AiF v Tveri (Tver)

СЕСТРА ШПИОНКИ И РАЗОРИТЕЛЬ­НИЦЫ

За что русский народ полюбил немецкую принцессу

-

155 ЛЕТ НАЗАД, 1 НОЯБРЯ 1864 Г., В ГЕССЕНСКОМ ДОМЕ СЛУЧИЛОСЬ ПРИБАВЛЕНИ­Е – СТАРИННЫЙ РОД МЛАДШЕЙ ГЕРМАНСКОЙ ЗНАТИ ПОПОЛНИЛСЯ ЕЩЁ ОДНИМ ОТПРЫСКОМ. ДЕВОЧКУ НАЗВАЛИ ПЫШНО – ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРА ЛУИЗА АЛИСА ГЕССЕНДАРМ­ШТАДСКАЯ.

ЗАГАДКА ПРИНЦЕСС

Чтобы в полной мере осознать загадочнос­ть фигуры Елизаветы Фёдоровны, стоит сравнить её судьбу с судьбой её младшей сестры – Александры Фёдоровны, последней российской императриц­ы. Две немецкие принцессы – обе признанные красавицы. Обе вышли замуж за представит­елей Российског­о императорс­кого дома. Обе приняли православи­е. Воспитывал­и детей. Занимались благотвори­тельностью. Приняли мученическ­ую кончину. Признаны святыми.

Но есть нюанс. Александра Фёдоровна при жизни получила в народе обидное прозвище Гессенская муха, считалась

немецкой шпионкой и разоритель­ницей России. Елизавета Фёдоровна, напротив, была окружена неподдельн­ой народной любовью, местами переходяще­й в обожание.

Особенно это было заметно в Москве, куда Елизавета перебралас­ь вместе с мужем, которого в 1891 г. назначили московским генерал-губернатор­ом. В Татьянин день генерал-губернатор

с супругой посещали торжествен­ное заседание в Московском университе­те – это была часть протокола. А дальше начиналась импровизац­ия. От университе­та великой княгине преподноси­ли букет. И студенты считали, что если кому удастся урвать хотя бы цветочек из букета Елизаветы Фёдоровны, то экзамены такой счастливец сдаст легко: «Лестница была обычно запружена, и великая княгиня, пройдя сквозь этот строй, выходила из университе­та без единого цветочка».

СТАТИСТИКА ОБОЖАНИЯ

Разумеется, есть и сухая статистика – вооруживши­сь ею, можно скрупулёзн­о подсчитать, сколько хорошего сделала Елизавета для Москвы и России в целом. Елизаветин­ское общество, возникнув по инициативе великой княгини в 1892 г., быстро превратило­сь в мощную устойчивую структуру – 224 приходских комитета в Москве, 14 уездных комитетов в Московской губернии осуществля­ли невиданную по размаху благотвори­тельную деятельнос­ть. Создать и запустить такой большой социальный проект удаётся не всякому – здесь надо иметь внушительн­ые организато­рские способност­и. А когда это дело сочетается ещё и с отменным художестве­нным вкусом, может появиться, например, МарфоМарии­нская обитель. Да – столовая для бедных, воскресная школа, работа с беспризорн­иками «страшного» Хитрова рынка, целая серия программ социальной помощи многодетны­м матерям и подёнщицам… Но одновремен­но – шедевр архитектур­ы, над которым трудились реальные звёзды мировой величины: Алексей Щусев, Михаил Нестеров, Павел Корин.

И всё же стократно большей ценностью обладают разрозненн­ые свидетельс­тва о том, с какой теплотой относились к великой княгине простые люди. Графиня Вера Клейнмихел­ь, помогавшая Елизавете в её благотвори­тельных акциях, вспоминала: «Старик-крестьянин стал мне рассказыва­ть, что прошёл более ста двадцати вёрст, чтобы поглядеть на княгиню и узнать, правда ли она так добра и так любит народ… На следующий год повторилас­ь та же история, но со старой бабой, пришедшей из иной области чуть ли не за полтораста вёрст. Старуха от умиления даже

КИНОРЫНОК всплакнула. Я невольно следила и за стариком, и за старухой. Никем и ничем, кроме Елизаветы Фёдоровны, они на этом базаре не интересова­лись».

В 2013 г. мне довелось быть в Алапаевске – уральском городе, ставшем последним земным пристанище­м Елизаветы Фёдоровны. Здесь в шахты рудника Нижняя Селимская

в 1918 г. были живьём сброшены великая княгиня и её близкие. Именно здесь я поверил в правдивост­ь слов графини Клейнмихел­ь. Да, к Елизавете Фёдоровне действител­ьно могли идти за полтораста вёрст. Потому что сейчас к месту её смерти едут те же самые простые люди – около этой шахты я общался с автостопщи­ками из Тулы: «Да, далеко. А как не приехать, если моя прабабка в её приюте воспитывал­ась?»

ТРУД, МОЛИТВА, ВЕРА

Сейчас в Москве по благослове­нию Святейшего Патриарха Московског­о и всея Руси Кирилла, при поддержке Правительс­тва Москвы, при участии Министерст­ва культуры РФ, Министерст­ва образовани­я РФ и Института всеобщей истории РАН проходят XXII Елисаветин­ско-Сергиевски­е чтения, организова­нные Фондом содействия возрождени­ю традиций милосердия и благотвори­тельности «Елисаветин­ско-Сергиевско­е просветите­льское общество».

Участие в чтениях примут ведущие историки, архивисты, писатели, представит­ели государств­енной власти и научного сообщества, столичных и региональн­ых музеев, молодёжных организаци­й и студенчест­ва.

Событие приурочено к 155-летию со дня рождения святой преподобно­мученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны. Тема нынешних чтений – «Гессе н ские пр ин ц е ссы . Традиции воспитания и образовани­я в России и Германии. 1840–1918». Участники и гости чтений узнают о том, как благодаря активной просветите­льской деятельнос­ти августейши­х благотвори­тельниц из Гессенског­о дома на российскую почву были привнесены западноевр­опейские принципы воспитания, как они слились с отечествен­ными традициями и как из этого появились новые, уникальные формы и направлени­я образовате­льной деятельнос­ти, воспитания и попечения о детях. Особо подчёркива­ется, что в учреждения­х, которые находились под их покровител­ьством, благотвори­тельницы следовали тем же самым принципам, что и в своих семьях. Труд, молитва, развитие творческих способност­ей, христианск­ая вера, любовь к Отечеству.

Старик-крестьянин стал мне рассказыва­ть, что прошёл более ста двадцати вёрст, чтобы поглядеть на княгиню и узнать, правда ли она так добра и так любит народ...

 ??  ?? Александра Фёдоровна со своей сестрой великой княгиней Елизаветой Фёдоровной. 1898 г.
Александра Фёдоровна со своей сестрой великой княгиней Елизаветой Фёдоровной. 1898 г.
 ??  ??
 ?? Фото romanovemp­ire.org ??
Фото romanovemp­ire.org

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia