ИВАН БАГРАМЯН. ГЕНИЙ ПРОРЫВА

Ге­не­рал, взяв­ший Кё­нигсберг, мар­шал, ис­пу­гав­ший США, пен­си­о­нер, пред­ска­зав­ший ги­бель СССР

AiF v Tveri (Tver) - - ИСТОРИЯ -

120 ЛЕТ НА­ЗАД, 2 ДЕ­КАБ­РЯ 1897 Г., В СЕ­МЬЕ БРИГАДИРА СЛУЖ­БЫ ПУ­ТИ ЗАКАВКАЗСК­ОЙ ЖЕ­ЛЕЗ­НОЙ ДО­РО­ГИ ХАЧАТУРА БАГРАМЯНА, ЖИВШЕГО В СЕЛЕНИИ ЧАРДАХЛЫ, ПРО­ИЗО­ШЛО ПРИБАВЛЕНИ­Е.

Но Иван Хри­сто­фо­ро­вич Баграмян сто­ит сре­ди них на­осо­би­цу. Со вре­ме­нем зна­ме­ни­тые во­е­на­чаль­ни­ки «об­рас­та­ют» неустав­ны­ми про­зви­ща­ми. Ска­жем, Геор­гий Жу­ков: «Где Жу­ков - там по­бе­да!» Или Кон­стан­тин Ро­кос­сов­ский: «Истин­ный ху­дож­ник вой­ны». Баграмян, став­ший мар­ша­лом уже по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, при жиз­ни по­лу­чил лишь ехид­ное «пи­о­нер­ский мар­шал» - за то, что дол­гое вре­мя ку­ри­ро­вал Все­со­юз­ную во­ен­но-пат­ри­о­ти­че­скую иг­ру «Зар­ни­ца». Но ес­ли су­дить по его бо­е­вым де­лам, то что-то вро­де «Ма­стер прорыва» бу­дет бо­лее под­хо­дя­щим.

Это уме­ние Баграмяна про­яви­лось ещё в страш­ном 1941 г., во вре­мя одного из са­мых тра­ги­че­ских эпи­зо­дов пер­во­го эта­па вой­ны. В сентябре ко­ман­до­ва­нию вер­мах­та уда­лось осу­ще­ствить од­ну из сво­их са­мых удач­ных опе­ра­ций - Ки­ев­ский ко­тёл. В окру­же­нии ока­зал­ся ЮгоЗа­пад­ный фронт. «Са­мое боль­шое пле­не­ние в од­ном сра­же­нии - 665 тыс. бой­цов и ко­ман­ди­ров» - так об этом со­об­ща­ли немец­кие свод­ки.

По­терь мог­ло быть ещё боль­ше. Но двум де­сят­кам ты­сяч че­ло­век уда­лось про­рвать окружение и с бо­я­ми вый­ти к сво­им. Ко­ман­до­вал тот, от ко­то­ро­го мень­ше все­го ожи­да­ли сме­лых про­ры­вов и дерз­ких уда­ров, - штаб­ной офи­цер, на­чаль­ник опе­ра­тив­но­го от­де­ла шта­ба фронта Иван Баграмян. Он был един­ствен­ным, ко­му удал­ся мас­штаб­ный про­рыв на во­сток. Так что в скуд­ном на по­бе­ды и на­гра­ды 1941 г. ор­ден Красного Зна­ме­ни, вру­чён­ный Ба­гра­мя­ну 6 но­яб­ря, до­ро­го­го сто­ил.

Ра­зу­ме­ет­ся, про­рыв из окру­же­ния - по­бе­да. Но по­бе­да горь­кая. Од­на­ко Ба­гра­мя­ну в том же го­ду уда­лось сно­ва по­кви­тать­ся с вер­мах­том. 21 но­яб­ря фа­ши­сты за­ня­ли Ро­стов-на-До­ну - ещё од­на се­рьёз­ная по­те­ря. Но уже 29 но­яб­ря, как раз в тот день, ко­гда каз­ни­ли Зою Кос­мо­де­мьян­скую, Ро­стов неожи­дан­ным уда­ром был от­бит. Обо­ро­на нем­цев ока­за­лась про­рва­на, на­ча­лось от­ступ­ле­ние, ме­ста­ми пе­ре­хо­дя­щее в бег­ство. Эти со­бы­тия се­рьёз­но со­дей­ство­ва­ли успе­ху на­ше­го на­ступ­ле­ния под Моск­вой. Ав­то­ром уда­ра на юге был Иван Баграмян.

