«НАШУ ИС­ТО­РИЮ ДРАПИРОВАТЬ НЕ СТО­ИТ»

Быв­ший зам­пред об­лиз­бир­ко­ма - о се­бе, эпо­хе, ка­рау­ле в Ма­в­зо­лее

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Алек­сей МУРАТ Фо­то Дмит­рия МУЛЫГИНА Кол­лаж Алек­сандра ИШАНОВА

НЕДАВ­НО АЛЕК­САНДР МАШКОВ ОСВОБОДИЛ ПОСТ ЗАМПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОБ­ЛИЗ­БИР­КО­МА. ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ЭРУДИТ, БОЛЬ­ШОЙ УМНИЦА, ОТ­ЛИЧ­НЫЙ ЮРИСТ, МНО­ГИЕ ГОДЫ ЗА­НИ­МАВ­ШИЙ ЭТУ ДОЛЖ­НОСТЬ, - НАШ ГОСТЬ.

ИЗ ЭЛЕКТРОНЩИКОВ В ПО­ЛИ­ТИ­КИ

- Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич, как в юрис­пру­ден­цию по­па­ли?

- Ра­бо­тал на за­во­де «Штамп» элек­трон­щи­ком. По­том на­зна­чи­ли ру­ко­во­ди­те­лем ла­бо­ра­то­рии нераз­ру­ша­ю­ще­го кон­тро­ля. К то­му вре­ме­ни по­ра­бо­тал сек­ре­та­рём заводского ко­ми­те­та ком­со­мо­ла с пра­ва­ми рай­ко­ма.

Тут на­ча­лась гор­ба­чёв­ская пе­ре­строй­ка, я вы­дви­нул­ся в депутаты гор­со­ве­та 21-го со­зы­ва, по­бе­дил в окру­ге. Был из­бран на сес­сии за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та на­род­но­го кон­тро­ля го­ро­да. Про­су­ще­ство­вал он несколь­ко ме­ся­цев, а по­том Ель­цин «со то­ва­ри­щи» эту си­сте­му лик­ви­ди­ро­ва­ли. Я же пе­ре­шёл на ра­бо­ту в ап­па­рат гор­со­ве­та, был пред­се­да­те­лем ко­ми­те­та де­пу­тат­ско­го кон­тро­ля. За­тем по­ки­нул этот пост - для ме­ня ста­ли невы­но­си­мы­ми раз­бор­ки в де­мо­кра­ти­че­ской сре­де, ещё ху­же, чем в КПСС. Пе­ре­шёл в ис­пол­ни­тель­ную власть, во гла­ве­ад­ми­ни­стра­ции го­ро­да то­гда был Ни­ко­лай Его­ро­вич Тяг­ли­вый, воз­гла­вил кон­троль­ный ко­ми­тет. А ко­гда в ок­тяб­ре 1993 го­да все Со­ве­ты рас­пу­сти­ли, мне до­стал­ся весь ап­па­рат Туль­ско­го гор­со­ве­та. Мы на­ча­ли готовить выборы в го­род­скую ду­му - уже то­гда ви­та­ло это на­зва­ние.

- Но ведь выборы в гор­ду­му пер­во­го со­зы­ва со­сто­я­лись толь­ко в но­яб­ре 1997 го­да!

- 1994 и 1995 годы озна­ме­но­ва­лись борь­бой го­ро­да с об­ла­стью. Ад­ми­ни­стра­ция Тулы хо­те­ла про­ве­де­ния этих вы­бо­ров, и ви­де­ли вы­бор­но­го гла­ву го­ро­да, и да­же опре­де­ли­лись, что де­пу­та­тов бу­дет 25, но об­ласт­ные вла­сти не бы­ли к это­му го­то­вы.

