ИСТО­РИЯ СТАЛИНОГОРСКОГО АЭРОКЛУБА

Как ста­но­ви­лись «кры­лья­ми Ро­ди­ны»

AiF v Tule (Tula) - - СУДЬБЫ -

84 ГО­ДА ИСПОЛНИЛОСЬ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ СТАЛИНОГОРСКОГО АЭРОКЛУБА, ШЕСТНАДЦАТЬ ВОСПИТАННИКОВ КО­ТО­РО­ГО УДОСТОИЛИСЬ ЗВАНИЯ ГЕРОЯ СО­ВЕТ­СКО­ГО СОЮЗА.

ОСОАВИАХИМ - ЭТО…

Пе­ре­дать ат­мо­сфе­ру то­го до­во­ен­но­го вре­ме­ни, ни­че­го не ска­зав об ОСОАВИАХИМе, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Эту ор­га­ни­за­цию в СССР зна­ли и по­чи­та­ли все от ма­ла до ве­ли­ка. Эта аб­бре­ви­а­ту­ра озна­ча­ет «Об­ще­ство со­дей­ствия обо­роне, авиа­ции и хи­ми­че­ско­му стро­и­тель­ству». Это бы­ла од­на из са­мых мощ­ных об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций то­го вре­ме­ни - как по чис­лен­но­сти, так и по ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ской ба­зе. А о его за­да­чах и це­лях го­во­рит са­мо на­зва­ние.

Ед­ва ли не все юно­ши до­во­ен­ной по­ры стре­ми­лись за­слу­жить пра­во но­ше­ния хо­тя бы од­но­го из обо­рон­ных знач­ков: ГТО, ГСО («Го­тов к са­ни­тар­ной обо­роне»), ГПВХО («Го­тов к про­ти­во­воз­душ­ной и про­ти­во­хи­ми­че­ской обо­роне»), «Во­ро­ши­лов­ский стре­лок», «Снай­пер». Осо­бен­но пре­стиж­ным счи­та­лось стать пол­ным ка­ва­ле­ром всех обо­рон­ных знач­ков. Вру­ча­лись знач­ки не про­сто так. Не­об­хо­ди­мо бы­ло на ста­ди­оне быст­рее дру­гих бе­гать, пры­гать в дли­ну и вы­со­ту даль­ше и вы­ше то­ва­ри­щей, а в спорт­за­ле оди­на­ко­во уве­рен­но чув­ство­вать се­бя на бру­сьях и пе­ре­кла­дине. А уж иг­рать в во­лей­бол, хо­дить на лы­жах, по­се­щать хо­тя бы од­ну спор­тив­ную сек­цию - на­при­мер, бок­са, борь­бы, тя­жё­лой ат­ле­ти­ки - пар­ней за­став­лять не на­до бы­ло. На тех, кто со спор­том не дру­жил, де­вуш­ки смот­ре­ли с пре­зре­ни­ем. Да и са­ми они ста­ра­лись не от­ста­вать. На та­ком во­ен­но-пат­ри­о­ти­че­ском подъ­ёме и со­зда­вал­ся Ста­ли­но­гор­ский аэро­клуб.

МО­ЛО­ДЁЖЬ - НА САМОЛЁТЫ!

Де­нег на по­доб­ные учре­жде­ния го­су­дар­ство не жа­ле­ло. К при­ме­ру, в Ста­ли­но­гор­ске по­яви­лись не толь­ко самолёты У-2, но и ан­га­ры, и ре­монт­ная ба­за, и мно­гое дру­гое. А ведь та­кие клу­бы бы­ли и в Ту­ле, Алек­сине, Еф­ре­мо­ве. В то же вре­мя тре­бо­ва­ния к же­ла­ю­щим стать кур­сан­та­ми аэроклуба предъ­яв­ля­лись очень стро­гие, по­сколь­ку в них на­чаль­ство ви­де­ло бу­ду­щих лёт­чи­ков-ис­тре­би­те­лей. В об­щем, кур­сант дол­жен был об­ла­дать креп­ким здо­ро­вьем, же­лез­ны­ми нер­ва­ми, от­мен­ным ве­сти­бу­ляр­ным ап­па­ра­том, сто­про­цент­ным зре­ни­ем и, са­мо со­бой, бес­стра­ши­ем.

