ПО­ТЕ­РЯ ВЕ­КА

В Верх­не­вол­жье сель­ское на­се­ле­ние уба­ви­лось в семь раз

AiF v Tveri (Tver) - - АКТУАЛЬНО - Ека­те­ри­на ЕВСЕЕВА

В РЕ­ГИ­ОНЕ ОКО­ЛО 40% ДЕ­РЕ­ВЕНЬ, А ЭТО 3600 НА­СЕ­ЛЁН­НЫХ ПУНК­ТОВ, В КАЖ­ДОЙ ИЗ КО­ТО­РЫХ ЖИ­ВУТ МЕ­НЕЕ ДЕ­СЯ­ТИ ЧЕ­ЛО­ВЕК. ПО­ПОЛ­НЕ­НИЯ ЖДАТЬ ВРЯД ЛИ ПРИ­ДЁТ­СЯ. ПО ДАН­НЫМ РОС­СТА­ТА, В ПРО­ШЛОМ ГО­ДУ СМЕРТ­НОСТЬ В ВЕРХ­НЕ­ВОЛ­ЖЬЕ ПРЕ­ВЫ­СИ­ЛА РОЖДАЕМОСТЬ ПО­ЧТИ В ДВА РА­ЗА. ЗА ДВЕНАДЦАТЬ МЕ­СЯ­ЦЕВ УМЕР­ЛИ 22 ТЫ­СЯ­ЧИ ЧЕ­ЛО­ВЕК - ВСЁ РАВ­НО ЧТО НЕ СТА­ЛО ЦЕЛОГО ГО­РО­ДА БЕЖЕЦКА ИЛИ ОСТАШКОВА.

От об­ласт­но­го цен­тра до Ра­ме­шек ехать не боль­ше ча­са. Сам по­сё­лок вы­гля­дит вполне ухо­жен­ным и жи­вым, но сто­ит отъ­е­хать от него на 10-15 ки­ло­мет­ров - за­бро­шен­ные по­ля, старые фер­мы да до­ма с объ­яв­ле­ни­ем «Про­даю». По уз­кой грун­тов­ке че­рез лес до­ез­жа­ем до де­рев­ни Бе­ре­жок. Её да­же язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся на­звать ма­лой: из по­сто­ян­ных жиль­цов - все­го че­ты­ре пен­си­о­не­ра. Сту­чусь в край­ний дом и пред­став­ля­юсь.

- Жур­на­ли­сты? - удив­ля­ет­ся хозяин до­ма и под­зы­ва­ет су­пру­гу. - Иди, рас­ска­зы­вать бу­дешь.

Ва­лен­ти­на Ви­тен­берг мест­ная, здесь ро­ди­лась, хо­ди­ла в шко­лу. Жизнь в де­ревне то­гда ки­пе­ла. Но ко­гда в 94-м го­ду ра­зо­рил­ся жи­вот­но­вод­че­ский ком­плекс, ра­бо­тать ста­ло негде. Мо­ло­дёжь сбе­жа­ла в го­ро­да. Се­го­дня Бе­ре­жок мож­но сме­ло на­звать мед­ве­жьим уг­лом. При­чём в бук­валь­ном смыс­ле.

- Мед­ве­ди тут хо­дят, как у се­бя до­ма. Вот недав­но у То­ли Фро­ло­ва на том краю они 11 ульев на ого­ро­де раз­ру­ши­ли. Хо­тя че­го удив­лять­ся? По­смот­ри­те кру­гом: лес вплот­ную по­до­шёл к де­ревне. Рань­ше тут бы­ла шко­ла, здесь ам­бар, там огром­ная ко­нюш­ня, - Ва­лен­ти­на Вик­то­ров­на по­ка­зы­ва­ет ру­кой в по­ле на бы­лые до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти. Но, как ни вгля­ды­ва­юсь, ви­жу толь­ко бу­рьян.

- Это ж сколь­ко средств нуж­но, что­бы вер­нуть к жиз­ни за­бро­шен­ные по­ля! Се­го­дня день­ги вкла­ды­ва­ют в аг­ро­хол­дин­ги, ма­лень­кие хо­зяй­ства еле вы­жи­ва­ют. Ка­кой был кол­хоз «Тру­до­вик»! А нын­че по­чти банк­рот, - раз­мыш­ля­ет Алек­сандр Ви­тен­берг. - А нет ра­бо­ты - нет лю­дей.

Свою де­рев­ню Ви­тен­бер­ги лю­бят и с гор­до­стью рас­ска­зы­ва­ют, что ос­но­ва­на она пред­ста­ви­те­лем ро­да Го­ли­цы­ных. Од­на­ко при­зна­ют­ся, что зи­мой тут жить слож­нее. До­ро­гу трак­тор про­чи­ща­ет до на­ча­ла де­рев­ни, в их ко­нец за­во­ра­чи­ва­ет по на­стро­е­нию. Про­зе­ва­ешь тех­ни­ку - бу­дешь сам две­сти мет­ров от до­ма до цен­траль­ной до­ро­ги ло­па­той ма­хать. При­хо­дит­ся в сель­со­вет зво­нить и про­сить по­мо­щи. Толь­ко связь в Бе­реж­ке ло­вит че­рез пень ко­ло­ду. «Выш­кой» для Ви­тен­бер­гов слу­жит боль­шой ка­мень в ого­ро­де да при­го­рок у въез­да в де­рев­ню.

- Ни­че­го, справ­ля­ем­ся. Вы толь­ко «ско­рую» по­хва­ли­те. Они у нас мо­лод­цы, при­ез­жа­ют, - про­сит на про­ща­ние Ва­лен­ти­на Вик­то­ров­на.

