ДЕ­НЕГ МНОГО, ТОТ ВНЕ ЗА­КО­НА»?

Ва­ле­рий Соколов о кор­руп­ции, охо­те и ди­ких псах

AiF v Tule (Tula) - - ЛИЧНОСТЬ - Оле­ся СТЕПАНОВА Фо­то ав­то­ра

Впер­вые гром­ко имя сле­до­ва­те­ля, по­пав­ше­го под следствие, а за­тем став­ше­го ад­во­ка­том, гром­ко за­зву­ча­ло в свя­зи с де­лом Дуд­ки. Чем он за­нят сей­час и как оце­ни­ва­ет про­шлое?

И. Гра­нин, Алек­син

То­гда Соколов стал за­щит­ни­ком Ан­дрея Степанова, при­няв­ше­го взят­ку в 40 миллионов для пе­ре­да­чи её то­гдаш­не­му гу­бер­на­то­ру.

- Ва­ле­рий Ни­ко­ла­е­вич, Дуд­ка, осуж­дён­ный на де­вять с по­ло­ви­ной лет ко­ло­нии стро­го­го режима, от­быв две тре­ти на­ка­за­ния, услов­но-до­сроч­но вы­шел на сво­бо­ду. С мо­мен­та его по­сад­ки про­шло боль­ше пя­ти лет. Из­ме­ни­лось ли ва­ше от­но­ше­ние к то­му де­лу и к его фи­гу­ран­ту?

- Во­об­ще не из­ме­ни­лось. Моё серд­це и сердца мо­их дру­зей из­за его от­но­ше­ния к биз­не­су, к лю­дям очерст­ве­ли.

Это ве­ли­чай­шее зло, при­шед­шее на Туль­скую зем­лю, и это зло раз­ру­ша­ло на сво­ём пу­ти всё, что ему не под­чи­ня­ет­ся. Мы об этом от­кры­то го­во­ри­ли в прес­се во вре­мя са­мо­го рас­цве­та его бой­ко­го прав­ле­ния.

И, ко­неч­но, до­сроч­ное осво­бож­де­ние мно­гих по­ко­ро­би­ло. Мы, ад­во­ка­ты, по­мо­га­ем вый­ти до­сроч­но лю­дям, име­ю­щим много за­слу­жен­ных бла­го­дар­но­стей, ко­то­рым до окон­ча­ния сро­ка оста­ёт­ся мень­ше го­да. И су­ды на­хо­дят воз­мож­ным им от­ка­зы­вать. Ино­гда об­ласт­ной суд по­прав­ля­ет эти ре­ше­ния, ино­гда остав­ля­ет и без из­ме­не­ния. А тут вдруг та­кой боль­шой срок он не от­был, со­вер­шив страш­ное пре­ступ­ле­ние, и ма­те­ри­аль­но ни­как не на­ка­зан: нель­зя же счи­тать 900 ты­сяч штрафа се­рьёз­ным на­ка­за­ни­ем.

Это неспра­вед­ли­во. Мы опять ви­дим, что пе­ред за­ко­ном у нас не все рав­ны. У ко­го де­нег много и свя­зей - по­лу­ча­ет по­блаж­ки.

- Но 40 миллионов Дуд­ка так и не по­лу­чил…

- До­ка­за­но, что они пред­на­зна­ча­лись ему. Ос­но­вы­ва­ясь на ма­те­ри­а­лах де­ла, те­ле­фон­ных раз­го­во­рах с фи­гу­ран­та­ми, бы­ло яс­но, по­че­му Дуд­ка деньги не взял.

Ве­ли­кий страх тол­кал его из сто­ро­ны в сто­ро­ну. Он уже, ви­ди­мо, пред­по­ла­гал слеж­ку за собой со сто­ро­ны ФСБ. Звериным чутьём ощущал - это удав­ка, ко­то­рая долж­на ока­зать­ся на нём. И от­ка­зать­ся, как кро­хо­бор, не мог, и взять бо­ял­ся. От­сю­да это его про­мед­ле­ние огром­ное.

- Вы го­во­ри­те, эта ис­то­рия да­ле­ко не един­ствен­ная в био­гра­фии Дуд­ки.

