КУ­ДА ИСЧЕЗЛИ ВОРОБЬИ?

Вы­дви­га­ют­ся раз­ные вер­сии рез­ко­го сни­же­ния их по­пу­ля­ции

AiF v Tveri (Tver) - - Экология -

КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО ВО­РО­БЬЁВ В КРУП­НЫХ ГО­РО­ДАХ НЕ ТАК ДАВ­НО НЕ ПОДДАВАЛОС­Ь ИСЧИСЛЕНИЮ. ТЕ­ПЕРЬ ЖЕ ИХ СТА­НО­ВИТ­СЯ ВСЁ МЕНЬ­ШЕ.

СИНИЦЫ – КОН­КУ­РЕН­ТЫ

Ор­ни­то­ло­ги от­ме­ча­ют, что по­пу­ля­ция во­ро­бьёв в круп­ных го­ро­дах умень­ши­лась в несколь­ко раз. При­чин на­зы­ва­ет­ся мно­го – воз­рос­ший го­род­ской шум, за­гряз­не­ние воз­ду­ха и да­же элек­тро­маг­нит­ное из­лу­че­ние от вы­шек со­то­вой свя­зи, ко­то­рое, как счи­та­ют неко­то­рые, мо­жет на­ру­шать на­ви­га­ци­он­ные спо­соб­но­сти птиц. Есть и во­все жут­кие вер­сии – на­при­мер, что во­ро­бьёв це­ле­на­прав­лен­но уни­что­жа­ют го­род­ские служ­бы по борь­бе с вре­ди­те­ля­ми.

Но, ско­рее все­го, пер­на­тые спут­ни­ки че­ло­ве­ка ста­ли жерт­вой сра­зу несколь­ких фак­то­ров, по­слу­жив­ших при­чи­ной сбоя в эко­си­сте­мах го­ро­до­вмил­ли­он­ни­ков. «Воробьи исчезли не толь­ко в круп­ных го­ро­дах Рос­сии – в За­пад­ной Ев­ро­пе та же си­ту­а­ция, – рас­ска­зал «АиФ» пред­ста­ви­тель Со­ю­за охра­ны птиц Рос­сии, кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских на­ук Вик­тор Зу­ба­кин. – Ча­сто мож­но ви­деть, что го­ро­жане кор­мят на пло­ща­дях и буль­ва­рах го­лу­бей, но во­ро­бьёв, как рань­ше, ря­дом нет. Хо­тя по-преж­не­му при­ле­та­ют кор­мить­ся у лю­дей синицы, сне­ги­ри и да­же че­чёт­ки. Да и по­ле­вой, сельский во­ро­бей, ко­то­рый гнез­дит­ся в дуп­лах де­ре­вьев на го­род­ских окра­и­нах, по­не­мно­гу уве­ли­чи­ва­ет свою чис­лен­ность.

Ни­кто, ко­неч­но, це­ле­на­прав­лен­но этих птиц не уни­что­жа­ет. Но по­пу­ля­ция до­мо­во­го, го­род­ско­го во­ро­бья, оби­та­ю­ще­го в ка­мен­ных стро­е­ни­ях в цен­тре ме­га­по­ли­сов, про­дол­жа­ет умень­шать­ся».

Ор­ни­то­ло­ги счи­та­ют, что де­ло в осо­бен­но­стях со­вре­мен­ной ар­хи­тек­ту­ры: до­мо­вые воробьи лю­бят гнез­дить­ся в ма­ло­до­ступ­ных за­кут­ках и ни­шах ста­рых стро­е­ний, в том чис­ле и по­то­му, что те от­да­ют теп­ло в хо­лод­ное вре­мя го­да. Од­на­ко ев­ро­пей­ские го­ро­да всё боль­ше за­стра­и­ва­ют­ся зда­ни­я­ми с глад­ки­ми сте­на­ми и кры­ша­ми без кар­ни­зов, ком­му­наль­щи­ки ста­ра­ют­ся за­де­лать все ды­ры и ще­ли, а чер­да­ки пре­вра­ща­ют­ся в за­стек­лён­ные ман­сар­ды и квар­ти­ры. По­то­му во­ро­бьям оста­ют­ся лишь кар­ни­зы, во­до­сто­ки, де­ре­вья и фо­на­ри.

