«ОН НЕ ДА­ВАЛ СЕ­БЕ ПО­КОЯ»

По­ста­вить памятник ак­тё­ру Ми­ха­и­лу Улья­но­ву под си­лу толь­ко вам

AiF v Tveri (Tver) - - ПЕРСОНА - По­ли­на ИВАНУШКИНА

«ПО­КА Я ЕСТЬ - БУ­ДЕТ И УЛЬЯ­НОВ, А Я УЙ­ДУ - ЕГО ЗА­БУ­ДУТ», - ЭТО ЛЕ­НА УЛЬЯНОВА ГО­ВО­РИТ ОБ ОТ­ЦЕ. И СРА­ЗУ: «ЭТО НЕ ПИ­ШИ: КРИК ДУ­ШИ!» НО ИМЕН­НО ЭТО Я И БУ­ДУ ПИ­САТЬ, ПО­ТО­МУ ЧТО ТАМ, ГДЕ НЕТ КРИ­КА, НЕТ И ПРАВ­ДЫ. А ГДЕ НЕТ ПРАВ­ДЫ, НЕТ И ОТ­КЛИ­КА.

Ведь сам Улья­нов имен­но так и иг­рал, тем и за­пом­нил­ся: на сцене и на экране был прав­див до по­след­ней но­ты, вжи­вал­ся в чу­жую ко­жу, был на­столь­ко то­чен в пе­ре­да­че, что, на­при­мер, по­сле ро­ли Те­вье-мо­лоч­ни­ка зри­тель «тре­бо­вал от­ве­та»: «Ска­жи­те, вы всё-та­ки ев­рей или как?» А по­сле то­го как Улья­нов сыг­рал быв­ше­го му­жа в «Без сви­де­те­лей», клей­мил его: «По­до­нок, него­дяй!» В об­ра­зе мар­ша­ла Жу­ко­ва был раз 25 - ни­ко­го дру­го­го в той ро­ли уже не ви­де­ли, и сколь­ко раз в бес­ко­неч­ных оче­ре­дях то­го вре­ме­ни кто-ни­будь нет-нет да и спро­сит: «А что ска­жет то­ва­рищ Жу­ков?» «Во­ро­ши­лов­ско­го стрел­ка» - ста­ри­ка, мстя­ще­го за по­ру­ган­ную честь внуч­ки, - иг­рал как са­мо­го се­бя: в те го­ды под­рас­та­ла его соб­ствен­ная внуч­ка Ли­за. И зри­тель от­кли­кал­ся - на прав­ду.

Сей­час от­кли­ка ждёт уже его дочь. Нет, не дочь ве­ли­ко­го ар­ти­ста - дочь ве­ли­ко­го че­ло­ве­ка.

«МИ­ША, ТЫ НЕПРАВ!»

- Ко­гда 7 лет на­зад не ста­ло от­ца, у ме­ня как буд­то от­ре­за­ли по­ло­ви­ну те­ла, - вспо­ми­на­ет Ле­на Ульянова.

Труд­но бы­ло жить, ды­шать, хо­дить. Бес­смыс­лен­но, как в ту­мане, про­шли пол­го­да. И толь­ко то­гда раз­вид­не­лось, за­ды­ша­лось, ко­гда ей в го­ло­ву при­ш­ла мысль: со­здать фонд по­мо­щи по­жи­лым ак­тё­рам име­ни от­ца - «На­род­ный ар­тист СССР»: «В тот мо­мент я по­чув­ство­ва­ла, что ме­ня буд­то кто­то ве­дёт, управ­ля­ет мо­и­ми по­ступ­ка­ми свы­ше... И я в уте­ше­ние се­бе ду­маю, что это всё он. Ведь то, что я де­лаю сей­час, - это про­дол­же­ние то­го, что на­чал де­лать па­па.