- До него сел ди­рек­тор ре­ги­о­наль­но­го де­пар­та­мен­та по эко­ло­гии и при­род­ным ре­сур­сам Алек­сей Ла­за­рев. И сел в прин­ци­пе толь­ко из-за то­го, что Дуд­ка его, как близ­ко­го к се­бе че­ло­ве­ка, тол­кал на кор­руп­ци­он­ные де­ла.

За­вёл в учре­ди­те­ли фирм сво­е­го од­но­каш­ни­ка и за­яв­ля­ет: «При­не­си­те бухгалтерию в «бе­лый дом», мы её бу­дем ве­сти».

Од­ну фир­му за один день ли­ши­ли трёх ли­цен­зий, по­ста­вив пред­при­я­тие на грань ка­та­стро­фы. И всё это в уго­ду мос­ков­ским биз­не­сме­нам, что­бы дать им, а не ту­ля­кам, ра­бо­ту на стро­и­тель­стве трас­сы Москва - Дон.

По­ка ту­ля­ки бе­га­ли по су­дам, до­би­ва­ясь за­кон­но­сти, вре­мя ушло. Итог - ра­бот­ни­ки без ра­бо­ты, се­мьи без де­нег. Дуд­ка не стес­нял­ся во­об­ще ни­че­го.

- Вы столь страст­но о нём го­во­ри­те, что воз­ни­ка­ет по­до­зре­ние - за­дел вас лич­но.

- А я и го­во­рю толь­ко о сво­ём лич­ност­ном. Хо­тя ко мне при­ез­жа­ли де­сят­ки жи­те­лей ре­ги­о­на и про­си­ли за них вы­сту­пить. И мы вы­сту­па­ли.

Помни­те, какие до­ро­ги при Дуд­ке бы­ли? В область по­сту­пи­ло 800 млн на ре­кон­струк­цию до­рог. Од­на шай­ка ез­ди­ла по на­шим пред­при­я­ти­ям и про­си­ла: под­пи­ши­те вы­пол­не­ние ра­бот на 150 млн, мы вам три про­цен­та да­дим. И все эти деньги бы­ли, по мо­е­му мне­нию, укра­де­ны. Я об­тре­пал то­гда весь язык: пра­во­охра­ни­те­ли, обра­ти­те вни­ма­ние. Счёт­ная па­ла­та по­пы­та­лась что-то про­ве­рить, но вско­ре на­сту­пи­ла ти­ши­на. Мне угро­жа­ли: «Те­бе не жить». Но тут со­труд­ни­ки ФСБ ма­хом угро­зы оста­но­ви­ли - ви­ди­мо, на­шли ис­точ­ник, от­ку­да они по­сту­па­ли.

По­ла­гаю, ес­ли бы бе­ды об­ла­сти, при­чи­нён­ные Дуд­кой и его окру­же­ни­ем, бы­ли вскры­ты, 500 по­жиз­нен­ных для него бы­ло бы ма­ло: что он со­тво­рил с эко­но­ми­кой, людьми, об­ла­стью!

- Не ждё­те воз­мез­дия?

- Не ду­маю. Слиш­ком много тех, ко­му ему на­до мстить. Сил у Дуд­ки на всех не хва­тит.

ТАК МЕСТЬ

ИЛИ СПРА­ВЕД­ЛИ­ВОСТЬ?

- На сме­ну Дуд­ке при­шёл дру­гой гу­бер­на­тор…

- К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию ад­во­ка­та, вол­на кор­руп­ци­он­ных се­рьёз­ных дел то­гда стих­ла. На­вер­ное, на­род ис­пу­гал­ся и за­та­ил­ся по­сле гром­ких по­са­док. А мо­жет, пра­во­охра­ни­те­ли что-то не ви­дят.

Но на­ка­ти­ла дру­гая вол­на. Ес­ли какая-ни­будь ба­буль­ка зво­ни­ла на пря­мую ли­нию гу­бер­на­то­ра и го­во­ри­ла: «Вот там па­кет му­сор­ный ле­жит», на­чи­на­лось та­кое! Сра­зу стая че­ло­век из 20 сле­та­лась. Цель то­гдаш­не­го гу­бер­на­то­ра бы­ла - по­нра­вить­ся на­ро­ду. Лю­бым спо­со­бом. В об­щем, из край­но­сти в край­ность.