«Мо­ло­дёжь - на самолёты!» та­кой клич был бро­шен в стране в на­ча­ле 30-х го­дов, в свя­зи с тем что при бур­но раз­ви­вав­шей­ся авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти ощу­ща­лась ост­рая нехват­ка авиа­то­ров. Вы­пуск са­мо­лё­тов раз­ных ти­пов опе­ре­жал под­го­тов­ку лёт­ных кад­ров. Лик­ви­ди­ро­вать та­кое несо­от­вет­ствие пра­ви­тель­ство по­ру­чи­ло че­рез сеть аэро­клу­бов ОСОАВИАХИМу. При­чём пер­вич­ную под­го­тов­ку бу­ду­щих лёт­чи­ков бы­ло ре­ше­но осу­ществ­лять без от­ры­ва от ра­бо­ты или учё­бы.

Пер­вых кур­сан­тов Ста­ли­но­гор­ский аэро­клуб при­нял в 1934 го­ду. Назван он был име­нем Ми­ха­и­ла Ба­буш­ки­на, од­но­го из ге­ро­ев-че­люс­кин­цев, по­бы­вав­ше­го в мо­ло­дом го­ро­де по­сле ге­ро­и­че­ской эпо­пеи. Под аэро­клуб был вы­де­лен ба­рак в про­мыш­лен­ной ча­сти го­ро­да на ули­це Обо­ро­ны. Од­но­вре­мен­но на­ча­лось стро­и­тель­ство аэро­дро­ма и необ­хо­ди­мых со­ору­же­ний.

Кур­сан­ты при­ня­лись изу­чать тео­рию лёт­но­го де­ла, то­по­гра­фию, воз­душ­но-на­зем­ное ори­ен­ти­ро­ва­ние и дру­гие пре­муд­ро­сти ста­но­вив­шей­ся в стране необы­чай­но по­пу­ляр­ной про­фес­сии. Курс за­ни­мал два го­да, и эти два го­да шли в за­чёт служ­бы в ар­мии, вы­пуск­ни­ки от при­зы­ва осво­бож­да­лись. Впро­чем, боль­шин­ство из них всё рав­но ухо­ди­ли слу­жить, но уже не ря­до­вы­ми но­во­бран­ца­ми в пе­хо­ту или ар­тил­ле­рию, а в авиа­цию.

По­ка пер­вый срав­ни­тель­но неболь­шой на­бор, все­го 21 че­ло­век, изу­чал тео­рию, бы­ла от­стро­е­на лёт­ная ба­за. В 1935 го­ду на­ча­лись учеб­ные по­лё­ты на У-2, став­шем впо­след­ствии са­мо­лё­том-ле­ген­дой: столь­ко стра­ху на­го­ня­ли на гит­ле­ров­цев эти небес­ные ти­хо­хо­ды - «рус фа­не­ра», как их про­зва­ли нем­цы. «Уточ­ки» под­кра­ды­ва­лись на ма­лой вы­со­те к пе­ред­ней ли­нии вра­га и с боль­шой точ­но­стью бом­би­ли за­ра­нее обо­зна­чен­ные на­зем­ной раз­вед­кой ог­не­вые точ­ки про­тив­ни­ка. На­до от­ме­тить, что та­кие опе­ра­ции осу­ществ­ля­ли в ос­нов­ном лёт­чи­цы. Сре­ди них Ни­на Се­б­ро­ва, ко­ман­дир зве­на 46-го Гвар­дей­ско­го ноч­но­го бом­бар­ди­ро­воч­но­го пол­ка, гвар­дии стар­ший лей­те­нант, уро­жен­ка де­рев­ни Те­тя­ков­ка, рас­по­ло­жен­ной на тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го Но­во­мос­ков­ско­го го­род­ско­го окру­га. Ге­рой Со­вет­ско­го Союза. Бес­страш­ных со­вет­ских лёт­чиц вра­ги на­зы­ва­ли не ина­че как ноч­ны­ми ведь­ма­ми.

