«НА­ША ЗА­ДА­ЧА - НАЙ­ТИ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА»

Во­лон­тёр ­ о де­тях­«бе­гун­ках» и взрос­лых «по­те­ряш­ках»

AiF v Orenburzhye (Orenburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­на КОННОВА

ПО­ИС­КО­ВО-СПА­СА­ТЕЛЬ­НЫЙ ОТ­РЯД «ОРЕНСПАС» ДЕЙ­СТВУ­ЕТ В ОРЕН­БУР­ГЕ С ОК­ТЯБ­РЯ 2011 ГО­ДА. ПО СТА­ТИ­СТИ­КЕ ВО­ЛОН­ТЁ­РЫ ОБ­НА­РУ­ЖИ­ЛИ ОКО­ЛО 70% ПРО­ПАВ­ШИХ ЖИ­ВЫ­МИ. НА СЕ­ГО­ДНЯШ­НИЙ ДЕНЬ В БА­ЗЕ ОТ­РЯ­ДА НЕНАЙДЕННЫМИ ОСТА­ЮТ­СЯ ПО­РЯД­КА 65 ЧЕ­ЛО­ВЕК.

Кор­ре­спон­дент «АиФ в Орен­бур­жье» рас­спро­сил Ири­ну За­це­пи­ну - пресс-сек­ре­та­ря «ОренС­па­са» и во­лон­тё­ра со ста­жем о том, что за лю­ди при­хо­дят по­мо­гать доб­ро­воль­но, в чём нуж­да­ют­ся во­лон­тё­ры и по­че­му за­яв­лять о про­па­же лю­дей на­до как мож­но рань­ше.

СБРАСЫВАЕМСЯ НА БЕН­ЗИН

- Ири­на, я пом­ню несколь­ко лет на­зад в фе­де­раль­ных СМИ один боль­шой на­чаль­ник из ор­га­нов ска­зал, что во­лон­тё­ры в по­ис­ках боль­ше ме­ша­ют, чем по­мо­га­ют. Ими на­до ру­ко­во­дить, объ­яс­нять, они от­ни­ма­ют вре­мя и т. д.

- «ОренСпас» в про­шлом го­ду, на­ко­нец, за­ре­ги­стри­ро­вал­ся как неком­мер­че­ская ор­га­ни­за­ция, сей­час у нас за­клю­че­ны офи­ци­аль­ные до­го­во­ры о со­труд­ни­че­стве с пра­во­охра­ни­те­ля­ми, об­ласт­ной по­ис­ко­во-спа­са­тель­ной служ­бой и ре­ги­о­наль­ным МЧС. Лич­но мне бы­ло про­ще, ко­гда мы бы­ли про­сто «груп­па то­ва­ри­щей», ко­то­рые в лю­бое вре­мя су­ток вы­ез­жа­ли на по­ис­ки, но от­чи­ты­ва­лись толь­ко пе­ред со­бой и сво­и­ми со­рат­ни­ка­ми. 2018 год объ­яв­лен Го­дом во­лон­тё­ра, и за­ре­ги­стри­ро­ван­ные ор­га­ни­за­ции мо­гут участ­во­вать в гран­то­вых кон­кур­сах. А нам дей­стви­тель­но мно­го что необ­хо­ди­мо. - Бен­зин, фо­на­ри? - И бен­зин, и фо­на­ри, и ра­ции, на­ви­га­то­ры. Мы же все на сво­их лич­ных ав­то­мо­би­лях. Ино­гда, ко­гда у ко­го-то воз­ни­ка­ет про­бле­ма с фи­нан­са­ми, сбрасываемся и за­прав­ля­ем ма­ши­ну, что­бы вы­ехать на по­иск. Фо­на­ри нуж­ны по­мощ­нее, ра­ции по­со­вре­мен­нее. Ко­гда боль­шие по­ис­ки, ес­ли криминал, или гриб­ни­ки по­те­ря­лись, бы­ва­ет, со­би­ра­ет­ся на по­ис­ки че­ло­век сто. Раз­би­ва­ем­ся на груп­пы по пять че­ло­век, и хо­те­лось бы, чтоб хо­тя бы у од­но­го бы­ла ра­ция. Так про­ще ко­ор­ди­ни­ро­вать по­ис­ки и са­мим не рас­те­рять­ся, по­то­му что есть и та­кая ве­ро­ят­ность. Мы ски­ды­ва­ем­ся раз в ме­сяц на не­об­хо­ди­мые нуж­ды от­ря­да, чтото необ­хо­ди­мое по­ку­па­ем. У нас, ко­неч­но, есть кое-ка­кое обо­ру­до­ва­ние, но от по­мо­щи не от­ка­зы­ва­ем­ся. Нам од­на­ж­ды пред­при­ни­ма­тель при­вёз пар трид­цать ре­зи­но­вых са­пог. При­го­ди­лись.

