ГЕ­РОЙ – ЭТО ПРО­СТОЙ ЧЕ­ЛО­ВЕК,

Ко­то­ро­му се­бя не жал­ко, го­во­рят де­ти, по­лу­чив­шие го­су­дар­ствен­ную на­гра­ду

AiF v Tveri (Tver) - - ГРАНИ ЖИЗНИ -

ЖИЗНЬ В НА­ШЕЙ СТРАНЕ ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО ТРЕ­БУ­ЕТ ГЕРОИЗМА, И ТАМ, ГДЕ НЕ ПО­ЛУ­ЧА­ЕТ­СЯ У ВЗРОС­ЛЫХ, СПРАВ­ЛЯ­ЮТ­СЯ ДЕ­ТИ. НЕКО­ТО­РЫМ ИЗ НИХ В НО­ЯБ­РЕ ВРУ­ЧИ­ЛИ НА­ГРА­ДЫ НА ЦЕ­РЕ­МО­НИИ В СО­ВЕ­ТЕ ФЕ­ДЕ­РА­ЦИИ.

Ан­дрей

Ро­ди­он Со­бо­лев,

Ге­ро­изм их бук­валь­ный – вы­та­щить, вы­во­лочь, бро­сить­ся, спа­сти. Но это ещё и ге­ро­изм жить не вы­га­ды­вая. Без огляд­ки. Без обострён­но­го чув­ства са­мо­со­хра­не­ния. Де­ти по­ка на это спо­соб­ны.

Ко­гда спи­кер Со­ве­та Фе­де­ра­ции Ва­лен­ти­на Мат­ви­ен­ко вру­ча­ла 9-лет­не­му Мак­си­му Бо­г­да­ну ме­даль, его ма­ма Лю­да ро­жа­ла седь­мо­го. До­мой ма­ма и сын вер­нут­ся вме­сте – в ра­бо­чий по­сё­лок Чуч­ко­во Ря­зан­ской об­ла­сти. В двух­ком­нат­ную квар­ти­ру, ко­то­рую им вы­де­ли­ли взамен сго­рев­ше­го в ав­гу­сте до­ма. К па­пе, ко­то­рый ждёт су­да по об­ви­не­нию в остав­ле­нии в опас­но­сти несо­вер­шен­но­лет­них. Са­ми несо­вер­шен­но­лет­ние (Ди­а­на, На­стя, Ле­на, Ко­лень­ка, ко­то­рых вы­вел из го­ря­ще­го до­ма сред­ний брат Макс) по­ка жи­вут в цен­тре ре­а­би­ли­та­ции. Ди­рек­тор цен­тра го­во­рит: «Се­мья в груп­пе рис­ка».

С Лю­ди­ных фо­то­гра­фий в па­б­ли­ке «Ти­пич­ная Ря­зань» дей­стви­тель­но гля­дят обо­дран­ные сте­ны. А ещё – клас­си­ки, на­чер­тан­ные ме­лом пря­мо на про­ва­лен­ном по­лу. Ко­ля в ма­ми­ной по­ма­де. Кто-то из мла­ден­цев, ко­то­ро­го стар­шие та­щат гу­лять в пле­тё­ной кор­зине. Ры­жий пух на всех го­ло­вах. Ка­бач­ко­вые ола­душ­ки, ко­то­рые Макс жа­рил на всю се­мью. Тес­ный, убо­гий, но тёп­лый быт про­стой боль­шой рус­ской се­мьи. Лю­да са­ма из дет­до­ма и те­перь как буд­то на сво­их де­тях воз­вра­ща­ет в мир ту неслу­чив­шу­ю­ся лю­бовь… Па­па – с Укра­и­ны, успе­ли уехать от­ту­да за па­ру лет до вой­ны. Ещё на неко­то­рых кар­точ­ках – Са­шень­ка. Са­мая млад­шая в се­мье на мо­мент по­жа­ра. Вось­ми­ме­сяч­ная. Её Макс спа­сти не успел.

«Я по­шла штор­ки за­би­рать – мы ремонт за­кон­чи­ли, сде­ла­ли ком­на­ту маль­чи­ков, ком­на­ту де­во­чек… Толь­ко с про­вод­кой не успе­ли разо­брать­ся. Муж вы­шел из до­ма на ми­ну­ту, к со­се­ду…» Вс­пых­ну­ло за хо­ло­диль­ни­ком, там, где уже несколь­ко раз опас­но тре­ща­ло, но де­нег не бы­ло, зар­пла­та па­пы – 12 тыс. руб. (кла­дёт ас­фальт). Ди­а­на, вы­ско­чив из ок­на, бро­си­лась на до­ро­гу, «оста­но­ви­ла бе­лую ма­ши­ну, но ни­кто из неё не вы­шел». Ко­го смог, вы­вел Макс. «Спих­нул с под­окон­ни­ка Лен­ку, Коль­ку вы­та­щил из-под кро­ва­ти…» Хо­тел по­лезть обрат­но за Са­шень­кой, но не успел…

По­сле по­жа­ра Бо­г­да­ны по­лу­чи­ли от го­су­дар­ства как по­го­рель­цы 50 тыс. руб. Лю­да ку­пи­ла ди­ван, утюг, сти­рал­ку, оде­я­ла, по­душ­ки. На две двухъ­ярус­ные кро­ва­ти (Ко­лень­ка уме­ща­ет­ся в крес­ле) уже не хва­та­ет. Вы­ко­па­ли с пе­пе­ли­ща кар­тош­ку. Вы­нес­ли из под­по­ла бан­ки с ком­по­том. По­хо­ро­ни­ли Са­шень­ку в за­кры­том гро­бу. Ду­ма­ют, как жить. «Рань­ше своё хо­зяй­ство бы­ло, по­ро­сён­ка вес­ной за­ко­лем – всё ле­то про мя­со не ду­ма­ем. А в квар­ти­ре толь­ко «ком­му­нал­ки» вый­дет ты­сяч на 7: де­ти уни­таз по 10 раз смо­ют, на од­ной во­де ра­зо­рим­ся». Ку­пить но­вый дом за 300 тыс. руб. не на что. Бо­ят­ся опе­ки: «У ме­ня мла­ден­цы все крик­ли­вые, а на пер­вом эта­же участ­ко­вый жи­вёт…»

По­сле награждения Макс ска­зал: «Мам, я ста­ну спа­са­те­лем, ме­ня в МЧС при­гла­си­ли. Я на­учусь. В сле­ду­ю­щий раз точ­но спа­су. Не пе­ре­жи­вай». Ма­ма пе­ре­жи­ва­ет. Как взамен сго­рев­шей лю­леч­ки на но­вую на­скре­сти: ку­да трёх­днев­но­го сы­на класть?

Ко­гда 9-лет­ний Мак­сим по­лу­чал ме­даль, его ма­ма Лю­да ро­жа­ла седь­мо­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.