗО­ВУ СЕРД­ЦА

Ма­рия Не­до­беж­ки­на ­ о бес­ко­рыст­ной по­мо­щи людям и пе­ре­ме­нах в их судь­бах

AiF v Ivanove (Ivanovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Та­тья­на БАЛАНЦЕВА

кон­фе­ты и иг­руш­ки. Про­сто так. Бес­ко­рыст­но. Во­лон­тёр - че­ло­век, ко­то­рый по­мо­га­ет по зо­ву ду­ши.

Я со­глас­на с вы­во­да­ми над­зор­но­го ве­дом­ства, что мо­ло­дые лю­ди с так на­зы­ва­е­мы­ми «ко­роб­ка­ми по­мо­щи», с боль­шой до­лей ве­ро­ят­но­сти, все со­бран­ные сред­ства не пе­ре­да­дут боль­ным, нуж­да­ю­щим­ся де­тям. Бла­го­тво­ри­тель­ных цен­тров и ор­га­ни­за­ций дей­стви­тель­но нема­ло. На­сколь­ко ор­га­ни­за­ция от­кры­та для лю­дей, на­столь­ко она и хо­ро­ша. Есть та­кие лю­ди, ко­то­рые день­ги со­бе­рут, и не най­ти их ни­где. А есть те, ко­то­рые от­кры­ты, с ни­ми мож­но свя­зать­ся, уви­деть­ся, спро­сить. Са­мое важ­ное - ко­гда под­хо­дят и го­во­рят: я хо­чу по­мочь, да­вай, я по­еду с то­бой. Это и помощь, и оправ­дан­ное до­ве­рие.

ТУШЁНКА И ВНИ­МА­НИЕ НУЖНЕЕ

- По­чти у всех дет­ских до­мов из Ива­но­ва несколь­ко по­пе­чи­те­лей: круп­ные ор­га­ни­за­ции, част­ные спон­со­ры. Дет­ско­му до­му «Звёзд­ный» по­мо­га­ет лич­но пре­мьер-ми­нистр РФ Дмит­рий Мед­ве­дев. На­вер­ное, на пе­ри­фе­рии помощь нужнее?

- Да, помощь нуж­на ад­рес­ная. Осо­бен­но се­мьям, ко­то­рые за чер­той бед­но­сти. На­при­мер, в Ком­со­моль­ске про­жи­ва­ет жен­щи­на, ко­то­рая в оди­ноч­ку вос­пи­ты­ва­ет дво­их де­тей. Младшему нет и трёх лет. На ра­бо­ту устро­ить­ся не мо­жет. А де­тей нуж­но кор­мить каж­дый день. Я об­ра­ти­ла вни­ма­ние: лю­ди ак­тив­но от­кли­ка­ют­ся пе­ред Но­вым го­дом, го­то­вы по­мочь сла­до­стя­ми и по­дар­ка­ми. А ко­гда про­сишь ту­шён­ки ку­пить, уже не так участ­ли­во к это­му от­но­сят­ся. А за­ча­стую кон­сер­вы и ма­ка­ро­ны нужнее. Есть и та­кая ка­те­го­рия лю­дей, ко­то­рым важ­нее вни­ма­ние, об­ще­ние и мо­раль­ная, пси­хо­ло­ги­че­ская под­держ­ка.

- Вы име­е­те в ви­ду ра­ко­вых боль­ных?

- Их, ко­неч­но, то­же. Очень свое­вре­мен­но се­го­дня ру­ко­вод­ство на­шей стра­ны и об­ла­сти обес­по­ко­и­лись раз­ви­ти­ем пал­ли­а­тив­ной по­мо­щи. Опре­де­лить уми­ра­ю­ще­го род­ствен­ни­ка в плат­ный хос­пис фи­нан­со­во мо­гут да­ле­ко не все. Сред­няя це­на за сут­ки - 1 800 руб­лей. И до­ма обес­пе­чить над­ле­жа­щий уход слож­но. По­то­му, как обе­ща­ют, по­яв­ле­ние ка­би­не­тов пал­ли­а­тив­ной по­мо­щи в каж­дой цен­траль­ной рай­он­ной боль­ни­це - боль­шое де­ло.

