ДЕЛО – НЕШУТОЧНОЕ

На­сто­я­щий юмор дол­жен на­хо­дить путь к серд­цам и де­тей, и взрос­лых

AiF v Tveri (Tver) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

НА­ШИ УЛЫБКИ – ЕГО РА­БО­ТА. ОЧЕНЬ РЕД­КАЯ, КСТА­ТИ. ЗНАКОМЬТЕС­Ь, КЛОУН

АРЕНЕ ЦИРКА АР­ТИСТ ВЫ­СТУ­ПА­ЕТ БЕЗ МА­ЛО­ГО СО­РОК ЛЕТ.

– Сер­гей Юрье­вич, как вы ста­ли кло­уном?

– Я не из цир­ко­вой ди­на­стии. Мои ро­ди­те­ли – обыч­ные ра­бо­тя­ги. Ещё в шко­ле слу­чай­но уви­дел, как один па­рень жон­гли­ру­ет тре­мя мя­чи­ка­ми. Раз­го­во­ри­лись. Ока­за­лось, в го­ро­де есть цир­ко­вая сту­дия. Я ту­да за­пи­сал­ся и с тех пор за­бо­лел цир­ком. По­сле вось­мо­го клас­са по­ехал в Моск­ву по­сту­пать в Го­су­дар­ствен­ное учи­ли­ще цир­ко­во­го и эст­рад­но­го ис­кус­ства. То­гда в стране бы­ло все­го три ме­ста, где можно бы­ло по­лу­чить спе­ци­аль­ность цир­ко­во­го ар­ти­ста: в Москве, Ки­е­ве и Таш­кен­те. В Москве кон­кур­сы бы­ли по три ты­ся­чи че­ло­век на ме­сто! Пер­вые две по­пыт­ки по­сту­пить ока­за­лись неудач­ны­ми. Воз­вра­щал­ся до­мой, ра­бо­тал на за­во­де. Ко­гда на тре­тий раз по­сту­пил, отец сна­ча­ла да­же не по­ве­рил. По­сле вось­мо­го клас­са на кло­у­на­ду по­че­му­то не бра­ли, по­это­му я по­шёл на от­де­ле­ние ак­ро­ба­ти­ки, но мысль о кло­у­на­де ме­ня ни­ко­гда не по­ки­да­ла. От­слу­жив в ар­мии, стал ра­бо­тать ак­ро­ба­том на ло­ша­дях. По­свя­тил это­му две­на­дцать лет.

Да­же кон­ные но­ме­ра у ме­ня бы­ли ко­ми­че­ски­ми. В 1990 го­ду мы при­е­ха­ли на га­стро­ли в Кис­ло­водск. Ди­рек­тор цирка со­брал ар­ти­стов и го­во­рит: «Все кло­у­ны уеха­ли на фе­сти­валь, как же мы бу­дем пред­став­ле­ние по­ка­зы­вать?» В тот мо­мент я по­нял: вот он – шанс! Ме­ня от­пра­ви­ли в ко­стю­мер­ную и поз­во­ли­ли вы­чать. брать лю­бые ко­стю­мы. Так я от­ра­бо­тал про­грам­му кло­уном. Но в Росгос­цир­ке мне уда­лось до­бить­ся раз­ре­ше­ния ра­бо­тать кло­у­на­ду лишь семь лет спу­стя. На пер­вом же Все­рос­сий­ском фе­сти­ва­ле цир­ко­во­го ис­кус­ства в Яро­слав­ле мы с парт­нё­ром ста­ли ла­у­ре­а­та­ми.

– Вы пе­ре­еха­ли в Тверь в 1998 го­ду, по­сле то­го как по­бы­ва­ли здесь на га­стро­лях. Чем при­гля­ну­лась сто­ли­ца Верх­не­вол­жья?

– На га­стро­лях в Япо­нии я по­дру­жил­ся с твер­ским пар­нем, ко­то­рый ра­бо­тал цир­ко­вым ар­ти­стом. Жил я то­гда в Наль­чи­ке. Ко­гда вы­пал слу­чай при­е­хать в Тверь, друг при­гла­сил нас с су­пру­гой в го­сти. Мы по­гу­ля­ли по го­ро­ду, схо­ди­ли на Вол­гу, и вдруг при­шло по­ни­ма­ние, что я хо­чу здесь жить. Пе­ред тем как от­пра­вить­ся на оче­ред­ные га­стро­ли, пер­вое, что мы с же­ной сде­ла­ли, – ку­пи­ли зем­лю. Ни квар­ти­ры, ни­че­го у нас здесь не бы­ло – про­сто ку­сок зем­ли. Все удив­ля­лись: «Ку­да воз­вра­щать­ся-то бу­де­те?» С помощью дру­зей по­сте­пен­но об­за­ве­лись в го­ро­де недви­жи­мо­стью. Мне в Твери очень нра­вит­ся.

– Ес­ли срав­нить с дру­ги­ми ме­ста­ми, где вы по­бы­ва­ли, от­ли­ча­ют­ся ли жи­те­ли Твери чув­ством юмо­ра?