А мно­гие во­про­сы не ре­ша­лись. Ска­жем, при Груз­де­ве невоз­мож­но бы­ло вы­ве­сти зем­ли сель­хоз­на­зна­че­ния в про­мыш­лен­ные. Зам­гу­бер­на­то­ра Мак­сим Се­мио­хин, что нын­че осуж­дён за пе­до­фи­лию, ты­ся­чи пре­пят­ствий ста­вил.

Сей­час всё ина­че: смот­рят ма­те­ри­а­лы, до­ку­мен­ты, ес­ли не к че­му при­драть­ся - не при­ди­ра­ют­ся.

- Так, мо­жет быть, это плохо? Бы­ла па­хот­ная зем­ля - и нет её.

- Не вся сель­хоз­ка па­хот­на. Есть неудо­бья, овра­ги, где ком­байн сра­зу за­ва­лит­ся на бок. Та­кие зем­ли не ис­поль­зу­ют­ся по на­зна­че­нию. На­ша фир­ма, за­ни­ма­ю­ща­я­ся до­бы­чей стро­и­тель­ных пес­ков, как раз в та­ких нуж­да­ет­ся. Мы ни од­но­го нор­маль­но­го по­ля не взя­ли.

- Вско­ре по­сле по­сад­ки Дуд­ки вы из­да­ли кни­гу о тех, кто за­вёл на вас де­ло, и немно­го о Дуд­ке. Мсти­ли обид­чи­кам?

- Я не мог до кон­ца объ­яс­нить сво­им близ­ким, а осо­бен­но де­тям, по­че­му вдруг, бу­дучи од­ним из луч­ших опе­ров об­ла­сти, чей порт­рет 17 лет про­ви­сел на Дос­ке По­чё­та, име­ю­щим рас­кры­ва­е­мость 92%, вдруг сам ока­зал­ся под след­стви­ем в 90-е го­ды. Я на­звал кни­гу ис­по­ве­дью и рас­крыл все де­та­ли с под­лин­ны­ми фа­ми­ли­я­ми. Там много ин­те­рес­но­го.

- В вас силь­но муж­ское на­ча­ло. Как вос­пи­ты­ва­ли сво­их па­ца­нов?

- У ме­ня два сы­на. Оба окон­чи­ли по­ли­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет. Несмот­ря на это, каж­дый мо­жет заменить экс­ка­ва­тор­щи­ка, буль­до­зе­ри­ста, водителя на ка­рье­рах, где ра­бо­та­ют. Все­гда с гряз­ны­ми ру­ка­ми, в лю­бую по­го­ду ре­мон­ти­ру­ют тех­ни­ку. Ино­гда да­же ссо­рим­ся. Го­во­рю: «Раз ты ме­ха­ник, ру­ко­во­ди!». Бес­по­лез­но. При­ви­та лю­бовь к ра­бо­те. Так же как к ры­бал­ке, охо­те, жи­вот­ным. В на­ших се­мьях со­бак лю­бят до безу­мия - у нас лай­ки.

КО­МУ ОБЪ­ЯВИ­ЛИ ВОЙ­НУ?

- Охо­та - убий­ство. Как это с лю­бо­вью со­че­та­ет­ся?

- Это невер­ное пред­став­ле­ние об охот­ни­ках. Мы за­ку­па­ем до 100 тонн зер­на для ди­ких жи­вот­ных. В сет­ке вы­ра­щи­ва­ем 20-30 ка­ба­нов. По­том их на во­лю от­пус­ка­ем. Прав­да, мно­гие из них воз­вра­ща­ют­ся.

Со­дер­жим егер­ский со­став. Пла­тим на­ло­ги. Охра­на охот­ни­чьих уго­дий то­же на нас. За­го­тав­ли­ва­ем осин­ку для ло­сей, се­но для ко­суль. Ес­ли ко­су­лю зи­мой не под­карм­ли­вать, осла­бев­шую к весне её ли­бо за­да­вят бро­дя­чие со­ба­ки, ли­бо у неё не бу­дет силь­но­го потом­ства. А ко­гда мы сып­лем ей корм в кор­муш- ку, она сы­тень­кая, бо­е­вая, жи­вёт, ро­жа­ет бла­го­по­луч­но. Ди­кие со­ба­ки её не му­ча­ют, с ни­ми ве­дём по­сто­ян­ную бес­по­щад­ную вой­ну. Тут, к сло­ву, опять лю­ди ви­но­ва­ты. Моск­ви­чи дер­жат се­зон собачку на да­че, по­том бро­са­ют. Со­ба­ки сби­ва­ют­ся в стаи, ди­ча­ют.

