СЕСТ­РА ШПИОНКИ И РАЗОРИТЕЛЬ­НИЦЫ

За что рус­ский на­род по­лю­бил немец­кую прин­цес­су

AiF v Tveri (Tver) - - История -

155 ЛЕТ НА­ЗАД, 1 НО­ЯБ­РЯ 1864 Г., В ГЕССЕНСКОМ ДО­МЕ СЛУ­ЧИ­ЛОСЬ ПРИБАВЛЕНИ­Е – СТАРИННЫЙ РОД МЛАД­ШЕЙ ГЕРМАНСКОЙ ЗНА­ТИ ПО­ПОЛ­НИЛ­СЯ ЕЩЁ ОД­НИМ ОТПРЫСКОМ. ДЕ­ВОЧ­КУ НА­ЗВА­ЛИ ПЫШНО – ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­САНДРА ЛУИЗА АЛИ­СА ГЕССЕНДАРМ­ШТАДСКАЯ.

ЗА­ГАД­КА ПРИН­ЦЕСС

Что­бы в пол­ной ме­ре осо­знать за­га­доч­ность фи­гу­ры Ели­за­ве­ты Фё­до­ров­ны, сто­ит срав­нить её судь­бу с судь­бой её млад­шей сест­ры – Алек­сан­дры Фё­до­ров­ны, по­след­ней рос­сий­ской им­пе­ра­три­цы. Две немец­кие прин­цес­сы – обе при­знан­ные кра­са­ви­цы. Обе вы­шли за­муж за пред­ста­ви­те­лей Рос­сий­ско­го им­пе­ра­тор­ско­го до­ма. Обе при­ня­ли пра­во­сла­вие. Вос­пи­ты­ва­ли де­тей. За­ни­ма­лись бла­го­тво­ри­тель­но­стью. При­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. При­зна­ны свя­ты­ми.

Но есть ню­анс. Алек­сандра Фё­до­ров­на при жиз­ни по­лу­чи­ла в на­ро­де обид­ное про­зви­ще Гес­сен­ская му­ха, счи­та­лась

немец­кой шпи­он­кой и ра­зо­ри­тель­ни­цей Рос­сии. Ели­за­ве­та Фё­до­ров­на, на­про­тив, бы­ла окру­же­на неподдельн­ой на­род­ной лю­бо­вью, ме­ста­ми пе­ре­хо­дя­щей в обо­жа­ние.

Осо­бен­но это бы­ло за­мет­но в Москве, ку­да Ели­за­ве­та пе­ре­бра­лась вме­сте с му­жем, ко­то­ро­го в 1891 г. на­зна­чи­ли мос­ков­ским ге­не­рал-гу­бер­на­то­ром. В Та­тья­нин день ге­не­рал-гу­бер­на­тор

с су­пру­гой по­се­ща­ли тор­же­ствен­ное за­се­да­ние в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те – это бы­ла часть про­то­ко­ла. А даль­ше на­чи­на­лась им­про­ви­за­ция. От уни­вер­си­те­та великой кня­гине пре­под­но­си­ли букет. И сту­ден­ты счи­та­ли, что ес­ли кому удаст­ся урвать хо­тя бы цве­то­чек из бу­ке­та Ели­за­ве­ты Фё­до­ров­ны, то эк­за­ме­ны та­кой счаст­ли­вец сдаст лег­ко: «Лест­ни­ца бы­ла обыч­но за­пру­же­на, и ве­ли­кая кня­ги­ня, прой­дя сквозь этот строй, вы­хо­ди­ла из уни­вер­си­те­та без еди­но­го цве­точ­ка».