У нас се­год­ня в ак­ти­ве боль­ше 30 че­ло­век, ко­то­рые ре­гу­ляр­но участ­ву­ют в по­ис­ках, рас­кле­и­ва­ют ори­ен­ти­ров­ки, ра­бо­та­ют с опе­ра­тив­ной ин­фор­ма­ци­ей. Неко­то­рые ухо­дят, но ос­нов­ной ко­стяк, ко­то­рый с ос­но­ва­ния «ОренС­па- са», остал­ся. При­хо­дят но­вич­ки, кто-то при­ки­па­ет ду­шой на­дол­го, неко­то­рые по­сле пер­во­го по­ис­ка боль­ше не воз­вра­ща­ют­ся в от­ряд. И это вполне объ­яс­ни­мо. Не каж­дый го­тов к ноч­ным вы­ез­дам, да и род­ствен­ни­ки не все­гда одоб­ря­ют та­кой об­раз жиз­ни.

- Ко­го ис­кать труд­нее - де­тей или взрос­лых?

- Труд­но ис­кать по­жи­лых лю­дей, стра­да­ю­щих по­те­рей па­мя­ти. Ни­ка­кой ло­ги­ки в их пе­ре­дви­же­нии нет. На­деж­да на счаст­ли­вый слу­чай и вни­ма­тель­ность нерав­но­душ­ных граж­дан. Ви­ди­те рас­те­рян­но­го ста­ри­ка - по­дой­ди­те, рас­спро­си­те - как зо­вут, всё ли в порядке, пред­ло­жи­те по­мощь. Ес­ли ста­ло ясно, что по­те­рял­ся от­ве­ди­те в бли­жай­ший ма­га­зин, где есть охра­на, по­про­си­те вы­звать по­ли­цию. А род­ствен­ни­кам мож­но по­со­ве­то­вать по­ло­жить в кар­ман или при­шить на одеж­ду за­пис­ку с име­нем, ад­ре­сом или те­ле­фо­ном, по ко­то­ро­му с ни­ми мож­но бы­ло бы свя­зать­ся. Ко­гда на­чи­на­ет­ся по­иск под­рост­ков - есть хо­тя бы, с че­го на­чи­нать - дру­зья, ме­ста, где ча­ще все­го они про­во­дят вре­мя. И за­будь­те вы о трёх сут­ках, ко­то­рые, яко­бы, долж­ны прой­ти со вре­ме­ни про­па­жи че­ло­ве­ка. За­яв­ле­ние в по­ли­ции обя­за­ны при­нять сра­зу, как толь­ко у вас воз­ник­ли по­до­зре­ния о нелад­ном.

МЫ ВСЕ­ГДА НА СТО­РОНЕ ДЕ­ТЕЙ

- По­че­му из до­ма бе­гут де­ти? Все­гда ли это небла­го­по­луч­ные се­мьи? При­хо­дит­ся ли най­ден­ных под­рост­ков уго­ва­ри­вать вер­нуть­ся?

- Хо­чу ска­зать сра­зу: мы все­гда на сто­роне де­тей. Ес­ли бе­гут - зна­чит в се­мье про­бле­мы. Од­на­ж­ды ис­ка­ли де­воч­ку 12 лет. При­чём за­яв­ле­ние о про­па­же сде­ла­ла не её мать, а класс­ный ру­ко­во­ди­тель. Ре­бё­нок не при­шёл в шко­лу, пе­да­гог по­зво­нил ма­те­ри, та от­ве­ти­ла, что дочь не но­че­ва­ла до­ма, «на­вер­ное, бы­ла у по­дру­ги».

При­ез­жа­ем к ма­те­ри. Она да­ёт нам фо­то де­воч­ки и го­во­рит, что яр­кая при­ме­та - крос­сов­ки с крас­ны­ми цве­та­ми. На фо­то­гра­фии - на­ряд­ный ре­бё­нок, улы­ба­ет­ся. Мы об­ра­ща­ли вни­ма­ние при опро­се лю­дей на обувь, по­ка­зы­ва­ли фо­то. Ре­зуль­та­та ноль. Де­воч­ку узна­ла мать её быв­шей од­но­класс­ни­цы, уви­дев ин­фор­ма­цию о про­па­же в Ин­тер­не­те.

Обу­ви с яр­ки­ми цве­та­ми на ре­бён­ке не бы­ло. По­лу­ча­ет­ся, что мать да­же не зна­ла, в чём дочь ушла в шко­лу. И ни­че­го об­ще­го с

СО­БЫ­ТИЕ фо­то­гра­фи­ей. Одеж­да ста­рень­кая, ис­пу­ган­ный взгляд. Ко­гда успо­ко­и­лась, на­ча­ла пла­кать и го­во­рить, что бьёт от­чим.

Есть «хро­ни­че­ские» «бе­гун­ки» из нор­маль­ных се­мей, ро­ди­те­ли не зна­ют, как спра­вить­ся с та­ким лю­би­те­лем при­клю­че­ний. Тер­пе­ние и лю­бовь. Раз­го­во­ры о том, как пе­ре­жи­ва­ют и бес­по­ко­ят­ся за него.

- Как ве­сти се­бя, ес­ли ви­ди­те на ули­це ре­бён­ка с ори­ен­ти­ров­ки?

