11 680

AiF v Tveri (Tver) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

РУБ­ЛЕЙ

В СЕМЕСТР ПЛАТИТ УЧАЩИЙСЯ.

– Ста­ни­слав Ни­ко­ла­е­вич, за­чем вы по­шли учить­ся, ведь ра­бо­тать по спе­ци­аль­но­сти яв­но не бу­де­те?

– А что та­ко­го? Учить­ся ни­ко­гда не позд­но! О ди­пло­ме уни­вер­си­те­та я меч­тал боль­ше по­лу­ве­ка. Пят­на­дца­ти­лет­ним маль­чиш­кой устро­ил­ся элек­тро­мон­тё­ром на Бо­ри­сов­ский стекло­за­вод Выш­не­во­лоц­ко­го рай­о­на: дет­ство бы­ло тя­жё­лым, го­лод­ным, при­хо­ди­лось за­ра­ба­ты­вать. Поз­же окон­чил два тех­ни­ку­ма, про­шёл путь от ра­бо­че­го до глав­но­го ин­же­не­ра и ди­рек­то­ра за­во­да. Но выс­шее об­ра­зо­ва­ние так и не уда­лось по­лу­чить. Ко­гда пер­вый раз по­сту­пал в ин­сти­тут, про­ва­лил эк­за­ме­ны. Вто­рой раз про­шёл, но бы­ло не до учё­бы: де­ла, за­бо­ты, се­мья. Ко­гда вы­шел на пен­сию, вре­ме­ни ста­ло мно­го. Пи­сал сти­хи, а по­том по­ду­мал: по­че­му бы не пой­ти учить­ся хо­тя бы за­оч­но. За границей пен­си­о­не­ры гры­зут гра­нит на­у­ки – и ни­че­го, ума хва­та­ет. Глав­ное – же­ла­ние, а его у ме­ня хоть от­бав­ляй!

В 74 го­да я по­сту­пил за­оч­но в Тверской го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет на фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет. Пом­ню, ко­гда вы­да­ли сту­ден­че­ский би­лет и за­чёт­ку, да­же ды­ха­ние пе­ре­хва­ти­ло от ра­до­сти. Шесть лет про­ле­те­ли быст­ро, ре­шил за­мах­нуть­ся на ма­ги­стра. Ми­нув­шим ле­том по­дал до­ку­мен­ты в Нов­го­род­ский уни­вер­си­тет име­ни Яро­сла­ва Муд­ро­го на ис­то­ри­че­ский фа­куль­тет. По­сту­пал вме­сте с дру­гом из Выш­не­го Во­лоч­ка, ему немно­го за трид­цать. Ис­то­рия – осо­бый для ме­ня пред­мет. В школь­ном ат­те­ста­те у ме­ня по нему трой­ка. При­шло вре­мя ис­пра­вить­ся! Да и каж­дый граж­да­нин стра­ны дол­жен знать про­шин­тер­нет

– Со­курс­ни­ки, на­вер­ное, смот­рят на вас с удив­ле­ни­ем?

– Боль­шин­ство од­но­группни­ков – са­ла­ги: им око­ло 30 лет. Сей­час на­ша пер­вая сес­сия, ещё при­ти­ра­ем­ся друг к дру­гу. На­де­юсь, най­дём об­щий язык. При­ни­ма­ют хо­ро­шо, над воз­рас­том не шу­тят. В Тве­ри моя пер­со­на в груп­пе вы­зы­ва­ла боль­ше удив­ле­ния. Ко­гда пер­вый раз за­шёл в ауди­то­рию, мно­гие по­ду­ма­ли, что это пре­по­да­ва­тель. А я сел за пар­ту, от­крыл тет­радь, пе­ре­спра­ши­вал, ко­гда бы­ло непо­нят­но. Так до од­но­группни­ков до­шло, что я не пе­да­гог, а то­же учащийся. Род­ные ме­ня под­дер­жи­ва­ют. Хо­тя дво­ю­род­ный брат ино­гда под­шу­чи­ва­ет, на­зы­вая веч­ным сту­ден­том. Но я не оби­жа­юсь, ведь так и есть. На обу­че­ние от­кла­ды­ваю с пен­сии – 11 680 руб­лей в семестр, учить­ся мне два с по­ло­ви­ной го­да. Сум­ма нема­лень­кая, но для хо­ро­ше­го де­ла не жал­ко. Луч­ше лиш­ний раз сли­воч­но­го масла не куп­лю, по­пью чай с хле­буш­ком, но до­пол­ни­тель­ную ко­пе­еч­ку на учё­бу от­ло­жу.

