НЕ ВЕР­НУ­ЛИСЬ ИЗ БОЯ

Ржев­ский мемориал ста­нет од­ним из са­мых гран­ди­оз­ных памятников

AiF v Tveri (Tver) - - Гость Номера -

ЗАГЛЯНУТЬ В ДУ­ШУ

– Кон­стан­тин, как про­дви­га­ет­ся ра­бо­та по со­зда­нию ме­мо­ри­а­ла?

– Твор­че­ский про­цесс в на­шей ма­стер­ской в Москве ки­пит. Скульп­ту­ра раз­де­ле­на на три ча­сти, леп­ка идёт уже пять ме­ся­цев. Тру­дят­ся 40–50 спе­ци­а­ли­стов од­но­вре­мен­но. Всё­та­ки пред­сто­ит оси­лить та­кой мас­штаб – 25 мет­ров в вы­со­ту! На леп­ку уй­дёт ещё при­мер­но пол­го­да. Па­рал­лель­но про­во­дит­ся го­су­дар­ствен­ная экс­пер­ти­за. Она нужна, что­бы по­лу­чить раз­ре­ше­ние на стро­и­тель­ство у де­рев­ни Хо­ро­ше­во Ржев­ско­го рай­о­на. Там уже на­чи­на­ют­ся грун­то­вые, фун­да­мент­ные ра­бо­ты. Сде­лать нуж­но мно­гое: со­здать ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс с па­ви­льо­ном-му­зе­ем, где мож­но бу­дет по­слу­шать лек­ции, по­смот­реть хро­ни­ку тех со­бы­тий, узнать о род­ствен­ни­ках, по­гиб­ших в Ржев­ской бит­ве.

– Мемориал от­кро­ют че­рез год. Ка­ким вы хо­ти­те его уви­деть, ка­кие чув­ства он дол­жен вы­зы­вать у лю­дей?

– Об идее ме­мо­ри­а­ла мы с Ан­дре­ем раз­мыш­ля­ли, ко­гда де­ла­ли эс­киз и от­прав­ля­ли его на конкурс. С пер­во­го ра­за жю­ри не одоб­ри­ло ни од­но­го про­ек­та, в том чис­ле наш. Ска­за­ли, что не рас­кры­та те­ма, не хва­та­ет ду­ши. Мы со­гла­си­лись. Пер­вый про­ект у нас по­лу­чил­ся пом­пез­ным, а Ржев­ская бит­ва бы­ла дру­гой. Это од­на из са­мых тра­ги­че­ских стра­ниц в ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Гос­сек­ре­тарь Со­юз­но­го го­су­дар­ства Гри­го­рий Ра­по­та рас­ска­зы­вал, что в этом сра­же­нии участ­во­вал его отец. Тот вспоминал, как мно­гие сол­да­ты шли в бой с го­лы­ми ру­ка­ми. Бы­ла уста­нов­ка: до­быть ору­жие в бою. Это страшно!

До­ра­ба­ты­вая эс­киз, мы по­ня­ли, что нуж­но со­зда­вать па­мят­ник не Ве­ли­кой По­бе­де, а тра­ге­дии со­вет­ско­го на­ро­да, про­сто­му сол­да­ту, ко­то­рый не вер­нул­ся из боя. Я пе­ре­смат­ри­вал филь­мы «Бал­ла­да о сол­да­те», «Ле­тят жу­рав­ли», по-но­во­му для ме­ня за­зву­ча­ло сти­хо­тво­ре­ние Твар­дов­ско­го «Я убит по­до Рже­вом». В итоге ро­дил­ся об­раз сол­да­та, па­ря­ще­го над зем­лёй на кры­льях жу­рав­лей. Эти пти­цы как сим­вол ду­ши по­гиб­ше­го бой­ца. Мы пы­та­ем­ся со­здать ком­плекс, ко­то­рый поз­во­лит по­гру­зить лю­дей в атмосферу Ржев­ской бит­вы. Хо­те­лось бы, что­бы, уви­дев мемориал, де­ти спро­си­ли ро­ди­те­лей: «Что там бы­ло?» Что­бы зна­ли и пом­ни­ли, ка­кой ценой до­ста­лось нам всем мир­ное небо.

– Ра­бо­тая над мо­ну­мен­том, вы на­вер­ня­ка по­гру­жа­лись в ис­то­рию сра­же­ния. Что вас осо­бен­но по­ра­зи­ло?

– Вся война – огром­ное пре­одо­ле­ние. В 1941 го­ду немцы сто­я­ли под Москвой. Пре­воз­мо­гая боль, неся огром­ные потери, на­ши лю­ди смог­ли ока­зать со­про­тив­ле­ние. Это подвиг все­го на­ро­да, ко­то­рый слож­но опи­сать словами. Ржев­ская бит­ва ста­ла од­ним из са­мых кро­во­про­лит­ных сра­же­ний. Год про­ти­во­сто­я­ния, штурм за штур­мом на открытом про­стре­ли­ва­е­мом по­ле… С од­ной сто­ро­ны, эта бит­ва име­ла огром­ное стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. С дру­гой – это боль­шая тра­ге­дия, на­сто­я­щая мя­со­руб­ка, где по­гиб­ли сотни тысяч со­вет­ских лю­дей. А все­го за вой­ну, по неофи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, на полях оста­лись око­ло 29 млн че­ло­век. Всё рав­но, что не ста­ло населения ев­ро­пей­ской стра­ны.