Ещё я имею в ви­ду лю­дей с пси­хи­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, сла­бо­мыс­ля­щих. Се­го­дня об­ще­ство и бла­го­тво­ри­те­ли по­мо­га­ют де­тям-си­ро­там, де­тям-ин­ва­ли­дам. А им не по­мо­га­ет ни­кто. А ведь эти лю­ди очень ча­сто ста­но­вят­ся жерт­ва­ми об­ма­на, да­же со сто­ро­ны сво­их род­ствен­ни­ков, на­при­мер, при про­да­же об­щей недви­жи­мо­сти. Им на­вя­зы­ва­ют гра­би­тель­ские кре­ди­ты. Са­мое страш­ное то, что они оди­но­ки и вы­бро­ше­ны за борт пол­но­цен­ной жиз­ни. Но, ока­зы­ва­ет­ся, уме­ют быть бла­го­дар­ны­ми, уме­ют лю­бить. Я ор­га­ни­зо­ва­ла для лю­дей с осо­бен­но­стя­ми в по­ве­де­нии ком­пью­тер­ные кур­сы, юри­ди­че­скую помощь, за­ня­тия с вра­ча­ми­спе­ци­а­ли­ста­ми, твор­че­скую ма­стер­скую. На за­ня­ти­ях они по­бли­же по­зна­ко­ми­лись друг с дру­гом, на­учи­лись об­щать­ся. Об­ра­зо­ва­лась да­же од­на влюб­лён­ная па­ра.

- Как вы уви­де­ли, по­чув­ство­ва­ли, что имен­но этим людям нуж­на помощь?

- Во­круг ме­ня их очень мно­го ста­ло со­би­рать­ся. Я уви­де­ла, что эти лю­ди ни­кем не охва­че­ны. Мно­гие при­хо­ди­ли на ла­воч­ку у СПИД-цен­тра, где рань­ше рас­по­ла­гал­ся пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ский дис­пан­сер. Сут­ки на­про­лёт про­во­ди­ли на ули­це. Я их уви­де­ла, по­то­му что дол­гие го­ды как во­лон­тёр ра­бо­та­ла с ВИЧ­ин­фи­ци­ро­ван­ны­ми ива­нов­ца­ми.

ОСТА­НО­ВИСЬ И ОГЛЯНИСЬ!

- Рас­ска­жи­те об этом по­дроб­нее.

- В на­ча­ле 2000-х го­дов я ра­бо­та­ла с нар­ко­за­ви­си­мы­ми. Вско­ре вы­яс­ни­лось, что у мно­гих ВИЧ-ин­фек­ция, а про­фи­лак­ти­че­скую, про­све­ти­тель­скую ра­бо­ту не ве­дёт ни­кто. Рань­ше и ле­че­ния не бы­ло. СПИД-центр от­крыл­ся поз­же. Ко­гда в го­род при­вез­ли таб­лет­ки, все по­че­му-то ре­ши­ли, что го­су­дар­ство хо­чет отра­вить лю­дей с ВИЧ-ин­фек­ци­ей. Я мно­го об­ща­лась с людь­ми. Убеж­да­ла в том, что на­до при­ни­мать спе­ци­аль­ные пре­па­ра­ты. Они нуж­ны, что­бы жить. Ушли го­ды, что­бы лю­ди по­ня­ли, по­ве­ри­ли и про­ве­ри­ли, что их ни­кто не со­би­ра­ет­ся тра­вить, а, на­обо­рот, хо­чет по воз­мож­но­сти по­мочь им.

Од­на­ж­ды мне по­зво­ни­ла ма­ма де­вуш­ки с ВИЧ. Она бы­ла в от­ча­я­нии. Рас­ска­за­ла, что до­че­ри про­пи­са­ли таб­лет­ки. На­вер­ное, умрёт ско­ро. Я при­гла­си­ла де­вуш­ку на встре­чу. Она бы­ла рас­те­ря­на, по­те­ря­ла ин­те­рес к жиз­ни и уже го­то­ви­лась в смер­ти. Но уви­де­ла в цен­тре мо­ло­до­го че­ло­ве­ка с та­ким же ди­а­гно­зом. Меж­ду ни­ми про­бе­жа­ла ис­кра. Они влю­би­лись друг в дру­га, по­же­ни­лись. У них ро­ди­лась здо­ро­вая доч­ка. И мы дол­гие го­ды дру­жим се­мья­ми. ВИЧ-ин­фек­ция не вы­ле­чи­ва­ет­ся, по­это­му мы оста­ем­ся дру­зья­ми на всю жизнь.