КРЫЛЫШКАМИ НЕ БЯК-БЯК

«Глав­ная при­чи­на ис­чез­но­ве­ния этих птиц в том, что у них ста­ло мень­ше кор­ма, – счи­та­ет зав­ла­бо­ра­то­ри­ей эко­ло­гии и управ­ле­ния по­ве­де­ни­ем птиц Ин­сти­ту­та про­блем эко­ло­гии и эво­лю­ции им. Се­вер­цо­ва Оль­га Си­ла­е­ва. – Москва, на­при­мер, ста­ла чи­ще, её на­ча­ли луч­ше убирать, ста­ло мень­ше открытых по­мо­ек. Кста­ти, во­ро­бьёв до сих пор мно­го в Мос­ков­ском зоопарке – по­сколь­ку там вдо­воль при­выч­но­го для них пи­та­ния». Ор­ни­то­ло­ги от­ме­ча­ют: то, что в го­ро­дах из­ме­ни­лись спо­со­бы сбо­ра и ути­ли­за­ции му­со­ра, дей­стви­тель­но мо­жет вли­ять на по­пу­ля­ции мел­ких птиц. Рань­ше всё вы­ки­ды­ва­ли на по­мой­ку без упа­ко­вок и па­ке­тов, и воробьи мас­со­во кор­ми­лись в му­сор­ных ба­ках. Се­го­дня кон­тей­не­ры гер­ме­тич­ны и сто­ят за­ча­стую в кры­той за­го­род­ке. Мел­кой пта­хе до­брать­ся до съе­доб­ных от­бро­сов слож­нее.

Воз­мож­но, де­ло ещё и в том, что во­ро­бьям не хва­та­ет есте­ствен­но­го кор­ма для птен­цов – на­се­ко­мых и гу­се­ниц. Пом­ни­те га­зо­ны на­ше­го дет­ства с ро­маш­ка­ми и оду­ван­чи­ка­ми? Там пры­га­ли куз­не­чи­ки, пол­за­ли жу­ки и му­равьи, ле­та­ли ба­боч­ки и пчё­лы. Се­го­дня же в го­ро­дах исчезли есте­ствен­ные лу­го­вые со­об­ще­ства, а ис­кус­ствен­ные и ко­рот­ко стри­жен­ные га­зо­ны в этом смыс­ле крайне бед­ны.

Ор­ни­то­ло­ги вспо­ми­на­ют, как вес­ной и ле­том боль­шие стаи во­ро­бьёв кор­ми­лись в вы­со­кой траве го­род­ских га­зо­нов, со­би­рая на­се­ко­мых для сво­их вы­вод­ков. Там же ис­ка­ли се­ме­на слёт­ки – птен­цы, ко­то­рые учат­ся летать. Птицы се­ли­лись ста­я­ми на ку­стах, но в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия их вет­ви ре­гу­ляр­но под­ре­за­ют, а ещё го­род­ские хо­зяй­ства сле­дят за со­сто­я­ни­ем га­зо­нов, под­стри­га­ют их, за­сы­па­ют тор­фом и за­сти­ла­ют ру­ло­на­ми с ис­кус­ствен­но вы­ра­щен­ным ви­дом тра­вы, не да­ю­щим цве­тов и се­мян. На­се­ко­мые там не жи­вут.

Дру­гие птицы, по­яв­ля­ю­щи­е­ся в го­ро­де, на­учи­лись вы­жи­вать в но­вых усло­ви­ях: сквор­цы пи­та­ют­ся дож­де­вы­ми чер­вя­ми, синицы по­еда­ют на­се­ко­мых в кро­нах де­ре­вьев, а го­лу­би кор­мят птен­цов ка­ши­цей из зо­ба. Есть вер­сия, что воробьи про­сто пе­ре­се­ли­лись в ле­са и по­ля при­го­ро­дов, где мно­го при­выч­ной для них еды. Од­на­ко, по мне­нию ор­ни­то­ло­гов, это не так: до­мо­вые воробьи ни­ку­да не ми­гри­ру­ют со сво­ей тер­ри­то­рии, а го­ло­да­ют и вы­ми­ра­ют по вине лю­дей.

По­го­ва­ри­ва­ли, что во­ро­бьёв це­ле­на­прав­лен­но уни­что­жа­ют служ­бы по борь­бе с вре­ди­те­ля­ми.

В круп­ных го­ро­дах у во­ро­бьёв ста­ло мень­ше кор­ма.

Фо­то Сер­гея КИСЕЛЁВА/Ком­мер­сантъ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.