– Тве­ри­чане уме­ют ра­до­вать­ся жиз­ни. В го­ро­де ча­сто про­хо­дят ве­сё­лые празд­ни­ки, в ко­то­рых и мне до­во­ди­лось при­ни­мать уча­стие. Ещё я очень бла­го­да­рен зри­те­лям, ко­то­рые при­хо­дят в цирк. В со­вет­ские вре­ме­на у нас был один выходной – по­не­дель­ник, в осталь­ные дни мы ра­бо­та­ли. Сей­час пред­став­ле­ния идут только в суб­бо­ту и вос­кре­се­нье. Как бы тя­же­ло ни бы­ло, лю­ди всё рав­но на­хо­дят вре­мя на цир­ко­вые пред­став­ле­ния. Зна­чит, не всё так груст­но. Ко­гда слы­шишь в за­ле го­ря­чие ап­ло­дис­мен­ты зри­те­лей, за­ря­жа­ешь­ся та­кой по­зи­тив­ной энер­ги­ей! Каж­дый раз пе­ред вы­хо­дом на аре­ну я вол­ну­юсь, буд­то впер­вые, хоть и ра­бо­таю в цир­ке по­чти со­рок лет.

Что ка­са­ет­ся раз­ни­цы в чув­стве юмо­ра, од­на из са­мых спе­ци­фи­че­ских пуб­лик – это япон­цы. Им вро­де всё нра­вит­ся, но они не сме­ют­ся. Ко­гда мы ра­бо­та­ли на меж­ду­на­род­ном фе­сти­ва­ле в Ко­рее, нас пре­ду­пре­ди­ли, что там бу­дет то же са­мое. Я вы­шел на аре­ну, сде­лал ре­при­зу с чай­ни­ком – сыг­рал на нём, как на тру­бе – смот­рю: за­хи­хи­ка­ли! По­сте­пен­но уда­лось их рас­ка- Мы с парт­нёр­шей, мо­ей же­ной Ан­же­ли­кой, то­гда взя­ли «Зо­ло­той приз», это бы­ло очень не­ожи­дан­но и при­ят­но.

Во­семь лет ра­бо­тал вме­сте с парт­нё­ром в Ан­глии. Нас на­зы- ва­ли «intelligen­t clowns» – ин­тел­ли­гент­ные кло­у­ны. По­том мой парт­нёр остал­ся там жить. Ме­ня то­же зва­ли, но я без род­но­го до­ма не мо­гу. Да­же ко­гда ра­бо­та­ем ря­дом, на­при­мер, в Ко­стро­ме или Ива­но­во, ста­ра­юсь как можно ча­ще при­ез­жать в Тверь. Пе­ре­ры­вы меж­ду га­стро­ля­ми у нас неболь­шие – по две неде­ли.

– Вы в жиз­ни весёлый? Или при­бе­ре­га­е­те шу­точ­ки для ра­бо­ты?

– В жиз­ни я обыч­ный, как все. Ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ют, кем ра­бо­таю, от­ве­чаю, что кло­уном. У нас в цир­ке при­ня­то на­зы­вать кло­у­на «ко­вёр­ным». Все смотрят на ме­ня с ин­те­ре­сом: «Да? Ну лад­но, по­смот­рим, ка­кой ты весёлый!» При этом у ме­ня есть зна­ко­мые, ко­то­рые ра­бо­та­ли кло­у­на­ми и вне ма­не­жа сме­ши­ли лю­дей так, что те ка­та­лись от сме­ха. Но на арене у них этот эф­фект по­че­му-то про­па­дал.

– Че­го, на ваш взгляд, не хва­та­ет со­вре­мен­но­му цир­ку?

– Ар­тист цирка дол­жен быть не только хо­ро­шим ак­ро­ба­том или гим­на­стом, но и хо­ро­шим ак­тё­ром! Ко­гда я учил­ся в цир­ко­вом учи­ли­ще, у нас был обязательн­ый пред­мет «Ма­стер­ство ак­тё­ра». Те­бе го­во­рят: «По­ка­жи сцен­ку на оста­нов­ке». И ты дол­жен сра­зу, без под­го­тов­ки, устро­ить ма­лень­кий спек­такль или пе­ре­во­пло­тить­ся в ка­кой-то об­раз. Мы де­ла­ли и те­ат­раль­ные по­ста­нов­ки. Очень ча­сто на но­во­год­нем пред­став­ле­нии те­бе, ска­жем, на­до и спеть вжи­вую, и сыг­рать пер­со­на­жа с опре­де­лён­ным ха­рак­те­ром.

– Как вы от­но­си­тесь к со­вре­мен­ным юмо­ри­сти­че­ским и раз­вле­ка­тель­ным те­ле­про­грам­мам?

– Юмо­ри­сти­че­ские пе­ре­да­чи бы­ва­ют раз­ные. На­при­мер, мой близ­кий друг юмо­рист Игорь Ма­мен­ко рас­ска­зы­ва­ет хо­ро­шие, смеш­ные анек­до­ты. На­сто­я­щий юмор дол­жен быть доб­рым, смеш­ным и непош­лым. Это не обя­за­тель­но что-то ис­клю­чи­тель­но ко­ми­че­ское. Так, у ме­ня есть ре­при­за «Ба­боч­ка». Она ли­ри­че­ская, за­став­ля­ю­щая лю­дей за­ду­мать­ся о люб­ви, о кра­со­те. По­лу­ча­ет­ся и смеш­но, и тро­га­тель­но. Все­гда нуж­но ис­кать ва­ри­ан­ты и хо­ды, а не брать то, что ле­жит на по­верх­но­сти. Я строю свой ре­пер­ту­ар так, что­бы всем бы­ло ин­те­рес­но смот­реть. У лю­дей из­на­чаль­но в го­ло­вах си­дит, что клоун дол­жен на­сме­шить только ре­бён­ка. А мне, на­при­мер, хо­чет­ся, что­бы ро­ди­те­ли то­же сме­я­лись и им бы­ло бы ин­те­рес­но.

Про­фес­сия Сер­гея Клю­е­ва - при­но­сить ра­дость лю­дям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.