КАК ПРО­ХО­ДИТ «ЛЯМУР»

Спек­такль по Шук­ши­ну при­знан экс­пе­ри­мен­таль­ным

AiF v Omske (Omsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - На­та­лья КОР­НЕ­Е­ВА

НА МЕЖРЕГИОНАЛЬНОМ ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕ «НЕДЕ­ЛЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ТЕ­АТ­РА» ГРАН-ПРИ ПО­ЛУ­ЧИЛ СПЕК­ТАКЛЬ НАЗЫВАЕВСКОГО НА­РОД­НО­ГО ТЕ­АТ­РА «СОТОВАРИЩИ».

ЛИЧ­НОСТЬ

Его ре­жис­сёр Юрий Ав­де­ев рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «АиФ в Ом­ске», как нын­че жи­вёт­ся ар­ти­стам из на­ро­да и за­чем нуж­ны лю­би­тель­ские кол­лек­ти­вы.

МА­ЛО ВЫ­УЧИТЬ ТЕКСТ

- Юрий Ген­на­дье­вич, как по­явил­ся те­атр «Сотоварищи»?

- В мае1961 го­да отыг­ра­ли спек­такль «20 сва­деб в один год» по пье­се Ю. Пе­ту­хо­ва. Его по­смот­ре­ла ко­мис­сия из об­ласт­но­го управ­ле­ния куль­ту­ры, и 18 сен­тяб­ря 1962 го­да са­мо­де­я­тель­но­му дра­ма­ти­че­ско­му кол­лек­ти­ву из го­ро­да На­зы­ва­ев­ска бы­ло при­сво­е­но зва­ние «На­род­ный». Это и счи­та­ет­ся днём рож­де­ния те­ат­ра. Ре­жис­сё­ром стал та­лант­ли­вый Сер­гей Ку­ры­шев. Пред­ставь­те се­бе, те­атр из си­бир­ской про­вин­ции под его ру­ко­вод­ством едет в Моск­ву и на сцене Крем­лёв­ско­го те­ат­ра иг­ра­ет спек­такль «Гор­дяч­ка» по пье­се Та­ма­ры Ян! По­том опять же в сто­ли­це, но уже на сцене те­ат­ра име­ни Пуш­ки­на, по­ка­зы­ва­ет спек­такль «На вся­ко­го муд­ре­ца до­воль­но про­сто­ты» по Ост­ров­ско­му.

- Это был пря­мо ко­стюм­ный спек­такль и в де­ко­ра­ци­ях?

- Ко­неч­но! Для на­зы­ва­ев­цев имя Ку­ры­ше­ва ле­ген­дар­ное. Был он че­ло­ве­ком дерз­ким, ост­рым на язык, за что, ви­ди­мо, и «съе­ли». В на­род­ных кол­лек­ти­вах на­ли­чие ре­жис­сё­ра очень важ­но, а ко­гда Ку­ры­шев уехал, те­атр рух­нул. Бы­ли по­пыт­ки его ре­ани­ми­ро­вать, но, что на­зы­ва­ет­ся, всплес­ка­ми. По­ка не при­шла Люд­ми­ла Ива­но­ва, моя од­но­класс­ни­ца и од­но­курс­ни­ца. Сей­час она во гла­ве всей На­зы­ва­ев­ской куль­ту­ры. И имен­но наш те­атр стал ро­до­на­чаль­ни­ком об­ласт­но­го фе­сти­ва­ля лю­би­тель­ских те­ат­ров «Те­ат­раль­ные встре­чи», ко­то­ро­му нын­че ис­пол­ни­лось 23 го­да, а ле­то­пись на­чи­на­ет­ся со спек­так­ля-по­бе­ди­те­ля «Про­ле­тар­ская мель­ни­ца сча­стья». Его мы по­ста­ви­ли вме­сте с Люд­ми­лой Ни­ко­ла­ев­ной.

- Вы где-то под­смот­ре­ли эту идею?

- Да. В 1995 го­ду наш те­атр по­ехал на фе­сти­валь «Те­ат­раль­ная осень на Бай­ка­ле» в Ир­кутск со спек­так­лем «Жи­ви и помни» по Рас­пу­ти­ну. Вре­мя бы­ло не­про­стое, зар­пла­ту не пла­ти­ли, в бюд­же­те рай­о­на ды­ра. Но Вла­ди­мир За­бра­са­ев, на тот мо­мент гла­ва рай­о­на, при­шёл, стук­нул по сто­лу и ска­зал: «По­еде­те! Пусть о Называевске узна­ет стра­на». 13 мил­ли­о­нов на­шёл, в то вре­мя ин­фля­ция бы­ла жут­кая.

