МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

Зна­ме­ни­тый центр по спа­се­нию ко­со­ла­пых остал­ся без спон­со­ра

AiF v Tveri (Tver) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

ос­но­ва­тель био­стан­ции Ва­лен­тин ПАЖЕТНОВ.

– Ва­лен­тин Сер­ге­е­вич, как бу­де­те те­перь справ­лять­ся?

– Да как: про­дол­жим ра­бо­тать! Фонд со­труд­ни­чал с на­ми с 1996 го­да и мно­гое для нас сде­лал. Мы со­зда­ли усло­вия для ре­а­би­ли­та­ции мед­ве­жат-си­рот. Но с это­го го­да Меж­ду­на­род­ный фонд за­щи­ты жи­вот­ных ушёл из на­шей стра­ны: ре­шил скон­цен­три­ро­вать­ся на ра­бо­те в Ин­дии и Юго-Во­сточ­ной Азии, а так­же на спа­се­нии сло­нов в Аф­ри­ке. Нас об этом пре­ду­пре­ди­ли за­ра­нее, пред­ста­ви­те­ли фон­да при­ез­жа­ли по­про­щать­ся. Кро­ме то­го, оста­ви­ли деньги. По во­про­сам даль­ней­ше­го фи­нан­си­ро­ва­ния на­ши со­труд­ни­ки ве­дут пе­ре­го­во­ры с дру­ги­ми парт­нё­ра­ми. Точ­но ска­зать, сколь­ко средств тре­бу­ет­ся в год, нель­зя. Тра­ты до­ста­точ­но большие, за­ви­сят от чис­ла под­опеч­ных и от разъ­ез­дов. Ведь ино­гда нуж­но от­прав­лять­ся за пять ты­сяч ки­ло­мет­ров, что­бы при­вез­ти мед­ве­жон­ка или, на­про­тив, вы­пу­стить его в при­ро­ду.

Опыт на­шей ра­бо­ты уни­ка­лен, ме­то­ди­ку пе­ре­ни­ма­ли дру­гие стра­ны. Мы рас­тим под­опеч­ных до 8-9-ме­сяч­но­го воз­рас­та, при­уча­ем их к са­мо­сто­я­тель­ной жиз­ни в при­ро­де. Глав­ное усло­вие – мед­ве­жа­та долж­ны оста­вать­ся ди­ки­ми и ни в ко­ем слу­чае не при­вы­кать к че­ло­ве­ку, ина­че им по­том не вы­жить в ле­су. За всё вре­мя ра­бо­ты мы в при­ро­ду боль­ше 200 мишек.

– Боль­шин­ство ва­ших под­опеч­ных оста­ют­ся си­ро­та­ми по вине че­ло­ве­ка. Недав­но ин­тер­нет об­ле­те­ли кад­ры, как в Бо­ло­гов­ском рай­оне бра­ко­нье­ры уби­ли бе­ре­мен­ную ло­си­ху и оста­ви­ли её на до­ро­ге. От­ку­да та­кое от­но­ше­ние к жи­вот­ным?

– От невос­пи­тан­но­сти. С ма­лых лет нуж­но объ­яс­нять де­тям, что мы в от­ве­те за всё, что нас окру­жа­ет: дру­гих лю­дей, жи­вот­ных, рас­те­ния, воз­дух. Ре­а­би­ли­та­ци­ей мед­ве­жат я за­ни­ма­юсь око­ло 40 лет. Че­го толь­ко не бы­ло за эти го­ды! Как пра­ви­ло, ян­варь – ро­до­вой ме­сяц у мед­ве­диц. В это вре­мя их очень лег­ко спуг­нуть: по­тре­во­жить мо­гут зву­ки от руб­ки ле­са и охо­ты на дру­гих жи­вот­ных. Мед­ве­ди­ца в стра­хе по­ки­да­ет бер­ло­гу, остав­ля­ет де­тё­ны­шей и боль­ше не воз­вра­ща­ет­ся. Че­рез два-три ча­са ма­лы­ши на­смерть за­мер­за­ют. Бы­ва­ет, люди спуг­нут мед­ве­ди­цу в по­ло­же­нии, и она от стра­ха сбе­га­ет из бер­ло­ги, вы­тап­ты­ва­ет ям­ку и ро­жа­ет там недо­но­шен­ных ма­лы­шей. Из Осташ­ков­ско­го рай­о­на к нам как-то по­сту­пи­ли три та­ких мед­ве­жон­ка: две са­моч­ки ве­сом 334 грам­ма и са­мец ве­сом 356 грам­мов. Для срав­не­ния: в нор­ме они долж­ны быть при­мер­но по пол­ки­ло каж­дый. Де­воч­ки то­гда по­гиб­ли, а сам­ца вы­хо­ди­ли.

