РУКОТВОРНОЕ ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

Мёрт­вая зо­на пре­вра­ща­ет­ся в кра­со­ту

AiF v Tule (Tula) - - ИСТОРИЯ - Ан­дрей ЛИФКЕ Фо­то Га­ли­ны ТРОФИМОВОЙ и из ар­хи­ва

О ТОМ, КА­КИХ ТРУДОВ СТО­И­ЛО ПРЕОБРАЗИТЬ ШЕСТЬ ТЫ­СЯЧ ГЕКТАРОВ «МАРСИАНСКОГО ЛАНДШАФТА» В ОД­НО ИЗ ЖИВОПИСНЕЙШИХ МЕСТ ОБ­ЛА­СТИ С ЧИСТЫМИ ОЗЁРАМИ, ОКРУЖЁННЫМИ БЕРЁЗОВЫМИ И СОСНОВЫМИ ПЕРЕЛЕСКАМИ, НАМ РАС­СКА­ЗА­ЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ УЧАСТНИЦА И ОЧЕВИДЕЦ ЭТО­ГО ГРАНДИОЗНОГО ПРОЦЕССА.

ИС­ТО­РИЯ ВОПРОСА

Усты­див­шись де­я­ний рук пред­ков своих, один из по­том­ков им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны Ве­ли­кой и пер­во­го её фа­во­ри­та, гра­фа Гри­го­рия Ор­ло­ва, Ва­си­лий Алек­се­е­вич Боб­рин­ский, а вслед за ним и дру­гие пред­ста­ви­те­ли знат­но­го ро­да раз­ви­ли бур­ную де­я­тель­ность в об­ла­сти ле­со­раз­ве­де­ния. В 1876 го­ду по­яви­лось про­филь­ное хо­зяй­ство - Боб­ри­ков­ская лес­ная да­ча един­ствен­ное в пре­де­лах Туль­ской гу­бер­нии и об­раз­цо­вое для всей Рос­сий­ской им­пе­рии.

Че­го же так усты­дил­ся граф? А то­го, что в ходе раз­ра­бот­ки пер­вых уголь­ных ко­пей и стро­и­тель­ства са­хар­ных за­во­дов в Бо­го­ро­диц­ком и Епи­фан­ском уез­дах Боб­рин­ски­ми бы­ли по­чти пол­но­стью све­де­ны на нет и без то­го небо­га­тые и немно­го­чис­лен­ные ле­са. В 1909 го­ду де­ле­га­ты Все­рос­сий­ско­го съез­да ле­со­вла­дель­цев и ле­со­за­вод­чи­ков, про­хо­див­ше­го в Ту­ле, по­се­ти­ли Боб­ри­ков­скую лес­ную да­чу близ современного мик­ро­рай­о­на Руд­нев Дон­ско­го му­ни­ци­паль­но­го об­ра­зо­ва­ния. Для озна­ком­ле­ния с пе­ре­до­вым опы­том. Впо­след­ствии здесь рас­по­ла­га­лись ле­со­пи­том­ник и пи­о­нер­ский ла­герь для де­тей шах­тё­ров Под­мос­ков­но­го уголь­но­го бас­сей­на. Лес и по­ныне ра­ду­ет гриб­ни­ков и во­об­ще лю­би­те­лей про­ве­сти вре­мя на при­ро­де.

Дру­гим из ося­за­е­мых ре­зуль­та­тов граф­ской вос­ста­но­ви­тель­ной де­я­тель­но­сти яв­ля­ет­ся Ур­ван­ский лес, опо­я­сы­ва­ю­щий Но­во­мос­ковск с се­ве­ро­во­сто­ка и став­ший в 50-е го­ды ба­зой для со­зда­ния Го­род­ско­го пар­ка. В об­щем, за­гла­ди­ли Боб­рин­ские ви­ну, из­ме­нив в луч­шую сто­ро­ну ланд­шафт вла­де­ний до неузна­ва­е­мо­сти. Сто­и­ло это трудов нема­лых.

Но куда бо­лее пре- ве­ли­кие тру­ды вы­па­ли на до­лю их про­дол­жа­те­лей из ра­бо­чих и кре­стьян во вто­рой по­ло­вине XX века, ко­то­рым при­шлось вос­ста­нав­ли­вать прак­ти­че­ски вруч­ную и из­ме­нять опять же до неузна­ва­е­мо­сти ланд­шафт, изуро­до­ван­ный при до­бы­че уг­ля от­кры­тым спо­со­бом ша­га­ю­щи­ми экс­ка­ва­то­ра­ми.

