КАТОРГА ДЛЯ НЕУЧЕЙ

Пло­хой учи­тель Гит­ле­ра при­вёл к ка­та­стро­фе ми­ра.

AiF v Tveri (Tver) - - ЖИТЕЙСКИЕ ИСТОРИИ -

«ЕС­ЛИ НЕ ПО­НИ­МА­ЕШЬ, ЗА­ЧЕМ УЧИШЬСЯ, - ЭТО КАТОРГА», - СЧИ­ТА­ЕТ

УЧИ­ТЕЛЬ ФИ­ЗИ­КИ МОС­КОВ­СКОЙ ШКО­ЛЫ №

1514, ЛА­У­РЕ­АТ КОН­КУР­СА «УЧИ­ТЕЛЬ ГО­ДА МОСК­ВЫ-2009».

- Юрий Вла­ди­ми­ро­вич, ди­п­лом пе­да­го­га озна­ча­ет: ты мо­жешь управ­лять ума­ми де­тей. А на са­мом де­ле че­ло­век с та­ким ди­пло­мом мо­жет ока­зать­ся пе­до­фи­лом, са­ди­стом, ли­це­ме­ром...

- Воз­мож­но. Лёт­чи­ки, преж­де чем их до­пу­стят к по­лё­там, про­хо­дят пси­хо­ло­ги­че­ский от­бор. А ведь ошиб­ка че­ло­ве­ка, ко­то­рый ра­бо­та­ет с детьми, бы­ва­ет на­мно­го до­ро­же ошиб­ки пи­ло­та, да­же ес­ли он угро­бил две­сти че­ло­век. Пло­хой пе­да­гог Адоль­фа Гит­ле­ра при­вёл к ка­та­стро­фе це­ло­го ми­ра. Ча­сто го­во­рят, что советская си­сте­ма пе­да­го­ги­ки бы­ла луч­ше ны­неш­ней. Да, в ней бы­ло нема­ло хо­ро­ше­го. Но ес­ли бы она бы­ла иде­аль­на, то мы бы сей­час не име­ли столь­ко кор­руп­ци­о­не­ров в стране. Эти лю­ди в боль­шин­стве сво­ём выпускники со­вет­ской шко­лы. Они не ро­ди­лись та­ки­ми, их вос­пи­та­ли. О си­сте­ме об­ра­зо­ва­ния на­до су­дить не по ко­ли­че­ству ака­де­ми­ков, а по то­му, ка­кая по­лу­чи­лась стра­на.

- Де­ти для ро­ди­те­лей - это все­гда боль­шая ра­бо­та...

- Ча­сто слы­шишь от мо­ло­дых ро­ди­те­лей: «Мы за­ве­ли ре­бён­ка». Ре­бё­нок - не ме­бель, его нель­зя за­ве­сти. Ско­рее - про­сти­те за па­фос вам его до­ве­ри­ли свы­ше. Ведь кто-то и хо­чет ре­бён­ка, а не по­лу­ча­ет. Кем бы ты ни был ми­ни­стром, пре­зи­ден­том, кем угод­но, - твоя са­мая боль­шая мис­сия на Зем­ле и от­вет­ствен­ность пе­ред Бо­гом - это твой ре­бё­нок. Вот глав­ное. Всё осталь­ное пре­хо­дя­ще.

Ро­ди­тель­ство - это не па­ни­брат­ство и не все­доз­во­лен­ность. Это не веч­ная ка­зар­ма. Это не ску­пить всё во­круг, что­бы тво­е­му ре­бён­ку жи­лось хо­ро­шо. Это очень тон­кая и вдум­чи­вая ра­бо­та над тем, что­бы мой ре­бё­нок в этом мире был успеш­ным и счаст­ли­вым.

Кто-то счи­та­ет: вот за­ра­бо­тал мно­го де­нег, оста­вил сво­е­му ре­бён­ку ши­кар­ное на­след­ство, зна­чит, обес­пе­чил ему счаст­ли­вое бу­ду­щее. Но ка­кое удо­воль­ствие жить с ги­гант­ским на­след­ством всё вре­мя в стра­хе, за боль­шим за­бо­ром? Мно­го историй, ко­гда очень обес­пе­чен­ные лю­ди глу­бо­ко несчаст­ны. Ра­ди че­го жить, ес­ли всё есть?