ЖУРАВЛИНАЯ ПЕС­НЯ

– Вы лично при­ез­жа­ли в Ржев. По­че­му для ме­мо­ри­а­ла выбрали имен­но это ме­сто ря­дом с трас­сой «Бал­тия»?

– Па­мят­ник дол­жен быть за­ме­тен и при­тя­ги­вать лю­дей как ма­г­нит. По­это­му ло­гич­но раз­ме­стить его неда­ле­ко от фе­де­раль­ной трас­сы, где боль­шой по­ток ма­шин. Ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс дол­жен быть хо­ро­шо ви­ден и осве­щён. Так­же пла­ни­ру­ет­ся зву­ко­вое со­про­вож­де­ние, что­бы во­ди­те­ли из­да­ле­ка слы­ша­ли пес­ню «Жу­рав­ли» и дру­гие те­ма­ти­че­ские ком­по­зи­ции. Всё это долж­но при­гла­шать лю­дей за­ехать и узнать ис­то­рию бли­же.

– А какое у вас впе­чат­ле­ние в це­лом от Рже­ва?

– Чув­ству­ет­ся, что это го­род с во­ен­ным про­шлым. Па­мять о глав­ном сра­же­нии здесь хра­нят. Но от Рже­ва оста­ёт­ся впе­чат­ле­ние неухо­жен­но­сти. Знаю, что здесь ра­бо­та­ют над бла­го­устрой­ством, хо­тя сде­лать, ко­неч­но, нуж­но ещё мно­гое: за­ни­мать­ся ули­ца­ми, лив­нёв­ка­ми, ре­ста­ври­ро­вать зда­ния.

– Со­вре­мен­ное об­ще­ство ча­сто об­ви­ня­ют в рав­но­ду­шии, ску­по­сти. Од­на­ко мемориал стро­ят на народные сред­ства: кто рубль пе­ре­ве­дёт, а кто-то в кон­це ап­ре­ля сра­зу 150 млн руб­лей пе­ре­чис­лил. По­лу­ча­ет­ся, всё же есть ме­сто для доб­рых дел?

– Ко­неч­но! Се­год­ня мно­го ме­це­на­тов. На­при­мер, биз­нес­мен Сер­гей Га­лиц­кий по­стро­ил в Крас­но­да­ре ста­ди­он, сде­лал парки, за­ни­ма­ет­ся со­ци­аль­ны­ми про­ек­та­ми. Недав­ний при­мер, ко­гда в Па­ри­же сгорел Но­трДам, по­ка­зал, как лю­ди со все­го ми­ра жерт­ву­ют на вос­ста­нов­ле­ние собора кос­ми­че­ские сум­мы. А уж Ржев­ская бит­ва тем бо­лее не мо­жет ни­ко­го оста­вить рав­но­душ­ным. Это на­ша ис­то­рия, па­мять. К сча­стью, се­год­ня мно­гие чув­ству­ют свою со­при­част­ность и не про­хо­дят ми­мо. При­чём важна не пе­ре­чис­лен­ная сум­ма, а то, что каж­дый рубль по­жерт­во­ван от чи­сто­го серд­ца.

СЛУ­ЖИТЬ ИС­КУС­СТВОМ

– У вас с Ан­дре­ем Ко­роб­цо­вым сло­жил­ся твор­че­ский тан­дем. Боль­шин­ство ва­ших ра­бот – па­мят­ни­ки ис­то­ри­че­ским лич­но­стям. По­че­му бе­рё­те имен­но эти те­мы?

– Мы учи­лись в ака­де­мии Ильи Гла­зу­но­ва. Илья Сер­ге­е­вич при­ви­вал лю­бовь к рус­ской куль­ту­ре, оте­че­ствен­ной ис­то­рии. Я раз­де­ляю мне­ние, что без прошлого нет бу­ду­ще­го. Это не зна­чит, что сто­ит за­цик­ли­вать­ся толь­ко на та­ком на­прав­ле­нии, но об­ра­щать­ся к ис­то­рии необ­хо­ди­мо. Нам с Ан­дре­ем очень по­вез­ло с про­фес­си­ей. Каж­дая скульп­ту­ра – от­дель­ная ис­то­рия, зна­ком­ство с но­вым ре­ги­о­ном. На­при­мер, мы со­зда­ли па­мят­ник рус­ской кня­гине Ольге в гре­че­ских Са­ло­ни­ках – она един­ствен­ная из ев­ро­пей­ских мо­нар­хов под­дер­жа­ла идею воз­ро­дить Олим­пий­ские иг­ры. Или па­мят­ник Ива­ну III в Ка­лу­ге – кня­зю, ко­то­рый объ­еди­нил во­круг Моск­вы все русские зем­ли. Монументы ин­те­рес­ным лич­но­стям уда­лось от­крыть и во мно­гих дру­гих го­ро­дах, а вме­сте с ни­ми луч­ше узнать свою стра­ну.