Со­сед­нюю де­рев­ню Паль­це­во за кра­си­вую при­ро­ду дав­но об­лю­бо­ва­ли дач­ни­ки, но по­сто­ян­ных жи­те­лей здесь по­чти нет. По­след­ние го­ды на зиму в де­ревне оста­ва­лось три до­ма, нын­че уже два.

- Не страш­но жить в пу­стой де­ревне? - спра­ши­ваю мест­но­го жи­те­ля.

- Тю! У ме­ня ко­ро­вы, ов­цы: столь­ко дел - и бо­ять­ся некогда, - улы­ба­ет­ся Алек­сандр Боль­ша­ков. По­на­ча­лу к мо­е­му ви­зи­ту он от­нёс­ся с недо­ве­ри­ем: раз­го­ва­ри­вал че­рез щё­лоч­ку, но по хо­ду бе­се­ды дверь рас­кры­ва­лась ши­ре, а бе­се­да ста­но­ви­лась ин­те­рес­нее.

- Как за­кры­ли Боб­ров­скую шко­лу, так и на­чал по­сте­пен­но пу­стеть наш край: Тю­ре­во, Лов­цо­во, Гри­гор­ко­во, Де­ни­со­во, Мох­не­цы, Бе­ре­жок, Но­вый Ка­мень, Пе­ски и дру­гие, - пе­ре­чис­ля­ет Алек­сандр Боль­ша­ков. - Все ж уче­ни­ки из этих де­ре­вень хо­ди­ли в Боб­ров­скую шко­лу. Толь­ко повесили на неё за­мок - мо­ло­дые семьи разъ­е­ха­лись. А но­вых-то жи­те­лей не при­бав­ля­ет­ся. Кто по­едет в де­рев­ню? Га­за нет, то­пим­ся дро­ва­ми. У нас да­же ав­то­бус от­ро­дясь не хо­дил. Хо­ро­шо, своя ма­ши­на есть, до рай­цен­тра за про­дук­та­ми ез­жу.

Ма­га­зи­на в де­ревне нет, два ра­за в неде­лю при­ез­жа­ет ав­то­лав­ка. Но це­ны - ого-го! Ес­ли в Ра­меш­ках на со­ци­аль­ных пол­ках ба­тон сто­ит 13 руб­лей, то в ма­га­зине на ко­лё­сах - 30 руб­лей. Со­сис­ки «Вен­ские» в рай­цен­тре мож­но за 120 руб­лей ку­пить, в ав­то­лав­ке - за все две­сти! Но о пе­ре­ез­де су­пру­ги Боль­ша­ко­вы да­же не за­ду­мы­ва­ют­ся. Ста­ри­кам уж под 70, при­вык­ли тут.

40%

ДЕ­РЕ­ВЕНЬ - НА ГРА­НИ ИС­ЧЕЗ­НО­ВЕ­НИЯ.

Пу­сту­ю­щие де­рев­ни - дав­няя яз­ва на кар­те Верх­не­вол­жья. По пе­ре­пи­си 1926 го­да, в Тверской гу­бер­нии про­жи­ва­ли 2,6 млн че­ло­век, из них 2,3 млн че­ло­век - в де­рев­нях. Се­го­дня сель­ско­го на­се­ле­ния в об­ла­сти в семь раз мень­ше! А каж­дая чет­вёр­тая де­рев­ня во­все без лю­дей.

- Толь­ко в од­ном Ста­риц­ком рай­оне око­ло ста нежи­лых де­ре­вень. По­сле оп­ти­ми­за­ции школ и боль­ниц мно­гие сё­ла ли­ши­лись по­след­ней на­деж­ды на бу­ду­щее. Ко­гда за­кры­ли шко­лу в Рясне, за три го­да от­ту­да уеха­ли де­вять се­мей, - го­во­рит кра­е­вед Алек­сандр Шит­ков. - Се­го­дня Твер­ская об­ласть вхо­дит в чис­ло са­мых вы­ми­ра­ю­щих ре­ги­о­нов.

Ка­за­лось бы, в Верх­не­вол­жье го­во­рят о воз­рож­де­нии се­ла, за­зы­ва­ют ту­ри­стов. Но лю­дей, же­ла­ю­щих здесь жить и со­зда­вать семьи, по-преж­не­му очень ма­ло.

- Се­го­дня не­об­хо­ди­мо под­дер­жать раз­ви­тие се­ла, улуч­шить ин­фра­струк­ту­ру, по­мочь мо­ло­дым се­мьям, - счи­та­ет член Об­ще­ствен­ной па­ла­ты об­ла­сти, эко­но­мист Га­ли­на Ла­пу­шин­ская. - Но са­мая боль­шая про­бле­ма - от­сут­ствие ра­бо­чих мест. Ес­ли бы во всех де­рев­нях бы­ли хо­ро­шие до­ро­ги и хо­дил транс­порт, лю­ди мог­ли бы ез­дить на ра­бо­ту в го­ро­да. Но, увы, вместо это­го мно­гие вы­нуж­де­ны торговать кар­тош­кой или яго­да­ми вдоль трасс. Это не вы­ход! Вла­стям нуж­но под­дер­жи­вать пред­при­я­тия сель­ско­го хо­зяй­ства и пе­ре­ра­бот­ки.

По­ка се­ло дер­жит­ся на ба­буш­ках и де­душ­ках. Что толь­ко бу­дет, ко­гда они уй­дут?

В де­ревне Паль­це­во Ра­меш­ков­ско­го рай­о­на нет га­за, во­до­про­во­да, а те­перь и жи­те­ли оста­лись лишь в двух до­мах. Алек­сандр Боль­ша­ков (на фо­то) - один из них.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.