- Те­ле­ве­ду­щий Ан­дрей Максимов как-то ска­зал: «Бе­да не ко­гда ре­бё­нок с двой­ка­ми за­кан­чи­ва­ет шко­лу, а ко­гда за­кан­чи­ва­ет на од­ни пя­тёр­ки, но не зна­ет, че­го хо­чет в жизни».

- Бе­да и то и дру­гое. В пер­вом слу­чае ре­бё­нок не на­шёл при­зва­ние, во вто­ром - ес­ли и на­шёл, то не мо­жет ре­а­ли­зо­вать. Лю­ди, ко­то­рые к кон­цу шко­лы не по­ня­ли, че­го хо­тят от жизни, несчаст­ны. Шко­ла долж­на ре­шать три за­да­чи. Пер­вая - при­ви­вать мо­раль и куль­ту­ру, ис­ко­ре­нять гру­бость, непо­ря­доч­ность, двойные стан­дар­ты. Вто­рая - на­учить ре­бён­ка за­да­вать во­про­сы, удив­лять­ся ми­ру. И тре­тья - ко­гда он за­хо­тел узна­вать, на­до дать ему прак­ти­че­ские на­вы­ки, ина­че он бу­дет нежиз­не­спо­со­бен. Ре­бён­ку важ­но по­чув­ство­вать: он пред­ме­ты учит не по­то­му, что они есть в про­грам­ме, а по­то­му, что это ин­стру­мент его бу­ду­щей жизни.

- Мы все при­вык­ли, что де­ти учат­ся за пар­той. Вы один из немно­гих учи­те­лей, ко­то­рые учат и вне шко­лы. Ез­ди­ли с уче­ни­ка­ми в швей­цар­ский ЦЕРН, недав­но бы­ли в крым­ских го­рах. За­чем?

- Че­ло­век сна­ча­ла чув­ству­ет, а по­том ду­ма­ет. Сна­ча­ла он дол­жен что-то ощу­тить, уви­деть, а по­том воз­ни­ка­ет же­ла­ние разо­брать­ся с этим. По­это­му обу­че­ние че­му угод­но на­чи­на­ет­ся с удив­ле­ния. Что­бы у ре­бён­ка воз­ник во­прос, на ко­то­рый учи­тель мо­жет дать от­вет. Из­вест­ный пси­хо­лог А. Г. Асмо­лов на­пи­сал: «По­дой­ди­те к про­хо­же­му на ули­це и нач­ни­те что-то с блес­ком в гла­зах ему рас­ска­зы­вать. В луч­шем слу­чае он по­кру­тит у вис­ка, в худ­шем - со­об­щит пси­хи­ат­рам». А ведь учи­те­лю ча­сто при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся имен­но этим. Мас­са де­тей на урок фи­зи­ки при­хо­дят не по­то­му, что у них есть во­про­сы про обу­строй­ство ми­ра, а по­то­му, что урок сто­ит в рас­пи­са­нии.

Важ­но с ре­бён­ком го­во­рить на од­ном язы­ке. Хре­сто­ма­тий­ный при­мер. Учи­тель про­чи­тал детям сти­хо­тво­ре­ние «Браз­ды пушистые взры­вая, ле­тит ки­бит­ка уда­лая», и те ре­ши­ли, что речь о кос­ми­че­ском корабле, ко­то­рый уничтожает ма­лень­ких пу­ши­стых зверь­ков... У учи­те­ля свой об­раз в го­ло­ве, а де­ти ри­су­ют свой. Да ещё и недо­уме­ва­ют: что же это за учи­тель-са­дю­га, ко­то­рый об уни­что­же­нии жи­вых су­ществ так вдох­но­вен­но рас­ска­зы­ва­ет?

- Ред­кий ре­бё­нок с ра­до­стью бе­жит в шко­лу. От­че­го так?