– По­че­му ар­хи­тек­тор и скуль­птор ра­бо­та­ют в паре?

– Мо­ну­мент дол­жен впи­сать­ся в го­род­ское про­стран­ство. Это как в му­зы­ке: есть со­ли­сты, а есть ор­кестр, где для по­лу­че­ния нуж­но­го ре­зуль­та­та лю­ди вза­и­мо­дей­ству­ют друг с дру­гом.

ЭТО НУЖ­НО ЖИ­ВЫМ

– У вас под­рас­та­ет ре­бё­нок. Как пе­ре­дать де­тям па­мять о войне, ведь сви­де­те­лей тех со­бы­тий с каж­дым го­дом всё мень­ше?

– Как вос­пи­тать ребёнка – боль­шая за­гад­ка, а уж как пе­ре­дать опыт – тем бо­лее. На­вер­ное, мно­гое за­ви­сит от лю­дей, ко­то­рые те­бя окру­жа­ют. На ме­ня по­вли­я­ли и се­мья, и пе­да­го­ги. Я учил­ся в му­зы­каль­ной и ху­до­же­ствен­ной школах, в ин­сти­ту­те – и вез­де в том или ином ви­де про­хо­ди­ла те­ма пат­ри­о­тиз­ма. Слу­ша­ешь про­из­ве­де­ния Шо­ста­ко­ви­ча, а в них как раз ска­за­но о войне. От­кры­ва­ешь ли­те­ра­ту­ру, а там Си­мо­нов и Твар­дов­ский столько на­пи­са­ли о тех событиях! Те­ма пат­ри­о­тиз­ма рас­кры­ва­ет­ся и в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве. Сколь­ко ве­ли­ких памятников: «Ро­ди­на-мать» в Вол­го­гра­де, «Во­ин-осво­бо­ди­тель» в бер­лин­ском Трептов-пар­ке, «Алёша» в Пло­в­ди­ве. В жи­во­пи­си то­же мно­го яр­ких ра­бот, свя­зан­ных с этой те­мой. Думаю, в ка­кой-то мо­мент каж­дый за­ду­мы­ва­ет­ся о цене по­бе­ды. Глав­ное – встре­тить то­го че­ло­ве­ка, пе­да­го­га, ко­то­рый за­ро­нит в те­бе зёр­ныш­ко памяти.

– Бли­зит­ся 9 Мая. Как про­ве­дё­те этот день?

– Обя­за­тель­но на­ве­щу ба­буш­ку. Её дет­ство вы­па­ло на во­ен­ные годы. Осталь­ные майские праздники по­свя­щу ра­бо­те над ме­мо­ри­а­лом. Пусть это бу­дет мой кро­шеч­ный вклад в па­мять о Ве­ли­кой По­бе­де. В на­шей се­мье со­хра­ни­лось ма­ло све­де­ний о во­е­вав­ших, хо­тя знаю, что пра­де­ды сра­жа­лись на фронте. К сча­стью, ни­кто не по­гиб. Но по­об­щать­ся с ни­ми мне уже не уда­лось. Пы­та­юсь вос­ста­но­вить се­мей­ную ис­то­рию че­рез по­ис­ко­вые сай­ты.

– Се­год­ня от­кры­ва­ют­ся ар­хи­вы, всплы­ва­ют непри­гляд­ные стра­ни­цы ис­то­рии. Долж­ны ли мы их знать или до­ста­точ­но по­бед­но­го мая?

– Уве­рен, что знать нуж­но всё. Чест­ный взгляд на ис­то­рию поз­во­ля­ет по­нять её глуб­же, про­ник­нуть­ся, сде­лать вы­во­ды. Ту вой­ну вы­иг­рал не глав­но­ко­ман­ду­ю­щий, а весь на­род. Мы долж­ны знать, ка­кой ценой. И про­из­ве­де­ния ис­кус­ства на те­му вой­ны – не про­сто дань памяти по­гиб­шим. Преж­де все­го они нуж­ны жи­вым.

Мы бы хо­те­ли, что­бы, уви­дев мемориал, де­ти спро­си­ли ро­ди­те­лей: «Что там бы­ло?» Что­бы зна­ли и пом­ни­ли, ка­кой ценой до­ста­лось мир­ное небо.

Фо­то из ар­хи­ва Ан­дрея КОРОБЦОВА

Че­рез год у де­рев­ни Хо­ро­ше­во по­явит­ся мемориал: па­мят­ник сол­да­ту бу­дет вид­но с фе­де­раль­ной трас­сы М-9.

Eknovakovs­[email protected]

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.