- Вы­хо­дит, че­ло­век по­ни­мал, что узна­ва­е­мость тер­ри­то­рии мож­но до­стичь и с по­мо­щью те­ат­раль­но­го кол­лек­ти­ва… Бренд сей­час ищут, те­атр «Сотоварищи» мог бы им стать?

- По­че­му бы нет. О нас зна­ют в Рос­сии. В 2016 го­ду мы ста­ли «Заслу­жен­ным кол­лек­ти­вом на­род­но­го твор­че­ства РФ», а на­зва­ние «Сотоварищи» по­яви­лось в ян­ва­ре 2017 го­да.

БИТЬ И ЦЕЛОВАТЬ НА­ДО ВСЕ­РЬЁЗ

- Что в ра­бо­те ре­жис­сё­ра бы­ло для вас слож­ным в то вре­мя, ко­гда вы при­шли в те­атр?

- Ре­пе­ти­ции! Нуж­но бы­ло по­ло­мать пред­став­ле­ние ар­ти­стов о са­мом про­цес­се. Они вор­ча­ли: «Я сло­ва вы­учу, до­ма пе­ред зер­ка­лом рас­ска­жу и до­ста­точ­но». - «Ну уж нет, с вы­учен­ным тек­стом вы не бу­де­те про­сто хо­дить по сцене, - ска­за­ли мы с Люд­ми­лой Ива­но­вой. - Бу­де­те иг­рать».

В те­ат­ре ни­че­го про­сто так не де­ла­ют. Ес­ли ты це­лу­ешь­ся, то це­луй­ся, ес­ли бьёшь по ли­цу, то бей. В сту­ден­че­стве отыг­ры­ва­ли та­кой этюд, в ко­то­ром мне по ли­цу би­ли 26 раз, что­бы до­бить­ся нуж­ной эмо­ции.

- Есть же ими­ти­ру­ю­щие при­ё­мы…

- Это лю­би­тель­щи­на! Это ре­пе­ти­ру­ет­ся на за­ня­ти­ях по сценд­ви­же­нию - и то для то­го, что­бы отыг­рать гро­тес­ко­вый мо­мент, или с детьми не бу­дешь же лу­пить по ре­бён­ку.

- Вы учи­лись в Бар- нау­ле. Как вас ро­ди­те­ли от­пу­сти­ли в чу­жой го­род од­но­го?

- Я все­гда был са­мо­сто­я­тель­ным. Ска­зал, что по­еду в ин­сти­тут куль­ту­ры, толь­ко не знал: то ли на ак­тё­ра, то ли на ре­жис­сё­ра. Отец по­шёл на ж.-д. вок­зал, спро­сил, сколь­ко ехать до Бар­на­у­ла. Был ве­чер, ему ска­за­ли, что бу­дет ваш сын в Бар­нау­ле в 9.30. Все­го-то ночь! Я и две мои од­но­класс­ни­цы (од­на из них Люд­ми­ла Ива­но­ва) се­ли в об­щий ва­гон, по­еха­ли. Пол­де­ся­то­го на­сту­пи­ло, а Бар­на­у­ла нет. При­е­ха­ли по­чти че­рез сут­ки, в 21.30, а у нас толь­ко ад­рес ин­сти­ту­та на ли­сточ­ке. По­шли ис­кать го­сти­ни­цу.

