ЮЛЯ НАШЛАСЬ 20 ЛЕТ СПУ­СТЯ

Де­воч­ка, ис­чез­нув­шая в 1999 г. в бе­ло­рус­ской элек­трич­ке, все эти го­ды рос­ла в Ря­за­ни

AiF v Tveri (Tver) - - Особый Случай -

«ПУХОВИЧСКИ­М РОВД МИН­СКОЙ ОБЛ. РАЗЫСКИВАЕ­ТСЯ БЕЗ ВЕ­СТИ ПРОПАВШАЯ МОИСЕЕНКО ЮЛИЯ ВИКТОРОВНА, 26.09.1995 Г. Р., – ГЛАСИЛА МИЛИЦЕЙСКА­Я ОРИЕНТИРОВ­КА, ВЫПУЩЕННАЯ 20 ЛЕТ НА­ЗАД.– НА ВИД 4 ГО­ДА, РОСТ 90 СМ, КОФТА КРАС­НО­ГО ЦВЕ­ТА…»

ЗАПУТАННАЯ ИС­ТО­РИЯ

1 ок­тяб­ря 1999 г. Вик­тор Моисеенко по­ехал на ры­нок про­да­вать кар­тош­ку. 4-лет­няя млад­шая дочь Юля уго­во­ри­ла взять её с со­бой. Об­рат­но в де­рев­ню воз­вра­ща­лись на по­след­ней элек­трич­ке.

По сло­вам Вик­то­ра, в ва­гоне на него на­па­ли неиз­вест­ные. Он по­те­рял со­зна­ние, а ко­гда оч­нул­ся, до­че­ри ря­дом не бы­ло. Вик­тор с су­пру­гой Люд­ми­лой сна­ча­ла пы­та­лись ис­кать Юлю са­мо­сто­я­тель­но, опра­ши­вая лю­дей на стан­ци­ях и в элек­трич­ках, а за­тем обра­ти­лись в ми­ли­цию. Но уси­лия пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов ни к че­му не при­ве­ли – доч­ка как в во­ду ка­ну­ла… 21 ок­тяб­ря 1999 г. ми­ли­ция обнаружила на стан­ции Ря­зань-2 де­воч­ку при­мер­но 4 лет. Та на­зва­ла своё имя – Юля, ска­за­ла, что ма­му зо­вут Лю­дой, а па­пу Ви­тей. Но о том, где жи­вёт, ма­лыш­ка ни­че­го со­об­щить не смог­ла. Ми­ли­ци­о­не­рам и в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что род­ные ре­бён­ка на­хо­дят­ся за 1000 км. Тем бо­лее что у Юли при се­бе бы­ла книж­ка, на ко­то­рой сто­я­ла пе­чать биб­лио­те­ки го­ро­да, рас­по­ло­жен­но­го в Ря­зан­ской обл. В ито­ге в ми­ли­ции при­шли к вы­во­ду, что близ­кие про­сто бро­си­ли де­воч­ку (та­ких ис­то­рий в 1990-х бы­ла мас­са), и от­пра­ви­ли её в центр для де­тей, по­пав­ших в труд­ную си­ту­а­цию. Там ре­бён­ку при­сво­и­ли фа­ми­лию Ива­но­ва. Юля про­жи­ла в цен­тре, по­ка её не удо­че­ри­ли при­ём­ные ро­ди­те­ли.

В Ря­за­ни она вы­рос­ла, окон­чи­ла шко­лу, за­тем по­сту­пи­ла в учи­ли­ще на то­ва­ро­ве­да. Был у Юли в жиз­ни и брак, от ко­то­ро­го она вос­пи­ты­ва­ет дочь.

Сво­их на­сто­я­щих ро­ди­те­лей Юля пы­та­лась най­ти, од­на­ко все по­пыт­ки за­вер­ша­лись неуда­чей. Но вес­ной 2019 г. у де­вуш­ки по­явил­ся но­вый мо­ло­дой че­ло­век – Илья Крю­ков. Он не про­сто про­ник­ся её ис­то­ри­ей, но про­явил за­вид­ное упор­ство и на­стой­чи­вость в её рас­пу­ты­ва­нии. Пе­ре­рыв весь Ин­тер­нет, Илья на­шёл но­вость об ис­чез­но­ве­нии 4-лет­не­го ре­бён­ка в 1999-м в Бе­ло­рус­сии. Ориентиров­ка очень на­по­ми­на­ла ис­то­рию Юлии, хо­тя, ко­неч­но, сму­ща­ло рас­сто­я­ние – как де­воч­ка мог­ла ока­зать­ся в Ря­за­ни?