Лет де­сять на­зад мы до­би­лись, что Твер­ская об­ласть пер­вой в Рос­сии от­ме­ни­ла охо­ту на бер­ло­ге зи­мой по­сле 15 ян­ва­ря, то есть по­сле рож­де­ния мед­ве­жат. Та­кой за­прет устро­ил охот­ни­ков и поз­во­лил жи­вот­ным со­хра­нить потом­ство. Зи­мой бер­ло­гу ищут, как пра­ви­ло, с со­ба­кой. Во вре­мя зим­не­го сна (ис­тин­ной спяч­ки у мед­ве­дя нет) жи­вот­ное ма­ло­по­движ­но, за­пах на его те­ле «вы­мер­за­ет». В этих усло­ви­ях, до на­ча­ла рож­де­ния мед­ве­жат, у сам­цов и са­мок рав­ные шан­сы быть об­на­ру­жен­ны­ми со­ба­кой. Ко­гда же по­яв­ля­ют­ся ма­лы­ши, мед­ве­ди­ца вы­нуж­де­на про­яв­лять ак­тив­ность, за­пах её те­ла «осве­жа­ет­ся». Со­ба­ке лег­че об­на­ру­жить та­кую бер­ло­гу. До при­ня­тия за­ко­на са­мок в это вре­мя до­бы­ва­ли боль­ше, чем сам­цов. Се­го­дня та­кая охо­та под за­пре­том, но, увы, непо­ря­доч­ных лю­дей хва­та­ет.

– Мож­но ли охо­ту сде­лать ци­ви­ли­зо­ван­ной?

– Ко­неч­но! Это бла­го­род­ное за­ня­тие, име­ю­щее луч­шие тра­ди­ции. Дру­гое де­ло, что се­го­дня мно­гое пе­ре­вер­ну­лось. Я сам охо­то­вед, ра­бо­тал в Си­би­ри, но со­вре­мен­ной охо­ты не по­ни­маю. Мо­дер­ни­за­ция ору­жия, тех­ни­ки и при­ё­мов до­бы­чи зве­ря при­ня­ла та­кой ха­рак­тер, что уже не нуж­но ни­ка­ко­го по­ни­ма­ния жи­вот­но­го, на ко­то­ро­го идёшь. Кри­те­рий один: чем боль­ше де­нег, тем луч­ше тро­фей. При­ле­та­ет та­кой охот­ник на вер­то­лё­те, по­тя­ги­ва­ет ко­ньяк или «ко­фа» и стре­ля­ет в ко­го угод­но – бла­го вин­тов­ка мощ­ная, с хо­ро­шей оп­ти­кой. Но та­ко­го ору­жия быть не долж­но, как не мо­гут при­ме­нять­ся и при­бо­ры ноч­но­го ви­де­ния. Уста­нав­ли­вать гра­ни­цы охо­ты, а глав­ное – кон­тро­ли­ро­ло­ве­ку вать их долж­ны ми­ни­стер­ства эко­ло­гии и при­род­ных ре­сур­сов. Хо­ро­шо бы, ес­ли бы там си­де­ли спе­ци­а­ли­сты, а не кто «ну­жен», как, к со­жа­ле­нию, ча­сто бы­ва­ет.

– Сель­ские жи­те­ли жа­лу­ют­ся, что мед­ве­ди ста­ли ча­сты­ми го­стя­ми в де­рев­нях. С чем свя­за­но на­ше­ствие ко­со­ла­пых?

– В ос­нов­ном на­ве­ды­ва­ют­ся взрос­лые сам­цы. Обыч­но это про­ис­хо­дит в неуро­жай­ные го­ды, ко­гда мед­ве­дя­ми дви­жет го­лод. Од­на­ко в по­пу­ля­ции всё про­ду­ма­но: на по­ис­ки про­пи­та­ния ухо­дят не все, а толь­ко до­ми­нан­ты. Они остав­ля­ют кор­мо­вые ме­ста в ле­су сам­кам и мо­лод­ня­ку. Се­го­дня за­рас­та­ют по­ля, лес всё бли­же под­би­ра­ет­ся к до­мам, так что по­пасть в де­рев­ню мед­ве­дю со­всем не слож­но. А там те­ми же яб­ло­ка­ми мож­но по­жи­вить­ся, при­чём ко­со­ла­пые вы­ис­ки­ва­ют пло­ды по­сла­ще. Ино­гда жи­те­ли са­ми ви­но­ва­ты в на­ше­ствии мед­ве­дей. Неко­то­рые остав­ля­ют на окра­и­нах де­рев­ни или на опуш­ках ле­са под­корм­ку. Вме­сте с ней оста­ёт­ся за­пах че­ло­ве­ка. У зве­ря же от­лич­ная па­мять. Ко­гда он про­го­ло­да­ет­ся, мо­жет явить­ся к лю­дям и по­про­сить корм сво­им спо­со­бом. За­пом­ни­те: мед­ведь все­гда был и бу­дет опас­ным для че­ло­ве­ка.