В 1995 го­ду я пе­ре­шёл на ра­бо­ту в ад­ми­ни­стра­цию об­ла­сти по при­гла­ше­нию Ни­ко­лая Се­врю­ги­на. Нуж­но бы­ло готовить пра­во­вую ба­зу для мест­но­го са­мо­управ­ле­ния. Я на­пи­сал про­ект пер­во­го уста­ва Тулы, про­ек­ты об­ласт­ных за­ко­нов о мест­ном са­мо­управ­ле­нии и о му­ни­ци­паль­ных вы­бо­рах. То­гда на­ча­лось про­ти­во­сто­я­ние об­ласт­ной ду­мы с гу­бер­на­то­ром. Депутаты са­ми се­бе про­дли­ли срок пол­но­мо­чий, что по­ста­ви­ло под со­мне­ние их ле­ги­тим­ность. В этих условиях при­шлось готовить по­ло­же­ние о вы­бо­рах в об­ласт­ную ду­му вто­ро­го со­зы­ва. Се­врю­гин хо­тел 25 од­но­ман­дат­ных окру­гов, а у Маш­ко­ва по­лу­чи­лось 48, и он ме­ня за это, мяг­ко го­во­ря, силь­но по­кри­ти­ко­вал. Но в ито­ге эта схе­ма бы­ла при­ня­та, по ней вы­би­ра­лись об­ласт­ные ду­мы вто­ро­го и тре­тье­го со­зы­вов, чет­вёр­тый уже по сме­шан­ной системе, пя­тый - по про­пор­ци­о­наль­ной, но ко­ли­че­ство ман­да­тов оста­ва­лось преж­ним - 48, и толь­ко в 2014 го­ду по сме­шан­ной системе из­би­ра­лись уже 38 де­пу­та­тов.

21 ГОД КАК ОДИН МИГ

- По­сле из­бра­ния гу­бер­на­то­ром Ва­си­лия Ста­ро­дуб­це­ва в мар­те 1997 го­да я ушёл в от­став­ку, и до сих пор счи­таю это решение аб­со­лют­но оправ­дан­ным - власть долж­на быть сме­ня­е­мой. По­том пол­то­ра го­да ра­бо­тал со­вет­ни­ком пред­се­да­те­ля об­ласт­ной ду­мы и в 1999 го­ду по­лу­чил пред­ло­же­ние от то­гдаш­не­го пред­се­да­те­ля об­лиз­бир­ко­ма Вячеслав На­за­рен­ко пе­рей­ти к нему за­ме­сти­те­лем, имея в ви­ду мой опыт раз­ра­бот­ки пра­во­вых до­ку­мен­тов. В 2000 го­ду со­сто­я­лись выборы в об­ласт­ную ду­му, и впер­вые они про­хо­ди­ли не по ука­зам и по­ло­же­ни­ям, а по за­ко­ну, ко­то­рый го­то­вил я. И всё это вре­мя - 21 год я имел воз­мож­ность готовить нор­ма­тив­но-пра­во­вые до­ку­мен­ты ис­хо­дя из то­го, как я это ви­дел. Не всё под­дер­жи­ва­лось и при­ни­ма­лось, но бы­ла воз­мож­ность пол­но­цен­но­го за­ко­но­твор­че­ства, за что бла­го­да­рен всем пред­се­да­те­лям ко­мис­сии, с кем до­ве­лось ра­бо­тать, - Вя­че­сла­ву На­за­рен­ко, Ва­лен­тине Фе­до­се­е­вой (осо­бен­но), Сер­гею Ко­стен­ко.

- Исполнилось 25 лет по­этап­ной кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­ме, са­мо­му Ос­нов­но­му За­ко­ну стра­ны, системе из­би­ра­тель­ных ко­мис­сий, Туль­ской об­ласт­ной ду­ме. Ко­гда был вы­не­сен на ре­фе­рен­дум про­ект «ель­цин­ской» конституции, по ко­то­рой мы все уже чет­верть ве­ка жи­вём, так ли вы се­бе представляли этот до­ку­мент?

- В си­ту­а­ции, ко­гда Рос­сия жи­ла по пра­ви­лам За­па­да, сам факт при­ня­тия Ос­нов­но­го За­ко­на стра­ны был ва­жен. Да, был ви­ден пе­ре­кос в сто­ро­ну пре­зи­ден­та, ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, к ко­то­рой он по фак­ту тя­го­тел. И парламент уже не ви­дел­ся та­ким силь­ным ор­га­ном, ка­ки­ми бы­ли Съ­езд и Вер­хов­ный Со­вет.

Ви­дел ли я изъ­я­ны в этом до­ку­мен­те? Да, ви­дел. На­при­мер, там нет упо­ми­на­ния об из­би­ра­тель­ной системе, что, кстати, бы­ло в со­вет­ских кон­сти­ту­ци­ях. Пре­ва­ли­ро­ва­ние меж­ду­на­род­но­го пра­ва над на­ци­о­наль­ным ме­ня, как юри­ста, по­верг­ло в шок. Это огра­ни­че­ние на­ци­о­наль­но­го пра­во­во­го су­ве­ре­ни­те­та, по су­ти. Сей­час этот под­ход ме­ня­ет­ся, но в конституции-то всё по-преж­не­му.