Ви­дим - кра­си­вое зда­ние, по­ан­глий­ски на­пи­са­но. Не зна­ли, что мо­гут быть го­сти­ни­цы для ино­стран­цев. Две­ри стек­лян­ные, ав­то­ма­ти­че­ски рас­па­хи­ва­ют­ся. Это сей­час они сплошь и ря­дом, а то­гда в ди­ко­вин­ку. На­шли вход, дев­чон­ки рух­ну­ли на ди­ва­ны: уста­ли. Я к ад­ми­ни­стра­то­ру - пе­ре­но­че­вать хо­тим. Жен­щи­на на ре­цеп­шене бы­ла та­кая, как в ка­ри­ка­ту­рах: би­гу­ди, очоч­ки. И мне на таб­лич­ку ука­зы­ва­ет, а там клас­си­че­ское «Мест нет». И толь­ко ах­ну­ла, ко­гда узна­ла, что мы од­ни, без ро­ди­те­лей. Прав­да, но­че­вать пу­сти­ла, сто­ил но­мер 2,5 руб. в сут­ки. Я по­том за 15 руб­лей в ме­сяц сни­мал квар­ти­ру. - И вас сра­зу за­чис­ли­ли в вуз? - Чи­тал Ми­хал­ко­ва «Кот Ти­мо­фей - от­кры­тая ду­ша». Толь­ко первую строч­ку и про­из­нёс. Спро­си­ли, знаю ли я, кто та­кой Ста­ни­слав­ский, от­ве­тил - ко­неч­но. А Не­ми­ро­вич-Дан­чен­ко - это один че­ло­век? Я со­мне­вал­ся, ну раз спра­ши­ва­ют, от­ве­тил - один. А как они по­зна­ко­ми­лись? Все зна­ют, что это бы­ло в ре­сто­ране «Сла­вян­ский ба­зар». На­ка­нуне дев­чон­ки учи­ли что-то та­кое, но из все­го я за­пом­нил толь­ко «ба­зар». Я был наг­лым, по­это­му уве­рен­но от­ве­тил: «На ба­за­ре». Ко­мис­сия уже на­ча­ла, что на­зы­ва­ет­ся, «ко­лоть­ся». Ме­ня взя­ли по боль­шо­му счё­ту по­то­му, что «шта­ны», па­рень. Сей­час всё по-дру­го­му, нуж­но все­рьёз го­то­вить­ся.

«КАТАСТРОФИЧЕСКИ ТЕ­АТ­РАЛЬ­НАЯ»

- У вас та­кие спек­так­ли, что труд­но на­звать вас лю­би­те­ля­ми. На фе­сти­ва­ле вы отыг­ра­ли «Лямур пер­дю, Иван Си­до­ро­вич!» и взя­ли Гран-при…

- В ос­но­ве - пье­са Оле­га Бо­га­е­ва «Рус­ская на­род­ная поч­та», я её про­чёл, и она ме­ня не впе­чат­ли­ла. Го­во­рят, её отыг­ры­вал Та­ба­ков, но я той по­ста­нов­ки не ви­дел. Хо­тел дав­но по­ста­вить спек­такль по рас­ска­зам Шук­ши­на, вы­брал «Три гра­ции», «Са­пож­ки», «Миль пар­дон, ма­дам» и «Бес­со­вест­ные». Мне по­ду­ма­лось: а что ес­ли Бо­га­е­ва и Шук­ши­на объ­еди­нить? На­пи­сал ин­сце­ни­ров­ку, ме­ся­ца че­ты­ре мы ре­пе­ти­ро­ва­ли.

- На­зва­ние для рус­ско­го уха необыч­ное, как вы­би­ра­ли?

- Пе­ре­во­дит­ся про­сто: «Лю­бовь про­хо­дит». Ге­рой ре­шил вы­учить фран­цуз­ский язык, и это вы­ра­же­ние его ужас­но ве­се­лит. Это по­жи­лой муж­чи­на, ко­то­ро­му хо­чет­ся об­щать­ся, да не с кем. И он бе­рёт­ся пи­сать сам се­бе пись­ма: от ста­рых при­я­те­лей, от глав­но­го ре­дак­то­ра те­ле­ви­де­ния, от ко­ро­ле­вы Ан­глии, а в кон­це и от кло­пов. Пред­став­ля­е­те, мно­го­мил­ли­ард­ная пла­не­та, а лю­ди оди­но­ки.

- Хо­дят ли на спек­так­ли лю­ди в Называевске?

- В Называевске в день пре­мье­ры ан­шла­ги. Для на­ших зри­те­лей спек­такль - со­бы­тие. Они при­на­ря­жа­ют­ся, это вы­ход в свет. Пуб­ли­ка у нас катастрофически те­ат­раль­ная. По рай­о­нам ез­дим. На­ши по­езд­ки опла­чи­ва­ют­ся из бюд­же­та рай­о­на. Са­ми по­ни­ма­е­те, мы на би­ле­тах там точ­но не за­ра­бо­та­ем. Я бы ска­зал, что мы ез­дим, как агит­бри­га­ды из про­шло­го. Не хо­чу го­во­рить па­фос­но, но мы про­па­ган­ди­ру­ем ис­кус­ство.

В НАЗЫВАЕВСКЕ В ДЕНЬ ПРЕ­МЬЕ­РЫ АН­ШЛА­ГИ.

Фо­то из ар­хи­ва те­ат­ра «Сотоварищи»

Фи­наль­ная сце­на из спек­так­ля про пись­ма оди­но­ко­го че­ло­ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.