В про­шлом го­ду мы на­шли двух ко­суль, рас­тер­зан­ных со­ба­ка­ми, в этом - ко­сти ло­ся. Со­ба­ки ху­же, чем вол­ки. Волк про­шёл и ушёл, а они на од­ной тер­ри­то­рии дис­ло­ци­ру­ют­ся и всё под ноль уни­что­жа­ют. И с бра­ко­ньер­ством мы борь­бу ве­дём. По­рой с риском для жиз­ни. Ра­бо­та еге­рей не так вид­на, как вы­ход бри­га­ды на охо­ту. А охо­та-то длит­ся все­го три-че­ты­ре ме­ся­ца.

А сколь­ко мы за­ры­би­ли пру­дов. Сколь­ко рыб­ных фе­сти­ва­лей про­ве­ли! Это за­трат­но: ры­бу на­до ку­пить, кор­мить, лун­ки зи­мой по­сто­ян­но де­лать. И ни од­но­го руб­ля не по­лу­чи­ли от за­рыб­ле­ния пру­дов.

- К че­му вам эта бла­го­тво­ри­тель­ность?

- Да по­то­му, что хо­чет­ся.

- У вас, как я по­ни­маю, ещё пла­мен­ная страсть - ба­ни.

- То­же сво­е­го ро­да бо­лезнь. Уви­дел по те­ле­ви­зо­ру ба­ню на колёсах и за­го­рел­ся. Сде­ла­ли две. Они ста­вят­ся в пруд. Это ка­кое-то ве­ли­чай­шее ду­шев­ное сча­стье, бла­го­дать какая-то. Увле­че­ние у нас та­кое муж­ское.

КАК ХРА­МЫ СТРО­И­ЛИ?

- Стро­и­тель­ство хра­мов то­же для бла­го­да­ти?

- Ба­буш­ка мне при­ви­ла ве­ру го­да в два-три. И са­мым страш­ным днём для ме­ня се­ми­лет­не­го был день, ко­гда в на­шем се­ле ру­ши­ли храм ря­дом с куз­ней де­да, вер­нув­ше­го­ся с вой­ны без но­ги. Ико­ны - огром­ные, на ко­ва­ных гвоз­дях - при­би­ли на ло­зи­ны во­круг пру­да.

У ме­ня в этот мо­мент ка­кое-то та­кое страш­ное опу­сто­ше­ние бы­ло! И ко­гда я по­взрос­лел, ре­шил: я воз­ро­жу. И воз­ро­дил ча­сов­ню в честь Матро­нуш­ки. А на ме­сте за­хо­ро­не­ния мо­е­го бра­та, умер­ше­го в 28 лет, из огром­ных брё­вен по­ста­вил храм в честь всех свя­тых.

На освя­ще­ние ча­сов­ни при­е­ха­ли вла­ды­ка и мои дру­зья. Од­но­му сво­е­му то­ва­ри­щу, что ро­дом из се­ла Крас­но­го­рье, а сей­час ра­бо­та­ет в сто­лич­ной мэ­рии, я пред­ло­жил: «У вас в се­ле 205 до­мов, да­вай по­ста­вим храм вме­сто взо­рван­но­го».

Ко­гда ста­ли стро­ить, от­да­ли под­ряд­чи­ку три мил­ли­о­на. Тот сбе­жал. Его скры­вал на­сто­я­тель мо­на­сты­ря, по­ка он и его не обо­крал.

Но всё рав­но Ан­тон храм по­стро­ил. Так что в Плав­ском рай­оне за три го­да по­яви­лись три хра­ма. Это хо­ро­шее де­ло, посколь­ку в пра­виль­ном на­прав­ле­нии мыс­лить за­став­ля­ет.

ЗВЕРИНЫМ ЧУТЬЁМ ОЩУЩАЛ  ЭТО УДАВ­КА!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.