У нас до­ма все­гда ря­дом с его рас­пи­са­ни­ем спек­так­лей ви­сел лист бу­ма­ги, как я его на­зы­ва­ла, «спи­сок доб­рых дел»: имя, фа­ми­лия, чем по­мочь. Ко­му­то вы­бить квар­ти­ру, ко­го-то устро­ить к вра­чу. Отец ни­ко­му не от­ка­зы­вал и вы­чёр­ки­вал имя из спис­ка, толь­ко ко­гда про­бле­ма бы­ла ре­ше­на. Го­во­рил: «Кто, ес­ли не я?» То­гда это ещё не на­зы­ва­лось «бла­го­тво­ри­тель­но­стью»... Про­сто отец так жил. Ко­гда ра­бо­тал пред­се­да­те­лем Со­ю­за те­ат­раль­ных де­я­те­лей, по­стро­ил по­ли­кли­ни­ку для ак­тё­ров (сей­час от неё оста­лось 3 ком­нат­ки), выбил ста­ри­кам пен­сии - те на него бук­валь­но мо­ли­лись! Ведь, ко­гда раз­ва­лил­ся СССР, мно­гие ак­тё­ры, осо­бен­но в про­вин­ции, ока­за­лись в ни­ще­те, жи­ли бук­валь­но как бом­жи... Из труп­пы Те­ат­ра им. Вах­тан­го­ва, ко­то­рым ру­ко­во­дил, отец не уво­лил ни­ко­го из пен­си­о­не­ров, несмот­ря на то что роп­та­ла мо­ло­дёжь. А сам, невзи­рая на то что имел до­ступ ко всем привилегия­м це­ков­ской «кор­муш­ки», ни­чем не поль­зо­вал­ся. Счи­тал, глав­ное - не это.

Он ведь у ме­ня си­би­ряк, омич, тот ещё ха­рак­тер. На­сто­я­щий, силь­ный, рус­ский дух! Пред­ставь­те толь­ко: из глу­хой де­ре­вуш­ки, в го­лод­ные во­ен­ные вре­ме­на - 44-й год! - он от­пра­вил­ся по­ко­рять об­ласт­ной го­род Омск, за­тем Моск­ву. Про­стой кре­стьян­ский па­рень в том аду, в ко­то­ром жил (10 че­ло­век в из­буш­ке «два ко­лыш­ка, три до­сточ­ки»), он на­щу­пал в се­бе эту твор­че­скую жил­ку, по­тя­нул­ся к све­ту... И ведь на­шёл в се­бе му­же­ство, со­хра­нил этот твор­че­ский по­лёт и про­шёл путь от ом­ской Та­ры до сце­ны Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра! Это ведь яр­чай­ший, ред­кост­ный при­мер то­го, что мож­но из са­мых низов про­рвать­ся на­верх, ес­ли силь­но на­прячь­ся, это та­кой сти­мул для тех, кто сей­час не ве­рит в свои силы, не рис­ку­ет, бо­ит­ся!.. Но вот он смог пе­ре­ло­мить судь­бу. И по­том, уже на вершине сла­вы, об­лас­кан­ный и при­знан­ный, сам се­бе не да­вал по­коя, тре­бо­вал и по­ну­кал. Уже по­сле смер­ти от­ца я на­шла его днев­ни­ки, где ни сло­ва о нас с ма­мой: он с 1946 по 2000 год, боль­ше по­лу­ве­ка, пи­шет од­но и то же: «Ми­ша, ты недо­ра­бо­тал! Ми­ша, ты схал­ту­рил! Ты неправ! Мож­но бы­ло бы луч­ше!» Отец счи­тал, что нет ни­че­го страш­нее, чем ку­пать­ся в соб­ствен­ном жи­ре и по­чи­вать на ста­рых лав­рах... Да­же в по­след­ние го­ды, ко­гда уже был по­став­лен ди­а­гноз неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни Пар­кин­со­на, бы­ли прой­де­ны все сто­лич­ные про­фес­со­ра, ки­тай­ские це­ли­те­ли и на­ши ша­ма­ны, уже по­рой от­ка­зы­ва­ли но­ги, отец про­дол­жал ра­бо­тать: хо­дил в те­атр, учил ро­ли, озву­чи­вал ра­дио­по­ста­нов­ки...»

ЧУЖ­ДЫЕ ПО­ЧЕ­СТИ

Хо­ро­ни­ли Ми­ха­и­ла Ульянова с во­ин­ски­ми по­че­стя­ми. Же­на, Ал­ла Пар­фа­ньяк (ари­сто­крат­ка, про­фес­сор­ская доч­ка, ко­то­рую «па­па - един­ствен­ные то­пор­ща­щи­е­ся на ко­лен­ках брю­ки, ру­ба­шон­ка, ни де­нег, ни жи­лья - па­па смог её бук­валь­но за­во­е­вать »), пе­ре­жи­ла му­жа на 2 го­да, по­чти всё вре­мя про­быв в ко­ме по­сле ин­суль­та, слу­чив­ше­го­ся вско­ре по­сле ухо­да Ульянова. Ушла поч­ва из-под ног...

- Я ви­де­ла от­ца ред­ко, но пом­ню это ощу­ще­ние, ко­то­рое не остав­ля­ло ме­ня и во взрос­лые мои го­ды. Все­объ­ем­лю­щая лю­бовь... А ещё он был страш­но на­дё­жен, я зна­ла, что мо­гу прий­ти к нему со сво­ей бе­дой в лю­бую се­кун­ду. Уже ста­ри­ком, в бо­лез­ни, ко­гда я при­ез­жа­ла в боль­ни­цу и бро­са­лась к нему бук­валь­но со сто­ном: «Па-па!», он от­ве­чал своё неиз­мен­ное: «По­го­ди, сей­час раз­бе­рём­ся». С тех пор ни­кто и ни­ко­гда боль­ше так мне не го­во­рил...