Но слу­ча­лись с ним и анек­до­ти­че­ские слу­чаи. Из­ве­стен эпи­зод, ко­гда вой­ска 1-го При­бал­тий­ско­го фронта, ко­то­рым ко­ман­до­вал Баграмян, вне­зап­но вы­шли к Бал­ти­ке. Вся не­мец­кая груп­па ар­мий «Се­вер» ока­за­лась от­ре­зан­ной и при­жа­той к мо­рю. Баграмян не удер­жал­ся от кра­си­во­го же­ста - бу­тыл­ка с над­пи­сью «Во­да из Риж­ско­го за­ли­ва близ г. Ту­кум­са, 31.07.1944» спу­стя день ока­за­лась на сто­ле у Ста­ли­на. Но по­ка во­да ле­те­ла в Моск­ву, нем­цы при­шли в се­бя и от­бро­си­ли на­ших от по­бе­ре­жья. Ста­лин был об этом из­ве­щён те­ле­грам­мой. И по­то­му, по­вер­тев бу­тыл­ку в ру­ках, вер­нул её на­роч­но­му со сло­ва­ми: «От­дай Ба­гра­мя­ну. Пусть вы­льет, где взял». Баграмян при­нял пра­ви­ла иг­ры и два ме­ся­ца спу­стя соб­ствен­но­руч­но вы­лил во­ду там же, где взял.

Пе­ре­чис­лять про­ры­вы Баграмяна мож­но дол­го. Ге­не­рал Пётр Гри­го­рен­ко в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях да­же утвер­ждал, что Иван Хри­сто­фо­ро­вич стал сво­е­го ро­да об­раз­цом, на ко­то­рый по этой ча­сти рав­ня­лась вся Крас­ная ар­мия. Вой­ну Баграмян за­вер­шил на очень вы­со­кой но­те. Учре­жде­но 7 ме­да­лей за взятие или осво­бож­де­ние ев­ро­пей­ских го­ро­дов в хо­де вой­ны - Бер­лин, Ве­на, Вар­ша­ва, Пра­га, Бел­град, Бу­да­пешт. Из это­го ря­да ев­ро­пей­ских сто­лиц вы­би­ва­ет­ся Кё­нигсберг, ко­то­рый сто­лич­ный ста­тус утра­тил очень дав­но. Но Гит­лер на­зы­вал его «аб­со­лют­но непри­ступ­ным ба­сти­о­ном арий­ско­го ду­ха». А Зем­ланд­ская опе­ра­тив­ная груп­па войск во гла­ве с Ба­гра­мя­ном сло­ми­ла со­про­тив­ле­ние это­го «бастиона» за три дня. И для Кё­нигсбер­га бы­ло сде­ла­но ис­клю­че­ние - ме­даль за его взятие счи­та­ет­ся од­ной из са­мых по­чёт­ных.

И да­же по­сле вой­ны, ко­гда его, бо­е­во­го ге­не­ра­ла, по­ста­ви­ли на не очень-то по­чёт­ную долж­ность - на­чаль­ник Ты­ла Во­ору­жён­ных сил СССР, Баграмян су­мел по­ка­зать, что про­рыв обо­ро­ны про­тив­ни­ка мож­но совершить да­же от­сю­да. В 1961-1962 гг. он ру­ко­во­дил опе­ра­ци­ей «Ана­дырь» - пе­ре­брос­кой на­ших войск на Ку­бу, в мяг­кое под­брю­шье глав­но­го про­тив­ни­ка то­го вре­ме­ни - США. Он про­де­лал это бле­стя­ще - Пен­та­гон спо­хва­тил­ся лишь то­гда, ко­гда со­вет­ские ра­ке­ты на Ку­бе бы­ли уже го­то­вы к пус­ку по аме­ри­кан­ским це­лям.

Спо­соб­ность и та­лант мыслить не толь­ко спе­ци­фи­че­ски во­ен­ны­ми, но и пла­не­тар­ны­ми стра­те­ги­че­ски­ми ка­те­го­ри­я­ми Баграмян де­мон­стри­ро­вал не раз. Ар­мя­нин по на­ци­о­наль­но­сти, он был очень да­лёк от уз­ко­го на­ци­о­на­лиз­ма. Ко­гда на пер­вом за­се­да­нии Вер­хов­но­го со­ве­та Лат­вий­ской ССР пред­се­да­тель стал го­во­рить с де­пу­та­та­ми по-ла­тыш­ски, его при­ме­ру последовал­и очень мно­гие. Но тут сло­во взял де­пу­тат Баграмян и за­го­во­рил по-ар­мян­ски. При­ступ «на­ци­о­наль­ной са­мо­быт­но­сти» как ру­кой сня­ло - все тут же пе­ре­шли на рус­ский.

Вла­ди­мир Пу­тин на­звал рас­пад СССР круп­ней­шей гео­по­ли­ти­че­ской ка­та­стро­фой XX в. Од­ной из её при­чин был как раз тот са­мый ме­стеч­ко­вый на­ци­о­на­лизм. О том, на­сколь­ко он опа­сен, Баграмян го­во­рил в 1981 г. за 10 лет до рас­па­да Со­ю­за и за год до сво­ей смер­ти:

3

ДНЯ

НА ВЗЯТИЕ «НЕПРИСТУПН­ОГО БАСТИОНА».

Фо­то А. Гри­го­рье­ва/РИА Но­во­сти

Ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми 1-го При­бал­тий­ско­го фронта ге­не­рал ар­мии Иван Баграмян, август 1944 г.

С же­ной и до­че­рью во вре­мя служ­бы в Ле­ни­на­кан­ском ка­ва­ле­рий­ском пол­ку, ко­нец 1920-х гг.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.