- Как близ­кие от­но­сят­ся к ва­шей бла­го­тво­ри­тель­ной де­я­тель­но­сти?

- Мой бу­ду­щий муж знал, чем я за­ни­ма­юсь. И при­нял это. А доч­ка По­ли­на все­гда ра­да спеть пред осо­бен­ной пуб­ли­кой, ко­гда я её про­шу. Рас­тёт моя сме­на! По по­не­дель­ни­кам, сре­дам и пят­ни­цам я ра­бо­таю в СПИД-цен­тре, по втор­ни­кам и чет­вер­гам - в мо­ло­дёж­ном цен­тре с людь­ми с по­ве­ден­че­ски­ми от­кло­не­ни­я­ми и пси­хи­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Но те­ле­фон зво­нит все­гда, по­то­му что этим людям нуж­но по­сто­ян­ное вни­ма­ние и об­ще­ние. И я лов­лю се­бя на мысли, что с ни­ми об­ща­юсь боль­ше, чем с дру­зья­ми.

- Как лас­ко­во вас на­зы­ва­ют под­опеч­ные?

- Ма­ри­еч­ка. Очень при­ят­но! Ба­рье­ров в об­ще­нии меж­ду на­ми нет. И я та­кой че­ло­век, что всё про­пус­каю че­рез се­бя. При­хо­ди­лось мно­го по­мо­гать с по­хо­ро­на­ми ро­ди­те­лям, де­ти ко­то­рых умер­ли от ВИЧ-ин­фек­ции. Во­зить, ор­га­ни­зо­вы­вать по­хо­ро­ны. От­ка­зы­ва­ли во вскры­тии, от­ка­зы­ва­ли предо­став­лять ри­ту­аль­ный зал... По­на­ча­лу бы­ло на­столь­ко тя­же­ло, что по­сле этой де­я­тель­но­сти я на два го­да сде­ла­ла пе­ре­рыв: бы­ло про­сто невоз­мож­но, тя­же­ло ды­шать.

- Ма­рия Пав­лов­на, о бес­ко­рыст­ной по­мо­щи и во­лон­тёр­стве се­го­дня за­го­во­ри­ли, по­то­му что лю­ди ста­ли без­участ­нее, рав­но­душ­нее, черст­вее?

- Ду­маю, ак­цент сде­лан на то, что­бы лю­ди оста­но­ви­лись, огля­ну­лись во­круг и уви­де­ли, что со­всем ря­дом есть лю­ди, ко­то­рым нуж­на помощь. И не обя­за­тель­но де­неж­ная. До­ста­точ­но вни­ма­ния, со­пе­ре­жи­ва­ния. Са­мая глав­ная про­бле­ма лю­дей с за­бо­ле­ва­ни­я­ми, тя­жё­лы­ми ди­а­гно­за­ми - оди­но­че­ство. Под­держ­ка им нуж­на, как воз­дух. По мо­е­му на­блю­де­нию, же­ла­ю­щих по­мочь нема­ло. Нуж­но про­сто всех объ­еди­нить, ор­га­ни­зо­вать, рас­ска­зать, что де­лать. На­при­мер, в пе­ри­од мощ­но­го фев­раль­ско­го сне­го­па­да мо­ло­дые лю­ди ки­ну­ли в со­ци­аль­ных се­тях клич: по­чи­стим снег оди­но­ким по­жи­лым людям. Доб­ро­воль­цы под­хва­ти­ли идею и во­пло­ти­ли в жизнь. А ес­ли доб­рое де­ло де­ла­ет один, то и дру­гой при­со­еди­нит­ся.

Бан­ка ту­шен­ки для нуж­да­ю­щей­ся се­мьи на­мно­го же­лан­ней куль­ка кон­фет.

Фото из ар­хи­ва Ма­рии НЕДОБЕЖКИНОЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.