– Со­вре­мен­ное об­ра­зо­ва­ние тре­бу­ет зна­ния но­вых тех­но­ло­гий, без ком­пью­те­ров в учё­бе не обой­тись. Как вы справ­ля­е­тесь?

– По­ка с тру­дом. Хо­ро­шо, что у мо­ло­дё­жи мно­го воз­мож­но­стей для обу­че­ния. Пы­та­юсь под­тя­нуть­ся, но ком­пью­тер­ная на­у­ка да­ёт­ся мне тя­же­ло. С ин­тер­не­том до сих пор на «вы». Что­бы на­учить­ся им поль­зо­вать­ся, нуж­но по­сто­ян­но за­ни­мать­ся. А я на ме­сте не си­жу: то на ли­те­ра­тур­ные встре­чи хо­жу, то с мест­ны­ми де­пу­та­та­ми ре­ша­ем про­бле­мы жи­те­лей. Да и по­про­буй ещё в глу­бин­ке пой­мать ин­тер­нет! Пом­ню, по осе­ни сел го­то­вить­ся к сес­сии, и слу­чи­лась гро­за. Так у ме­ня про­во­да сго­ре­ли, ком­пью­тер чуть не сло­мал­ся, про­пал. По­это­му учусь по ста­рин­ке: шту­ди­рую учеб­ни­ки, пи­шу кон­спек­ты. Ино­гда ез­жу в рай­он­ную биб­лио­те­ку в Выш­ний Во­ло­чёк, хо­тя это в 30 км от до­ма. Так что вся ин­фор­ма­ция у ме­ня в го­ло­ве и на бу­ма­ге.

– Шпар­гал­ка­ми поль­зу­е­тесь?

– Пи­сал их ино­гда, но под­смот­реть ни­ко­гда не по­лу­ча­лось. Я же все­гда си­жу на пер­вой или вто­рой пар­те. Как тут спи­шешь? Не умею мух­ле­вать: что есть в го­ло­ве, то есть. В сту­ден­че­ские при­ме­ты и ха­ля­ву не ве­рю. Ре­шил для се­бя: раз при­шёл учить­ся, ни­ка­кой на­деж­ды на «авось». По­ста­ра­юсь обой­тись без «хво­стов». Счи­таю, что учить­ся нуж­но не для то­го, что­бы пред­мет сдать, а что­бы его знать.

– Вы за­ста­ли и со­вет­ское, и рос­сий­ское об­ра­зо­ва­ние. Как оце­ни­ва­е­те ны­неш­нюю си­сте­му?

– Мне очень нра­вит­ся, что се­го­дня в шко­лах и уни­вер­си­те­тах пы­та­ют­ся со­здать усло­вия для обу­че­ния. Но не по­ни­маю, по­че­му так ча­сто ме­ня­ют­ся тре­бо­ва­ния. Сп­лош­ные экс­пе­ри­мен­ты, огляд­ки на За­пад! В на­ше вре­мя все учи­лись по од­ним книгам, а сей­час чуть ли не у каж­дой шко­лы свои по­со­бия. Взять хо­тя бы учеб­ни­ки ис­то­рии – не пе­ре­пи­сы­вал их толь­ко ле­ни­вый! Прак­ти­че­ски лю­бую ин­фор­ма­цию мож­но най­ти в ин­тер­не­те. Об­рат­ная сто­ро­на это­го: ни школь­ни­ки, ни сту­ден­ты книг по­чти не чи­та­ют. Нуж­но узнать со­дер­жа­ние – по­лез­ли в ком­пью­тер. Но са­мим же то­же на­до ду­мать! Раз­го­ва­ри­ваю с мо­ло­дё­жью, мно­гие да­же таб­ли­цу умно­же­ния не зна­ют.