Все­го кур­сант дол­жен был на­ле­тать 50 ча­сов за год учё­бы, при­чём как в лет­нее вре­мя, так и зи­мой, ко­гда са­мо­лёт ста­ви­ли на лы­жи. Са­мо­сто­я­тель­ный по­лёт был ре­ша­ю­щим эк­за­ме­ном. Од­но де­ло, ко­гда у кур­сан­та за спи­ной си­дит ин­струк­тор, и со­всем дру­гое, ко­гда са­мо­му на­до взле­теть, вы­пол­нить за­да­чу и не оши­бить­ся ни на метр при по­сад­ке. Луч­ших кур­сан­тов че­рез во­ен­ко­ма­ты на­прав­ля­ли в во­ен­но-лёт­ные учи­ли­ща, где учё­ба про­дол­жа­лась ещё два го­да.

По­на­ча­лу аэро­клуб рас­по­ла­гал все­го тре­мя са­мо­лё­та­ми У-2 и че­тырь­мя ин­струк­то­ра­ми. Исто­рия со­хра­ни­ла толь­ко их фа­ми­лии: Ер­ма­ков, Лис, Шве­цов, Смир­нов. Под­го­тов­ка лёт­чи­ка и то­гда бы­ла де­лом очень ин­ди­ви­ду­аль­ным. Этим объ­яс­ня­ет­ся срав­ни­тель­но неболь­шое чис­ло кур­сан­тов. Но­вых ин­струк­то­ров го­то­ви­ли из сво­их же вы­пуск­ни­ков, быв­ших пла­не­ри­стов и па­ра­шю­ти­стов.

Аэро­клуб раз­ви­вал­ся быст­ро, по­пу­ляр­ность его в го­ро­де и окру­ге рос­ла, сле­ду­ю­щий на­бор со­ста­вил 40 че­ло­век. Со­вер­шен­ство­ва­лась ба­за, об­нов­лял­ся парк ма­шин. К 1939 го­ду в аэро­клу­бе - уже несколь­ко де­сят­ков са­мо­лё­тов. Еже­год­но вы­пус­ка­лось до ста лёт­чи­ков. Од­но­го лёт­но­го по­ля ста­ло не хва­тать, вто­рое по­стро­и­ли в рай­оне быв­шей шах­ты № 28, и это уже был на­сто­я­щий аэро­дром.

Ре­прес­сии кон­ца 30-х го­дов не обо­шли сто­ро­ной и Ста­ли­но­гор­ский аэро­клуб. Вра­га­ми на­ро­да объ­яви­ли ру­ко­во­ди­те­ля аэроклуба и на­чаль­ни­ка лёт­ной ча­сти. В чём за­клю­ча­лась их «вра­же­ская де­я­тель­ность», ни­кто не по­ни­мал, а спра­ши­вать ни о чём не по­ла­га­лось. И всё же де­я­тель­ность клу­ба про­дол­жа­лась, по­сколь­ку необ­хо­ди­мость укреп­ле­ния обо­ро­но­спо­соб­но­сти стра­ны обя­зы­ва­ла. В 1940 го­ду со­сто­ял­ся по­след­ний вы­пуск лёт­чи­ков, обу­чав­ших­ся без от­ры­ва от про­из­вод­ства. Та­кая фор­ма обу­че­ния к это­му вре­ме­ни се­бя из­жи­ла, тре­бо­вал­ся бо­лее вы­со­кий уро­вень под­го­тов­ки.

