БЫЛ И СКЛАДОМ, И КОНЮШНЕЙ

Эта церковь пе­ре­жи­ла мно­гое, но усто­я­ла до на­ших дней

AiF v Tule (Tula) - - КАЛЕЙДОСКОП - Ан­дрей ЛИФКЕ Фо­то ав­то­ра

КАК В 1968 ГО­ДУ ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ХРАМ ОКА­ЗАЛ­СЯ НА ОСТ­РО­ВЕ, А ЕГО ПРИ­ХО­ЖАНЕ ЕД­ВА НЕ УТОНУЛИ ВМЕ­СТЕ СО СВО­И­МИ ПОЖИТКАМИ, И ЧТО С НИМ СТА­ЛО СЕ­ГОД­НЯ - ВЫЯСНЯЛ НАШ КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ.

СТАРАНИЯМИ ЩЕДРОГО БАРИНА

Ис­по­кон ве­ка жизнь в вер­хо­вьях реч­ки Пронь, од­но­го из ос­нов­ных пра­вых при­то­ков Оки, бы­ла ком­форт­ная и без­бед­ная. На­при­мер, в сель­це Пол­те­во Го­ро­ди­ще для снос­но­го кре­стьян­ско­го жи­тья-бы­тья бы­ли все усло­вия. Во-пер­вых, реч­ка. Хоть и не ши­ро­кая, но ры­бой изоби­лу­ю­щая вся­че­ской. Во­вто­рых, по весне и по осе­ни при пе­ре­лё­тах с Се­ве­ра на Юг и об­рат­но вся­кий год по­бли­зо­сти оста­нав­ли­ва­лись на ноч­лег и кор­мёж­ку ди­кие ут­ки-гу­си, а в окрест­но­стях во­дил­ся раз­ный про­мыс­ло­вый зверь, вплоть до пуш­но­го. Недаром же непо­да­ле­ку, на ря­зан­ском бе­ре­гу, рас­по­ло­жи­лось се­ло Гор­но­ста­е­во. Да и боб­ров с он­дат­ра­ми бы­ло в до­стат­ке. Так что не од­ним зем­ле­де­ли­ем жи­ли го­ро­ди­щен­ские. А уж ко­гда сель­цо при­об­рёл но­вый по­ме­щик и пе­ре­име­но­вал его в Алек­сан­дров­ку, то и во­все жизнь се­лян улуч­ши­лась крат­но. И вот по­че­му.

Своё вто­рое и по­след­нее на­зва­ние, по мне­нию зна­то­ков ки­мов­ской ста­ри­ны Вла­ди­ми­ра Юдина и Ва­си­лия Горш­ко­ва, се­ло по­лу­чи­ло по име­ни но­во­го вла­дель­ца. Бо­лее по­дроб­ных све­де­ний, к со­жа­ле­нию, не со­хра­ни­лось, од­на­ко с уве­рен­но­стью мож­но пред­по­ло­жить, что ба­рин был при­мер­ный хри­сти­а­нин. Да и от­нюдь не ску­пой при этом че­ло­век, по­сколь­ку на свои сред­ства по­стро­ил здесь храм. И на его укра­ше­ние де­нег то­же яв­но не по­жа­лел. Несмот­ря на то что в со­вет­ское вре­мя при­шлось хра­му по­слу­жить и складом, и да­же конюшней, и се­год­ня при­тя­ги­ва­ет он взгляд це­ни­те­ля рус­ской ста­ри­ны.

А что зна­чи­ло для от­да­лён­но­го сель­ца пре­об­ра­же­ние в на­сто­я­щее се­ло с соб­ствен­ным, как во­дит­ся, хра­мом? А зна­чи­ло это уве­ли­че­ние на­се­ле­ния, по­яв­ле­ние соб­ствен­но­го тор­го­во­го обо­ро­та, при­шед­ше­го на сме­ну пат­ри­ар­халь­но­му на­ту­раль­но­му об­ме­ну. То есть име­ло ме­сто яв­ное по­вы­ше­ние уров­ня жиз­ни вче­раш­них ры­ба­ков и охот­ни­ков. Со­хра­ни­лись све­де­ния, что по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням сю­да сте­ка­лись жи­те­ли окрест­ных ма­лых де­ре­вень - на сель­скую яр­мар­ку.

ХИ­МИЯ ПОТРЕБОВАЛА

ЖЕРТВ

Ныне пу­сту­ю­щий и раз­ру­ша­ю­щий­ся по­сте­пен­но храм при­тя­ги­ва­ет взор не толь­ко впе­чат­ля­ю­щи­ми раз­ме­ра­ми. Де­ло в том, что сто­ит он вот уже не од­но десятилетие на ост­ро­ве, бли­же к ле­во­му бе­ре­гу Прон­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща. И до­брать­ся до него мож­но толь­ко на лод­ке ли­бо в зим­нее вре­мя по льду. Для то­го что­бы по­лю­бо­вать­ся хо­ро­шо со­хра­нив­ши­ми­ся фрес­ка­ми в при­де­ле Ни­ко­лая-угод­ни­ка.