- Глав­ное - не ис­пу­гать, ве­сти се­бя спо­кой­но. По­дой­ти, по­го­во­рить, рас­спро­сить как се­бя чув­ству­ет. Ска­зать, что ви­де­ли объ­яв­ле­ние о его про­па­же и зво­нить в по­ли­цию или на де­жур­ный но­мер во­лон­тё­ров 8 (3532) 222-982. Ни в ко­ем слу­чае не нуж­но ве­сти ре­бён­ка к се­бе до­мой, луч­ше в бли­жай­шее от­де­ле­ние по­ли­ции. Вот сей­час, ко­гда чи­та­е­те эти стро­ки - за­бей­те этот но­мер в те­ле­фон. Про­сто на вся­кий слу­чай. Не по­на­до­бит­ся - слава Бо­гу. При­го­дит­ся - се­бе спа­си­бо ска­же­те. Чем рань­ше по­сту­пит со­об­ще­ние, тем боль­ше шан­сов най­ти про­пав­ше­го.

- Вы со­труд­ни­ча­е­те с во­лон­тё­ра­ми из дру­гих ре­ги­о­нов?

- Ко­неч­но. У нас хо­ро­шие от­но­ше­ния с во­лон­тё­ра­ми из Ека­те­рин­бур­га, с от­ря­дом «Со­кол». Од­на­ж­ды нам со­об­щи­ли, что у них про­па­ла де­вуш­ка. По би­ле­там вро­де от­пра­ви­лась в Орен­бург, к сво­е­му воз­люб­лен­но­му. Най­де­на, жи­ва, хоть же­них ока­зал­ся не тем, за ко­го се­бя вы­да­вал.

Бе­ло­рус­ские во­лон­тё­ры от­ря­да «Ан­гел» по­мог­ли нам най­ти де­вуш­ку из Орен­бур­га. Они ис­ка­ли её там по воз­мож­ным ад­ре­сам, а ко­гда на­шли - уго­во­ри­ли вер­нуть­ся до­мой из Мин­ска.

Из Пер­ми мы на­хо­ди­ли то­ва­ри­ща, ко­то­рый на за­ра­бот­ки при­е­хал, чуть в «раб­ство» не по­пал. За­ра­бо­тал день­ги, по­зво­нил с вок­за­ла род­ным, ска­зал, что вы­ез­жа­ет. По­том че­рез не­ко­то­рое вре­мя ещё один зво­нок, мол, об­во­ро­ва­ли, вы­шли­те де­нег, а по­том - вы­клю­чен­ный те­ле­фон и неиз­вест­ность. Род­ствен­ни­ки подают за­яв­ле­ние о про­па­же че­ло­ве­ка по ме­сту про­пис­ки - в Пер­ми. До­ку­мен­ты поч­той от­прав­ля­ют­ся из Пер­ми в Орен­бург. Хо­ро­шо, что есть неравнодушные опе­ра, ко­то­рые по на­шей прось­бе про­шер­сти­ли фа­ми­лии за­дер­жан­ных за опре­де­лён­ное вре­мя и на­шли на­ше­го пер­мя­ка. Узна­ли, что он вро­де уехал с че­ло­ве­ком, ко­то­рый во­зит та­ких, без до­ку­мен­тов, на по­ля ра­бо­тать за еду. Там и на­шли. Без до­ку­мен­тов, без те­ле­фо­на, без де­нег. Опять во­прос - по­че­му не идут в по­ли­цию? От­ве­та нет.

- Кто за­дер­жал «крас­но­кам­ско­го пе­до­фи­ла» Юрия Ти­уно­ва в ян­ва­ре про­шло­го го­да?

- Его на­шёл па­рень не из «ОренС­па­са», узнав­ший о про­изо­шед­шем из соц­се­тей.

«ОренСпас» по­сто­ян­но был на свя­зи с перм­ски­ми во­лон­тё­ра­ми. Они по­мог­ли след­ствию уста­но­вить его связь с преступлениями, со­вер­шён­ны­ми в Перм­ском крае. Стали про­ве­рять на при­част­ность к ана­ло­гич­ным пре­ступ­ле­ни­ям. То­гда и вы­яс­ни­лась его при­част­ность к над­ру­га­тель­ствам над дву­мя маль­чи­ка­ми в Крас­но­кам­ске и к убий­ству перм­ско­го школь­ни­ка.

- Ино­гда в соц­се­тях, в об­суж­де­ни­ях под по­ста­ми о тех, кто найден - жи­вым или мёртвым, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся дис­кус­сия - по­че­му, мол, не со­об­ща­ют­ся по­дроб­но­сти.

- Мы в сво­ей груп­пе ясно да­ли по­нять, что не пи­шем по­дроб­но­стей и не об­суж­да­ем мо­ти­вы. Это не на­ше де­ло. На­ша за­да­ча - най­ти че­ло­ве­ка.

70%

По­ис­ки че­ло­ве­ка - это ча­ще все­го за­бро­шен­ные до­ма, под­ва­лы или лес.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.