Со­вет­ское об­ра­зо­ва­ние бы­ло од­ним из са­мых силь­ных в ми­ре, сей­час о бы­лом пре­сти­же нет и ре­чи. Из­ме­ни­лось и от­но­ше­ние к про­фес­сии пе­да­го­га. Смот­рю на неко­то­рых сту­ден­тов – у них нет бла­го­го­ве­ния пе­ред пре­по­да­ва­те­ля­ми: что не по нра­ву – сра­зу дер­зят. Всё пе­ре­вер­ну­лось. Я про­жил дол­гую жизнь, и мне боль­но ви­деть, что про­ис­хо­дит в стране. Как па­да­ет уро­вень об­ра­зо­ва­ния, здра­во­охра­не­ния и да­же са­мой жиз­ни! Лю­бят нам го­во­рить про ста­биль­ность, а на де­ле по­сто­ян­но по­вы­ша­ют­ся це­ны на про­дук­ты и ком­му­наль­ные услу­ги. Пе­ре­ме­ны в об­ра­зо­ва­нии или ме­ди­цине оправ­ды­ва­ют оп­ти­ми­за­ци­ей, но в ре­аль­но­сти это озна­ча­ет за­кры­тие школ и боль­ниц. Спе­ци­а­ли­стов вы­бра­сы­ва­ют на ули­цу.

– Вы успе­ли осво­ить несколь­ко спе­ци­аль­но­стей. Как в 16–17 лет по­нять, ка­кую вы­брать про­фес­сию?

– На­до быть сво­бод­нее. Кем хо­чешь

– Что бу­де­те де­лать даль­ше, ко­гда окон­чи­те ма­ги­стра­ту­ру?

– Об этом я ещё не ду­мал. По­ка два с по­ло­ви­ной го­да мак­си­маль­но по­ста­ра­юсь по­свя­тить бу­ду­щей ди­плом­ной ра­бо­те. Уже об­го­во­рил те­му с пре­по­да­ва­те­лем. Как че­ло­век, про­ра­бо­тав­ший не один де­ся­ток лет в сте­коль­ной про­мыш­лен­но­сти, ис­сле­дую от­расль на при­ме­ре Выш­не­во­лоц­ко­го рай­о­на и Тверской об­ла­сти в це­лом. В про­шлых сто­ле­ти­ях эта сфе­ра про­цве­та­ла в ре­ги­оне, бы­ло мно­го та­лант­ли­вых ди­на­стий стек­ло­ду­вов. Боль­но ви­деть, как от­расль уми­ра­ет, а лю­ди страдают из-за без­ра­бо­ти­цы. Хо­чу исследоват­ь про­шлое и на­сто­я­щее сте­коль­ной про­мыш­лен­но­сти, по­ка­зать её пер­спек­ти­вы. На­де­юсь, по­том­кам эти зна­ния при­го­дят­ся.

– Мно­гие в ва­шем воз­расте си­дят до­ма. Что поз­во­ля­ет вам быть та­ким ак­тив­ным?

– Воз­раст не в пас­пор­те, а в ду­ше. Ме­ня да­же в шут­ку ино­гда на­зы­ва­ют ре­ак­тив­ным! Мол, ни ми­ну­ты без де­ла. Счи­таю, что так и на­до жить: все­гда быть в дей­ствии, к че­му-то стре­мить­ся. Ес­ли раз­ре­шишь се­бе ску­чать, тут же по­явит­ся ку­ча бо­ля­чек. Смот­рю на Ев­ро­пу – там пен­си­о­не­ры, ко­гда на за­слу­жен­ный от­дых вы­хо­дят, пу­те­ше­ству­ют, хо­дят по му­зе­ям и вы­став­кам. В Рос­сии с на­ши­ми ни­щен­ски­ми пен­си­я­ми ши­ко­вать не бу­дешь, но ведь нам не за­пре­ща­ют за­ни­мать­ся лю­би­мы­ми де­ла­ми. Хо­чешь – пой, хо­чешь – тан­цуй, мож­но ри­со­вать или по­се­щать кру­жок ру­ко­де­лия. А мож­но, как я, осу­ще­ствить дав­нюю меч­ту. Ко­гда мозг ра­бо­та­ет, он не ста­ре­ет.

Ека­те­ри­на ЕВСЕЕВА,

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.