В на­ча­ле 60-х го­дов про­шло­го ве­ка Ми­ни­стер­ство хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти СССР оза­бо­ти­лось тем, что раз­рас­тав­ше­му­ся в несколь­ких де­сят­ках ки­ло­мет­ров от Алек­сан­дров­ки Но­во­мос­ков­ско­му про­из­вод­ствен­но­му объ­еди­не­нию ста­ло не хва­тать во­ды для тех­ни­че­ских нужд. Несмот­ря на то что в про­мыш­лен­ной зоне Но­во­мос­ков­ска уже мно­го лет су­ще­ство­ва­ли два дру­гих ру­ко­твор­ных огром­ных во­до­ё­ма - Шат­ское и Лю­бов­ское во­до­хра­ни­ли­ща. То­гда-то и при­ня­то бы­ло ре­ше­ние о со­зда­нии на ма­лой реч­ке ещё од­но­го круп­но­го во­до­хра­ни­ли­ща - Прон­ско­го.

Вре­ме­на бы­ли уже не те, ко­гда во­ле­вым ре­ше­ни­ем Сов­нар­ко­ма мож­но бы­ло за­про­сто, не спро­сив лю­дей, за­то­пить с де­ся­ток де­ре­вень, сёл, а то и го­ро­дов. Как это слу­чи­лось, на­при­мер, на Вол­ге, при со­зда­нии Ры­бин­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща, где под во­ду пол­но­стью ушёл в 1946 го­ду древ­ний го­род Мо­ло­га вме­сте с жи­те­ля­ми из тех, кто не по­же­лал покидать род­ные ме­ста да­же под стра­хом смер­ти.

ТАМ ВАМ БУ­ДЕТ ЛУЧ­ШЕ!

И по­на­е­ха­ли в Алек­сан­дров­ку эмис­са­ры. Вот что рас­ска­за­ла в своё вре­мя быв­шая жи­тель­ни­ца Алек­сан­дров­ки Клав­дия Цы­ку­но­ва:

- Мест­ность на­ша бы­ла очень кра­си­вая и для жи­тья удоб­ная. И луг, что­бы ско­ти­ну па­сти, и ре­ка с ры­бой и ди­чью. По­это­му, ко­гда по­шли слу­хи, что Алек­сан­дров­ку за­то­пят, а всех нас пе­ре­се­лят в Апар­ки, то мно­гие сна­ча­ла не хо­те­ли в это ве­рить. А по­том, ко­гда слу­хи под­твер­ди­лись, народ ма­лость и за­бун­то­вал.

Но при­е­ха­ли в се­ло боль­шие на­чаль­ни­ки и да­вай рас­пи­сы­вать, как хо­ро­шо за­жи­вёт­ся нам на но­вом ме­сте, в Апар­ках, что в трёх вер­стах. Мол, там для вас го­то­вые до­ма с во­до­про­во­дом уже по­стро­е­ны и са­раи к ним, ма­га­зин име­ет­ся и во­об­ще - все усло­вия. И это так и бы­ло.

До­ма с во­дой - оно, ко­неч­но, хо­ро­шо, да толь­ко в Апар­ках сплошь буг­ры да бу­е­ра­ки. И не род­ное, не своё… Часть на­ших от пе­ре­ез­да ре­ши­ли от­ка­зать­ся, ведь тут же и мо­гил­ки ро­ди­тель­ские оста­ва­лись! За­во­ди­лой у от­каз­ни­ков был Быч­ков Дмит­рий, креп­кий та­кой дядь­ка, хоть и од­но­но­гий, из фрон­то­ви­ков. На него на­шли упра­ву. По­са­ди­ли ми­ли­цей­ские в мо­то­цикл с ко­ляс­кой и от­вез­ли ку­да-то, нена­дол­го, прав­да. Для остраст­ки. А на­чаль­ни­ки но­вый ко­зырь из ру­ка­ва вы­ну­ли: кто за­хо­чет ха­ты свои пе­ре­вез­ти на но­вое ме­сто, то, по­жа­луй­ста, по­мо­жем. Или день­га­ми воз­ме­стим. Да­же род­ствен­ни­ков, ле­жав­ших на клад­би­ще при церк­ви, раз­ре­ши­ли пе­ре­за­хо­ро­нить. Ну нам и неку­да де­вать­ся…

МНО­ГО ВО­ДЫ ПРИТЕКЛО

Ещё при­пом­ни­ла Клав­дия Сер­ге­ев­на по­след­ний час в род­ном се­ле:

- Си­де­ли мы уже на уз­лах и сун­ду­ках, я то­гда ещё дев­чон­кой бы­ла. Всех уже вы­вез­ли, а за на­ми ма­ши­ны всё нет и нет. И тут во­да в Про­ни на­ча­ла очень бы­ст­ро под­ни­мать­ся, и всё бли­же, бли­же к крыль­цу! Ну, ду­ма­ем, по­то­нем тут же, у род­но­го по­ро­га. В по­след­ние ми­ну­ты за­бра­ли нас и в Апар­ки от­вез­ли. И сей­час жи­вем здесь, при­вык­ли…

… В ап­ре­ле, ко­гда в ак­ва­то­рию во­до­хра­ни­ли­ща устрем­ля­ют­ся с вы­со­ких скло­нов веш­ние во­ды, за­пол­ня­ет­ся оно на­столь­ко, что храм По­кро­ва Пре­свя­той Богородицы уже не на ост­ро­ве, а буд­то плы­вёт, не по­ко­рив­шись пре­врат­но­стям неза­вид­ной сво­ей судьбы. Очень кра­си­вое зре­ли­ще. И пе­чаль­ное.

ОТЧЕГО БЕ­ЖА­ЛИ, ЕД­ВА СО­БРАВ ПОЖИТКИ?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.