– На слу­ху зна­ме­ни­тая ис­то­рия мед­ве­жон­ка Манс­ура, ко­то­ро­го при­юти­ли на зуб­цов­ском аэро­дро­ме. По­лу­ча­ет­ся, че­ло­век и зверь всё-та­ки мо­гут дру­жить?

– Про Манс­ура мы зна­ем, лич­но его ви­де­ли. Сей­час он стал зве­рем, ко­то­рый уже мо­жет пред­став­лять опас­ность, на аэро­дро­ме с ним ве­дут се­бя осто­рож­но. До че­ты­рёх лет мед­ве­ди ещё де­ти, осо­бен­но сам­цы. В этом воз­расте у них мяг­кая пси­хи­ка, они под­да­ют­ся дрес­су­ре. По­том фор­ми­ру­ет­ся хищ­ни­че­ское по­ве­де­ние, жи­вот­ное при­об­ре­та­ет вес и си­лу, на­чи­на­ет де­лать то, что хо­чет. Не про­сто так цир­ко­вые ар­ти­сты, по ста­ти­сти­ке, ра­бо­та­ют с мед­ве­дя­ми до че­ты­рёх лет. Но я ска­жу так: зверь, при­ру­чен­ный людь­ми, об­ре­чён. На­хо­дить­ся ря­дом со взрос­лой осо­бью в ка­кой-то мо­мент че­вер­ну­ли

– У вас вся се­мья – био­ло­ги: вы, же­на, де­ти и вну­ки. Как по­мочь эко­ло­гии и на­учить дру­гих лю­бить при­ро­ду?

– Гло­баль­ные во­про­сы нам не под си­лу, но мы мо­жем на­учить­ся хо­тя бы вы­бра­сы­вать му­сор в по­ло­жен­ное ме­сто. На эко­уро­ках все­гда го­во­рю де­тям: съел кон­фе­ту – пусть обёрт­ка бу­дет в кар­мане до тех пор, по­ка не уви­дишь ур­ну. Учить ува­жать при­ро­ду нуж­но имен­но с дет­ства. Эти уро­ки от­кла­ды­ва­ют­ся в па­мя­ти на всю жизнь.

В своё вре­мя к нам по­па­ла ено­то­вид­ная со­ба­ка, ко­то­рую сби­ла ма­ши­на. Мы её вы­хо­ди­ли, а че­рез пол­то­ра ме­ся­ца при­шло вре­мя от­пус­кать на во­лю. Об этом узна­ли в То­роп­це и по­про­си­ли раз­ре­ше­ние при­вез­ти де­тей – по­смот­реть на вы­пуск. К нам при­е­ха­ли око­ло два­дца­ти ребятишек лет пя­ти-ше­сти и два вос­пи­та­те­ля. Я их по­про­сил мол­чать, ко­гда от­крою клет­ку. «Да­да, де­душ­ка Ва­ля», – хо­ром от­ве­ти­ли де­ти. Ко­неч­но, ко­гда они уви­де­ли ено­то­вид­ную со­ба­ку, об уго­во­ре и не вспом­ни­ли. Ре­бят­ня при­шла в вос­торг и за­гал­де­ла. Ну ни­че­го, зверь­ка успеш­но вы­пу­сти­ли. Про­шло несколь­ко лет. И как-то в То­роп­це на­встре­чу мне идёт па­рень, креп­кий та­кой, вы­ше ме­ня ро­стом. Он ме­ня сра­зу узнал и пер­вым де­лом спро­сил: «Де­душ­ка Ва­ля, а как там енот, ко­то­ро­го мы то­гда вы­пус­ка­ли?» Ви­ди­те, как у него в па­мя­ти от­ло­жи­лось со­бы­тие из дет­ства!

Та­ких доб­рых вос­по­ми­на­ний у че­ло­ве­ка долж­но быть как мож­но боль­ше. А про­бле­мы Кас­пий­ско­го мо­ря и ра­бо­ты атом­ных стан­ций – за­бо­та пра­ви­тель­ства. Имен­но оно долж­но про­ду­мы­вать, как сде­лать бизнес эко­ло­ги­че­ски от­вет­ствен­ным – от руб­ки ле­са до неф­те­про­мыс­ла.

200 БО­ЛЕЕ

МИШЕК ВЫ­ПУ­СТИ­ЛИ ПАЖЕТНОВЫ В ДИ­КУЮ ПРИ­РО­ДУ.

Ека­те­ри­на ЕВСЕЕВА,

На био­стан­ции мед­ве­жат рас­тят до де­вя­ти ме­ся­цев и учат са­мо­сто­я­тель­но­сти. Глав­ное пра­ви­ло – не при­вя­зать­ся. Но раз­ве мож­но удер­жать­ся, гля­дя на этих мишек?

Дай об­ни­му!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.