И не зря сей­час идут раз­го­во­ры о пе­ре­смот­ре ря­да её по­ло­же­ний. По­ла­гаю, к кон­цу сро­ка пол­но­мо­чий дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та это, так или ина­че, мо­жет про­изой­ти.

О ЛЕНИНЕ И НИКСОНЕ

- Вы слу­жи­ли в Крем­лёв­ском пол­ку, ко­то­рый сей­час на­зы­ва­ет­ся пре­зи­дент­ским, сто­я­ли в ка­рау­ле в Ма­в­зо­лее. Ва­ше от­но­ше­ние к за­хо­ро­не­нию те­ла Ле­ни­на не из­ме­ни­лось?

- Нет. Он по­хо­ро­нен по хри­сти­ан­ско­му обы­чаю в скле­пе. И ко­гда я слы­шу раз­го­во­ры о пе­ре­за­хо­ро­не­нии те­ла Ле­ни­на, то сра­зу лов­лю че­ло­ве­ка на сло­ве: ага, раз пе­ре­за­хо­ро­не­ние, значит вы при­зна­ё­те, что он всё-та­ки по­хо­ро­нен. А все эти при­зы­вы по­хо­ро­нить его в Пе­тер­бур­ге ря­дом с мо­ги­лой матери - яко­бы он сам так про­сил… Но кто об этом до­сто­вер­но зна­ет? Как-то ещё в быт­ность пре­зи­дент­ства Ель­ци­на мне по­ка­за­ли про­ект ука­за о вы­но­се те­ла Ле­ни­на из Ма­в­зо­лея, я сра­зу ска­зал: фаль­шив­ка. Так оно и бы­ло. И Пу­тин эту дис­кус­сию пре­кра­тил недав­но. Ма­в­зо­лей пре­крас­но впи­сал­ся в ар­хи­тек­тур­ный ан­самбль Крас­ной пло­ща­ди, лю­ди про­дол­жа­ют в него при­хо­дить…

- …Во вре­мя чем­пи­о­на­та ми­ра по фут­бо­лу воз­ни­ка­ли да­же оче­ре­ди. Мо­жет, всё-та­ки брать день­ги с ино­стран­цев за по­се­ще­ние Ма­в­зо­лея?

- Зна­е­те, по­сле каж­дой сме­ны у гро­ба Ле­ни­на, а я сна­ча­ла сто­ял в но­гах, по­том у из­го­ло­вья, мы раз­би­ра­ли всё дос­ко­наль­но, нам мно­гое раз­ре­ша­лось го­во­рить, об­суж­дать, вы­ска­зы­вать­ся. И вот кар­ти­на: за­хо­дит, ска­жем, де­ле­га­ция ГДР, сжи­ма­ют ру­ку в при­вет­ствии «Рот Фронт!», проходят. А вот идут аме­ри­кан­цы, для ко­то­рых это про­сто один из пунк­тов обя­за­тель­ной экс­кур­си­он­ной про­грам­мы: рас­слаб­лен­ная по­хо­доч­ка, во рту жвач­ка, что то­гда для нас бы­ло и несколь­ко ди­ко­вин­но, и не со­всем при­лич­но, по край­ней ме­ре в та­ком ме­сте. Вот мы на раз­бо­рах и го­во­ри­ли: ну по­че­му бы не брать с та­ких «ту­ри­стов» день­ги за по­се­ще­ние?!

- А как вы от­но­си­тесь к дра­пи­ров­ке Ма­в­зо­лея на май­ские празд­ни­ки?

- Счи­таю, что не на­до драпировать то, что яв­ля­ет­ся ча­стью на­шей историей.

- Вы слу­жи­ли в Крем­ле в 1973-1975 го­дах. А Бреж­не­ва ви­де­ли?