Тем не ме­нее Илья по­зво­нил в Пу­хо­вич­ский РОВД, где под­твер­ди­ли, что ро­зыск по дан­но­му де­лу про­дол­жа­ет­ся. Сна­ча­ла экс­пер­ты срав­ни­ли фо­то­гра­фии про­пав­ше­го ре­бён­ка и 24-лет­ней Юли, по­том на­стал час ДНК-экс­пер­ти­зы. «По ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ния ДНК под­твер­жде­но ма­те­рин­ство, – за­яви­ла стар­ший ин­спек­тор УИОС МВД Бе­ла­ру­си Мар­га­ри­та Гов­ро­ва. – Мы бла­го­да­рим всех нерав­но­душ­ных лю­дей, ко­то­рые при­ни­ма­ли­уча­стие в ро­зыс­ке де­воч­ки Юли».

Спу­стя 20 лет Юля на­ко­нец встре­ти­лась с людь­ми, ко­то­рые по­да­ри­ли ей жизнь.

ВСЕ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ – РОД­НЫЕ

«Я бла­го­дар­на аб­со­лют­но всем: и сво­им род­ным ро­ди­те­лям, и ро­ди­те­лям, ко­то­рые ме­ня вос­пи­та­ли, да­ли мне всё необ­хо­ди­мое в жиз­ни. Все они мне род­ные. И ко­неч­но, я очень бла­го­дар­на сво­е­му мо­ло­до­му че­ло­ве­ку», – го­во­рит она.

Но кто всё-та­ки по­хи­тил Юлю два де­сят­ка лет то­му на­зад? И как она по­па­ла в Ря­зань?

«Ро­ди­те­ли, ко­то­рые ме­ня вос­пи­та­ли в Ря­за­ни, го­во­ри­ли мне, что я ма­лень­кая рас­ска­зы­ва­ла о се­бе то­гда, – по­де­ли­лась она с из­да­ни­ем Onliner. by. – Как я хо­ди­ла с ка­ки­ми­то дя­дей и тё­тей. Мы со­би­ра­ли день­ги и пря­та­лись от ми­ли­ции в ка­ких-то за­бро­шен­ных до­мах. Пом­ню, очень бо­я­лась по­пасть в ми­ли­цию, по­то­му что, как я те­перь по­ни­маю, эти «дя­дя и тё­тя» бы­ли без до­ку­мен­тов. И я, да­же ко­гда жи­ла уже со сво­и­ми но­вы­ми ро­ди­те­ля­ми, очень бо­я­лась по­пасть в ми­ли­цию. Ко­гда ми­мо про­ез­жа­ла милицейска­я ма­ши­на, я го­во­ри­ла: «Мам, я бо­юсь, ма­ло ли, они нас за­бе­рут». Этот страх ме­ня все­гда пре­сле­до­вал. Так вот, в Ря­за­ни я за­хо­те­ла в туа­лет, ме­ня спу­сти­ли пря­мо на рель­сы, и тут по­до­шли со­труд­ни­ки ми­ли­ции. Вот так кон­чи­лись мои стран­ствия».

Кров­ные ро­ди­те­ли Юли всё вре­мя зо­вут её к се­бе. Но у мо­ло­дой жен­щи­ны сей­час уже своя жизнь в Рос­сии. В го­сти в Бе­ло­рус­сию она собирается зи­мой. Впро­чем, как жить даль­ше, Юля опре­де­лит са­ма. Глав­ную го­ло­во­лом­ку сво­ей жиз­ни ей ре­шить уже уда­лось.

Юля, её ро­ди­те­ли (Вик­тор и Люд­ми­ла Моисеенко) и Илья Крю­ков – че­ло­век, ко­то­рый по­мог род­ным лю­дям най­ти друг дру­га.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.