- На­все­гда оста­лись в мо­ей па­мя­ти, - вспо­ми­на­ет ин­струк­тор Ан­дрей Бы­ков, - Оля Ме­ще­ря­ко­ва, сна­ча­ла па­ра­шю­тист­ка, а по­том од­на из пер­вых де­ву­шек-кур­сан­ток, бу­ду­щие Герои Со­вет­ско­го Союза Ко­ля Ар­ча­ков, Дмит­рий Ша­ров, Ва­ся Ба­тя­ев. Кста­ти, Ба­тя­е­ва я осо­бен­но хо­ро­шо пом­ню, не толь­ко по­то­му, что лич­но учил его ле­тать и по­том он стал Ге­ро­ем. Пом­ню его дер­зость в небе.

В один из по­след­них мар­тов­ских дней со­рок пер­во­го при­ле­тел из Моск­вы ко­ман­дир 3-й во­ен­ной шко­лы пер­во­на­чаль­но­го обу­че­ния лёт­чи­ков. Все туль­ские аэро­клу­бы, в том чис­ле и ста­ли­но­гор­ский, вли­ва­лись в со­став этой шко­лы. Ба­зи­ро­ва­лась она имен­но в Ста­ли­но­гор­ске. С это­го мо­мен­та кур­сан­тов на­би­ра­ли по на­прав­ле­нию во­ен­ко­ма­тов с пол­ным от­ры­вом от про­из­вод­ства. Сло­вом, это уже бы­ло пол­но­цен­ное во­ен­ное учеб­ное за­ве­де­ние. Увы, про­су­ще­ство­вать в Ста­ли­но­гор­ске суж­де­но бы­ло ему недол­го. Но аэро­клуб успел вне­сти неоце­ни­мый вклад в Ве­ли­кую По­бе­ду, и то­му до­ка­за­тель­ством спи­сок его вы­пуск­ни­ков, став­ших Ге­ро­я­ми Со­вет­ско­го Союза.

ХРОНИКА ОД­НО­ГО СНИМ­КА

«Встре­ти­лись два лёт­чи­ка, как бра­тья, / На про­спек­те юно­сти сво­ей. / Дру­же­ско­го их ру­ко­по­жа­тья ни­че­го не мо­жет быть силь­ней…». Так на­чи­на­ет­ся сти­хо­тво­ре­ние из­вест­но­го со­вет­ско­го по­эта Яро­сла­ва Сме­ля­ко­ва, до 1948 го­да жив­ше­го в Ста­ли­но­гор­ске, ку­да он был вы­слан из Моск­вы по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. На сним­ке - Герои Со­вет­ско­го Союза лёт­чи­ки-ис­тре­би­те­ли Дмит­рий Ша­ров и Иван Маль­цев, оба вы­пуск­ни­ки Сталиногорского аэроклуба. Они встре­ти­лись в го­ро­де их юно­сти сра­зу по­сле вой­ны, на Мос­ков­ской ули­це, на­зы­вав­шей­ся то­гда про­спек­том, где и бы­ли за­пе­чат­ле­ны фо­то­гра­фом. Имен­но этот сни­мок вдох­но­вил по­эта на на­пи­са­ние сти­хо­тво­ре­ния о ге­ро­ях­лёт­чи­ках.

Уро­же­нец се­ла Со­мо­во Одо­ев­ско­го уез­да Дмит­рий Ми­хай­ло­вич Ша­ров про­дол­жал слу­жить в авиа­ции. Тра­ги­че­ски по­гиб гвар­дии пол­ков­ник Ша­ров в Кры­му, в ап­ре­ле 1952 го­да, при вы­пол­не­нии слу­жеб­но­го за­да­ния. По­хо­ро­нен в Се­ва­сто­по­ле. Иван Алек­сан­дро­вич Маль­цев ро­дил­ся в се­ле Но­во­кра­си­вое Еф­ре­мов­ско­го уез­да. В 1955-м окон­чил Во­ен­но-воз­душ­ную ака­де­мию. Пол­ков­ник в от­став­ке Маль­цев скон­чал­ся в Ле­нин­гра­де в 1987 го­ду.

ВЫХОДЦЫ КЛУ­БА  ГЕРОИ СССР.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.