- По­то­му что его не за­ин­те­ре­со­ва­ли, а, об­раз­но го­во­ря, пой­ма­ли на ули­це и ска­за­ли: не вы­учишь - по­лу­чишь двой­ку. Ре­бё­нок бу­дет учить, но пред­став­ля­е­те, с ка­кой тос­кой в гла­зах. Сдал - и за­был. «От ненуж­ных по­бед оста­ёт­ся уста­лость». У Эк­зю­пе­ри есть за­ме­ча­тель­ное вы­ска­зы­ва­ние: «Каторга не там, где ра­бо­та­ют кир­кой, а там, где уда­ры кир­ки не име­ют смыс­ла...»

- Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Пи­тер Грей да­же книж­ку на­пи­сал о том, что шко­ла - это тюрьма...

- Я не сто­рон­ник ли­бе­раль­ной идеи в шко­ле. Есть та­кой за­кон неубы­ва­ния эн­тро­пии (эн­тро­пия

Ред.): предо­став­лен­ная са­ма се­бе си­сте­ма бу­дет раз­ви­вать­ся в сто­ро­ну ха­о­са, де­гра­да­ции и раз­ру­ше­ния. Брось­те са­хар в ста­кан во­ды - он рас­тво­рит­ся. Но слад­кая во­да са­ма в ку­сок са­ха­ра не со­бе­рёт­ся. Всем из­ве­стен синдром Ма­уг­ли: ес­ли ро­див­ше­го­ся ре­бён­ка ни­че­му не учить, он по­те­ря­ет че­ло­ве­че­ский об­лик. Ко­гда нам го­во­рят: оставь­те де­тей в по­кое, не за­став­ляй­те, пусть де­ла­ют, что хо­тят, радуются жизни, то пред­ла­га­ют ид­ти в сто­ро­ну ха­о­са. Ско­рее все­го, вы­рас­тет без­воль­ное су­ще­ство, не спо­соб­ное ни­че­го со­здать. Успеш­ны­ми ста­но­вят­ся во­ле­вые лю­ди.Ре­бён­ку на­до при­вить по­ня­тия дис­ци­пли­ны, от­вет­ствен­но­сти за свою ра­бо­ту. Без это­го он не оче­ло­ве­чит­ся.

ОШИБ­КА УЧИ­ТЕ­ЛЯ ДО­РО­ЖЕ ОШИБ­КИ ЛЁТ­ЧИ­КА.

- По­лу­ча­ет­ся, с детьми по­лез­нее стро­гость и жёст­кость?

- Не всё так од­но­знач­но. Ес­ли в на­чаль­ной шко­ле учи­тель дер­жит де­тей в ежо­вых ру­ка­ви­цах, не да­ёт спус­ку, как го­во­рит­ся, а ос­нов­ной приём ра­бо­ты - окрик, то с ни­ми по­том слож­но пе­рей­ти на нор­маль­ные, че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния. Ре­бё­нок при­вы­ка­ет, что на него долж­ны рявк­нуть.

Хо­ро­ший учи­тель на­чаль­ных клас­сов - очень тон­кий пси­хо­лог. Ему при­хо­дит­ся фор­ми­ро­вать в уче­ни­ке не столь­ко уме­ние умножить два на два, сколь­ко спо­соб­ность чув­ство­вать дру­го­го че­ло­ве­ка и знать гра­ни­цы доз­во­лен­но­го без внеш­не­го окри­ка. Знать, что не всё ему про­ща­ет­ся, и при этом по­ни­мать: огра­ни­че­ния вво­дят­ся не из-за при­хо­ти взрос­лых. У нас сплошь и ря­дом на­чаль­ни­ки орут на под­чи­нён­ных. Это идёт из шко­лы. Не вы­пол­не­на ра­бо­та - не пла­ти зар­пла­ту, сни­ми с долж­но­сти. За­чем кри­чать? Так и в шко­ле. Пло­хая оцен­ка не да­ёт пра­во уни­жать. Ни­что не мо­жет оправ­дать уни­же­ние од­но­го че­ло­ве­ка дру­гим.

Фо­то Ва­лен­ти­ны СВИСТУНОВО­Й/ТАСС

За­да­ча шко­лы - сде­лать так, что­бы де­ти на уро­ки бе­жа­ли с ра­до­стью... сте­пень ха­о­са. -

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.