- Да, и ме­ня то­гда чуть не уби­ли. К то­му вре­ме­ни я про­слу­жил уже пол­то­ра го­да, пат­ру­ли­ро­вал тер­ри­то­рию в Тай­ниц­ком са­ду - это вдоль Моск­вы-ре­ки. Бы­ло два вы­ве­рен­ных марш­ру­та. И что ме­ня дёр­ну­ло сре­зать по Бо­ро­виц­ко­му хол­му? Спус­ка­юсь в ку­сты, а они там бы­ли вы­ше че­ло­ве­че­ско­го ро­ста, вы­ле­заю - фу­раж­ка сби­лась, ко­бу­ра на брю­хе. И в та­ком ви­де пред­стаю пе­ред въез­жа­ю­щим из Спас­ской баш­ни кор­те­жем, а там - Бреж­нев. И я уви­дел ство­лы ав­то­ма­тов у охра­ны - это бы­ла есте­ствен­ная их ре­ак­ция, ведь они уви­де­ли, что кто-то там вы­ле­за­ет непо­нят­но откуда. На­вер­ное, ме­ня спас­ла моя фор­ма. В про­тив­ном слу­чае они, ви­ди­мо, стре­ля­ли бы на по­ра­же­ние.

И, на­ко­нец, встре­ча с пре­зи­ден­том США Ник­со­ном в 1973 го­ду. Я сто­ял на по­сту в га­ра­же осо­бо­го на­зна­че­ния Мос­ков­ско­го Крем­ля. Он ре­шил про­гу­лять­ся по тер­ри­то­рии, нас всех пре­ду­пре­ди­ли. И при при­бли­же­нии нуж­но бы­ло вы­ста­вить ру­ку впе­рёд, ска­зать «стоп», а даль­ше - за­бо­та его охра­ны и на­ших лю­дей, ко­то­рые их со­про­вож­да­ли. Но до ме­ня не до­шли. По­ра­зи­ла его охра­на: ре­бя­та ры­жие, длин­но­во­ло­сые, у од­но­го во­об­ще во­ло­сы до плеч бы­ли, ко­бу­ра с коль­том где-то чуть ли не у ко­ле­на бол­та­ет­ся. Нам это бы­ло стран­но и ди­ко.

- А в па­ра­дах участ­во­ва­ли?

- Да, это был па­рад 7 но­яб­ря 1974 го­да. Сто­ял ли­ней­ным у Ма­в­зо­лея. Око­ло ме­ня проходил ми­нистр обо­ро­ны мар­шал Греч­ко, я его узнал.

О ТАНЦУЮЩЕЙ РОС­СИИ

- Огля­ды­ва­ясь на про­жи­тое, ка­кой пе­ри­од вы оха­рак­те­ри­зо­ва­ли бы как са­мый слож­ный и ка­кой - как са­мый ин­те­рес­ный?

- Убеж­дён: ин­те­рес­нее и труд­нее ра­бо­ты в этом зда­нии, чем в из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии, нет. Тя­жё­лый был пе­ри­од, и в ущерб се­мье во мно­гом - это прав­да. Что же ка­са­ет­ся за­во­да, это бы­ло са­мое счаст­ли­вое вре­мя. И бу­ду­щую су­пру­гу я там встре­тил, и ка­кое-то та­кое бы­ло чув­ство, что ме­ня там все лю­бят, мне бы­ло там хо­ро­шо. И вот эта непе­ре­да­ва­е­мая твёр­дая уве­рен­ность в зав­траш­нем дне! А сей­час… Это как по­сле передовой на фрон­те те­бя от­прав­ля­ют от­ды­хать в Крым.

- А как по­жи­ва­ет ва­ша кол­лек­ция икон?

- Был та­кой грех. Я в этом те­перь убеж­дён: ико­ны, кре­сты кол­лек­ци­о­ни­ро­вать нель­зя, по­это­му те, что бы­ли, я раз­дал - зна­ко­мым, незна­ко­мым, сотрудникам ап­па­ра­та из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии, невзи­рая на их цен­ность. Так я своё со­би­ра­тель­ство за­кон­чил.

А что до ли­те­ра­тур­но­го творчества… Бы­ло некое про­дол­же­ние сказ­ки о Лев­ше и бло­хе Лес­ко­ва - как она по­том вер­ну­лась в Ан­глию, они там ка­кие-то пру­жи­ны под­тя­ну­ли, и она опять за­пля­са­ла на рус­ских под­ко­вах. Я пре­по­дал это так, буд­то бы­ла часть тек­ста Лес­ко­ва, ко­то­рая в ито­ге не во­шла. В го­ло­ве бы­ла Рос­сия, тан­цу­ю­щая на под­ко­вах. На­пи­са­но это бы­ло ещё до мюн­хен­ской ре­чи Путина - хо­те­лось им что-то от­ве­тить, что нель­зя так с Рос­си­ей, что мы не та­кие, как они.

С НА­МИ

ТАК НЕЛЬ­ЗЯ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.