Про­дол­же­ние де­ла Ми­ха­и­ла Ульянова, фонд его име­ни «На­род­ный ар­тист СССР», ко­то­рый воз­глав­ля­ет дочь Еле­на, уже сде­лал мно­го добра по­жи­лым ак­тё­рам, про­зя­ба­ю­щим в бед­но­сти и без­вест­но­сти, ни­ко­му не нуж­ным: « Ко­му-то я по­мо­гаю из­да­вать кни­ги, ко­му-то при­во- жу кор­зи­ны про­дук­тов к празд­ни­ку или про­сто по­мо­гаю день­га­ми, устра­и­ваю бла­го­тво­ри­тель­ные кон­цер­ты в поль­зу ко­го-ни­будь из ак­тё­ров. Од­на из важ­ных мо­их за­дач - это уве­ко­ве­чи­ва­ние па­мя­ти об ушед­ших кумирах, де­ло мно­го­труд­ное и очень до­ро­го­сто­я­щее... И здесь без от­зыв­чи­во­сти де­сят­ков ты­сяч чи­та­те­лей «АиФ» не обо­шлось. Я уве­ре­на: ес­ли че­ло­век столь мно­го сде­лал для стра­ны, то и стра­на долж­на вспо­ми­нать о нём не хол­ми­ком зем­ли с по­ко­сив­шим­ся кре­стом...»

Ведь на на­род­ные - ва­ми, чи­та­те­ли «АиФ», со­бран­ные день­ги уже по­ста­ви­ли па­мят­ни­ки на мо­ги­лах Жжё­но­ва, Ста­ры­ги­на, Невин­но­го, Ивле­вой, Моисеева. За по­след­ние го­ды фонд от­крыл ме­мо­ри­аль­ные дос­ки Це­ли­ков­ской, Жжё­но­ва, Го­ри­на и дру­гих. И те­перь меч­та до­че­ри Ми­ха­и­ла Ульянова - по­ста­вить до­стой­ный памятник от­цу пе­ред драм­те­ат­ром в Ом­ске, го­ро­де, дав­шем Ми­ха­и­лу Алек­сан­дро­ви­чу твор­че­ские кры­лья.

- На со­ору­же­ние па­мят­ни­ка фонд пе­ре­чис­лит все сред­ства, ко­то­рые есть на его сче­ту, но этих де­нег не хва­та­ет... Па­па на­чи­нал свой «спи­сок доб­рых дел», ко­гда ещё был мо­лод и здо­ров, в са­мой си­ле. Но по­че­му-то уже то­гда по­ни­мал, что все мы не веч­ны, что бо­лезнь и тра­ге­дия - вот они, под­жи­да­ют ря­дом, за уг­лом... И он все­гда жил с этим ощу­ще­ни­ем, - го­во­рит его дочь. А я ду­маю: она не пра­ва, ко­гда её ду­ша кри­чит о том, что Ми­ха­и­ла Ульянова за­бу­дут. Нет, не за­бу­дут. Бу­дут пом­нить не толь­ко его Жу­ко­ва и Во­ро­ши­лов­ско­го стрел­ка - бу­дут пом­нить спи­сок, ви­ся­щий ря­дом с ре­пер­ту­а­ром, бу­дут пом­нить его «Кто, ес­ли не я?».

- Но всё же памятник - это некий сим­вол, к ко­то­ро­му мож­но прий­ти и по­ло­жить цве­ты с бла­го­дар­но­стью, - счи­та­ет Еле­на Ульянова.

Памятник - ведь он не для Ульянова, ко­то­ро­му и при жиз­ни не нуж­на бы­ла сла­ва и чуж­ды бы­ли по­че­сти. Он - для нас. Что­бы бы­ло на ко­го рав­нять­ся.

МЕЧ­ТА ДО­ЧЕ­РИ  УВЕ­КО­ВЕ­ЧИТЬ ПАМЯТЬ ОТ­ЦА.

Фото Fotodom

Из глу­хой си­бир­ской де­ре­вуш­ки он от­пра­вил­ся с меш­ком кар­тош­ки по­ко­рять Омск, а по­том Моск­ву.

Фото East News

В об­ра­зе на­род­но­го мар­ша­ла Жу­ко­ва Ми­ха­ил Улья­нов был 25 раз!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.