ЯМЫ СТАНОВИЛИСЬ

ОЗЁРАМИ

В по­сле­во­ен­ные го­ды уг­ле­до­бы­ча в цен­траль­ной ча­сти РСФСР со­сре­до­то­чи­лась на 90 про­цен­тов в Туль­ской об­ла­сти. Уголь до­бы­ва­ли как в шах­тах, так и от­кры­тым спо­со­бом, вскры­вая поч­ву и из­вле­кая «чёр­ное золото», столь необ­хо­ди­мое для вос­ста­нов­ле­ния по­до­рван­но­го вой­ной хо­зяй­ства. Что оста­ва­лось на ме­сте уг­ле­до­бы­чи по­сле то­го, как от­ту­да ухо­ди­ла техника, рас­ска­зы­ва­ет уро­же­нец се­ла Лю­то­ри­чи Вла­ди­мир Де­ре­вян­ко, у ко­то­ро­го уголь­ный раз­рез на­чи­нал­ся бук­валь­но за око­ли­цей:

- С од­ной сто­ро­ны, на­ше на­се­ле­ние не мог­ло не ра­до­вать­ся по­яв­ле­нию мно­же­ства ра­бо­чих мест, к то­му же ра­бо­та на шах­тах и ка­рье­рах до­воль­но хо­ро­шо опла­чи­ва­лась. Не слу­чись в на­ших кра­ях мас­штаб­ной уг­ле­до­бы­чи, наверное, все дав­но бы разъ­е­ха­лись в по­ис­ках луч­шей до­ли. Но бы­ла и дру­гая сто­ро­на ме­да­ли. Ко­то­рая и сей­час оста­ёт­ся. На­при­мер, непо­да­ле­ку от Уша­ков­ско­го раз­ре­за есть во­до­ём, об­ра­зо­вав­ший­ся на ме­сте ка­рье­ра. В нём из-за сер­но­кис­ло­го кол­че­да­на во­да не про­сто мёрт­вая, она ядо­ви­та. И когда вес­ной или по­сле обиль­ных до­ждей эта во­да ухо­дит в реч­ку Лю­тую, мас­со­во гиб­нет ры­ба и во­об­ще всё жи­вое. Ед­ва ли не каж­дый год.

Ко­неч­но, взрос­лея, я эти про­цес­сы на­блю­дал. И как ра­бо­та­ли шах­ты и ка­рье­ры, и как по­том на­ши окрест­но­сти по­не­мно­гу вос­ста­нав­ли­ва­лись. Ямы пре­вра­ща­лись в озё­ра, бе­ре­га ко­то­рых со вре­ме­нем по­рос­ли де­ре­вья­ми, а в самих во­до­ё­мах за­ве­лась ры­ба. В об­щем, ме­ста на­ши из­ме­ни­лись так, что не узнать.

Ав­то­ру при­шлось встре­тить на ре­куль­ти­ви­ро­ван­ных зем­лях ста­ри­ка, неко­гда ра­бо­тав­ше­го на участ­ке ка­рье­ра близ по­сёл- ка Руд­нев, где он и жил. В своё вре­мя Иван Пав­ло­вич на дол­гие го­ды уехал в Ке­ме­ро­во, где до­ра­бо­тал до пен­сии на по­доб­ном уголь­ном ме­сто­рож­де­нии. Вернулся несколько лет назад. И не по­ве­рил сво­им гла­зам. Не мо­жет быть, го­во­рит, чтоб мёрт­вая зо­на пре­вра­ти­лась в та­кую кра­со­ту: это сколь­ко же тру­да вло­жить на­до бы­ло!

РА­БО­ТА­ЛИ ВЕСЬ СВЕТОВОЙ ДЕНЬ

О том, сколь­ко тру­да и ка­ко­го бы­ло вло­же­но в это пре­вра­ще­ние, рас­ска­зы­ва­ет в про­шлом ди­рек­тор Ки­мов­ско­го лес­ни­че­ства Ли­дия По­жа­ро­ва, при непо­сред­ствен­ном уча­стии ко­то­рой всё про­ис­хо­ди­ло:

- Наш лес­хоз со­здан для то­го, что­бы лик­ви­ди­ро­вать нега­тив­ные по­след­ствия уг­ле­до­бы­чи, то есть вос­ста­но­вить, на­сколь­ко это воз­мож­но, при­род­ный ланд­шафт. Ведь здесь по окон­ча­нии ра­бот зёр­ныш­ко не про­рас­та­ло, пти­ца не гнез­ди­лась. Прав­да, когда я при­е­ха­ла, здесь уже бы­ли про­из­ве­де­ны неко­то­рые по­сад­ки, ко­то­ры­ми за­ни­ма­лись спе­ци­а­ли­сты, про­из­во­див­шие опыт­ные ра­бо­ты по ре­куль­ти­ва­ции зе­мель спо­со­бом ле­со­по­сад­ки. Но и на мой век трудов хва­ти­ло. Тру­ды бы­ли вот ка­кие.

Про­бо­ва­ли мы са­жать и хвой­ные по­ро­ды, и да­же дуб. Луч­ше все­го при­жи­ва­лись бе­рё­за и сос­на, при­чём бе­рё­за со вре­ме­нем на­ча­ла рас­ти да­же на са­мых, ка­за­лось бы, без­на­дёж­ных, ток­сич­ных участ­ках. Са­жа­ли не на чер­но­зё­ме, посколь­ку он шёл на ре­куль­ти­ва­цию сель­хоз­уго­дий, а там, где был хо­тя бы пя­ти­мет­ро­вый слой дру­гих пло­до­род­ных почв. При­ни­ма­ли от ре­куль­ти­ва­то­ров та­кие участ­ки и на­чи­на­ли по­сад­ки. При­жи­ва­е­мость саженцев бы­ла на­столь­ко низ­кой, что на иных участ­ках по­сад­ки воз­об­нов­лять при­хо­ди­лось ино­гда до пя­ти лет под­ряд, по­ка не до­сти­гал­ся нуж­ный уро­вень при­жи­ва­е­мо­сти. Са­жен­цы вы­ра­щи­ва­ли са­ми, в пи­том­ни­ке лес­хо­за, из се­ме­чек.

Рабочий день на­чи­нал­ся с то­го, что мы при­во­зи­ли са­жен­цы и шли вслед за по­са­доч­ны­ми ма­ши­на­ми. Где ма­ши­ны пройти не мог­ли, са­жа­ли ис­клю­чи­тель­но вруч­ную. За смену, ко­то­рая про­дол­жа­лась весь световой день, уда­ва­лось по­са­дить, самое ма­лое, два гек­та­ра. На гек­тар пять ты­сяч саженцев. Для по­са­док при­вле­ка­лась и лес­ная охра­на, а в об­щей слож­но­сти ра­бо­та­ли че­ло­век пять­де­сят. При том, что от ле­со­за­го­то­вок и со­зда­ния ле­со­за­щит­ных по­лос нас то­же ни­кто не осво­бож­дал. Так бы­ло по­чти до кон­ца 90-х го­дов, до окон­ча­ния ре­куль­ти­ва­ции. Ка­кие чув­ства мы ис­пы­ты­ва­ли, когда ви­де­ли че­рез несколько лет ре­зуль­та­ты сво­е­го тру­да, труд­но передать словами.

По­са­дить и вы­рас­тить - это од­но. Но нуж­но ещё бы­ло и со­хра­нить! По су­ти, от лю­дей, для ко­то­рых мы и ста­ра­лись. Как при­дёт вес­на, так и си­дим сут­ка­ми, сто­ро­жим, что­бы лю­би­те­ли шаш­лы­ков не спа­ли­ли ре­зуль­та­ты на­ше­го тру­да. Сколь­ко мы по­ту­ши­ли по­жа­ров - не счесть. То же и под Но­вый год, когда за ко­пе­еч­ны­ми по тем вре­ме­нам со­сен­ка­ми в мо­ло­дые по­сад­ки устрем­ля­лись лю­би­те­ли за­бес­плат­но укра­сить к празд­ни­ку своё жи­ли­ще.

А ВОТ ОНО - ДЕ­РЕ­ВО!

Ли­дия Ива­нов­на го­во­рит, что ме­ста сво­ей и своих кол­лег тру­до­вой де­я­тель­но­сти, ре­зуль­та­ты ко­то­рой невоз­мож­но пе­ре­оце­нить, ста­ра­ет­ся не по­се­щать. Боль­но ей ви­деть, как со­здан­ную ими кра­со­ту вся­кий год, с вес­ны и до позд­ней осе­ни, лю­би­те­ли «от­дох­нуть на при­ро­де» за­ва­ли­ва­ют остав­шим­ся по­сле пир­шеств му­со­ром. А ещё на­хо­дят­ся пред­при­им­чи­вые дель­цы, вы­ка­пы­ва­ю­щие под­рос­шие со­сен­ки, с тем что­бы во­ткнуть у се­бя на участ­ке за вы­со­ким за­бо­ром - зачем са­мо­му са­жать се­меч­ко и ждать, по­ка вы­рас­тет, ес­ли вот оно - де­ре­во? Есть и та­кие, кто про­сто де­ла­ет свой «ма­лень­кий биз­нес», сбы­вая жи­вые сос­ны на сто­ро­ну, и это бра­ко­ньер­ство, по на­блю­де­нию ав­то­ра, при­об­ре­та­ет всё боль­шие мас­шта­бы. И ес­ли в последние го­ды му­со­рить по бе­ре­гам озёр и в ле­су ста­ли за­мет­но мень­ше, то как бо­роть­ся с бра­ко­нье­ра­ми - во­прос от­кры­тый.

МЫ СПАСАЛИ ОТ ЛЮ­ДЕЙ ТО, ЧТО ДЕ­ЛА­ЛИ ДЛЯ НИХ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.