СТА­ТИ­СТИ­КА ОБОЖАНИЯ

Ра­зу­ме­ет­ся, есть и су­хая ста­ти­сти­ка – во­ору­жив­шись ею, мож­но скру­пу­лёз­но под­счи­тать, сколь­ко хо­ро­ше­го сде­ла­ла Ели­за­ве­та для Москвы и Рос­сии в це­лом. Ели­за­ве­тин­ское об­ще­ство, воз­ник­нув по ини­ци­а­ти­ве великой кня­ги­ни в 1892 г., быст­ро пре­вра­ти­лось в мощ­ную устой­чи­вую струк­ту­ру – 224 при­ход­ских ко­ми­те­та в Москве, 14 уезд­ных комитетов в Мос­ков­ской гу­бер­нии осу­ществ­ля­ли неви­дан­ную по раз­ма­ху бла­го­тво­ри­тель­ную де­я­тель­ность. Со­здать и за­пу­стить та­кой боль­шой со­ци­аль­ный про­ект уда­ёт­ся не вся­ко­му – здесь на­до иметь вну­ши­тель­ные ор­га­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти. А ко­гда это де­ло со­че­та­ет­ся ещё и с от­мен­ным ху­до­же­ствен­ным вку­сом, мо­жет по­явить­ся, на­при­мер, Мар­фоМа­ри­ин­ская оби­тель. Да – сто­ло­вая для бед­ных, вос­крес­ная шко­ла, ра­бо­та с бес­при­зор­ни­ка­ми «страш­но­го» Хит­ро­ва рын­ка, це­лая се­рия про­грамм со­ци­аль­ной по­мо­щи многодетны­м ма­те­рям и по­дён­щи­цам… Но од­но­вре­мен­но – ше­девр ар­хи­тек­ту­ры, над ко­то­рым тру­ди­лись ре­аль­ные звёз­ды мировой ве­ли­чи­ны: Алек­сей Щу­сев, Ми­ха­ил Не­сте­ров, Па­вел Ко­рин.

И всё же сто­крат­но боль­шей цен­но­стью об­ла­да­ют раз­роз­нен­ные сви­де­тель­ства о том, с ка­кой теп­ло­той от­но­си­лись к великой кня­гине про­стые лю­ди. Гра­фи­ня Ве­ра Клей­н­ми­хель, по­мо­гав­шая Ели­за­ве­те в её бла­го­тво­ри­тель­ных ак­ци­ях, вспо­ми­на­ла: «Ста­рик-кре­стья­нин стал мне рас­ска­зы­вать, что про­шёл бо­лее ста два­дца­ти вёрст, что­бы по­гля­деть на кня­ги­ню и узнать, прав­да ли она так добра и так лю­бит на­род… На сле­ду­ю­щий год по­вто­ри­лась та же ис­то­рия, но со ста­рой ба­бой, при­шед­шей из иной об­ла­сти чуть ли не за пол­то­рас­та вёрст. Ста­ру­ха от уми­ле­ния да­же

КИНОРЫНОК всплак­ну­ла. Я неволь­но сле­ди­ла и за ста­ри­ком, и за ста­ру­хой. Ни­кем и ни­чем, кро­ме Ели­за­ве­ты Фё­до­ров­ны, они на этом ба­за­ре не ин­те­ре­со­ва­лись».

В 2013 г. мне до­ве­лось быть в Ала­па­ев­ске – ураль­ском го­ро­де, став­шем по­след­ним зем­ным при­ста­ни­щем Ели­за­ве­ты Фё­до­ров­ны. Здесь в шах­ты руд­ни­ка Ниж­няя Се­лим­ская

в 1918 г. бы­ли жи­вьём сбро­ше­ны ве­ли­кая кня­ги­ня и её близ­кие. Имен­но здесь я по­ве­рил в прав­ди­вость слов гра­фи­ни Клей­н­ми­хель. Да, к Ели­за­ве­те Фё­до­ровне дей­стви­тель­но могли ид­ти за пол­то­рас­та вёрст. По­то­му что сей­час к ме­сту её смер­ти едут те же са­мые про­стые лю­ди – око­ло этой шах­ты я об­щал­ся с ав­то­стоп­щи­ка­ми из Ту­лы: «Да, да­ле­ко. А как не приехать, ес­ли моя пра­баб­ка в её при­юте вос­пи­ты­ва­лась?»

ТРУД, МО­ЛИТ­ВА, ВЕ­РА

Сей­час в Москве по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Ки­рил­ла, при под­держ­ке Пра­ви­тель­ства Москвы, при уча­стии Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры РФ, Ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния РФ и Ин­сти­ту­та все­об­щей ис­то­рии РАН про­хо­дят XXII Ели­са­ве­тин­ско-Сер­ги­ев­ские чте­ния, ор­га­ни­зо­ван­ные Фон­дом со­дей­ствия воз­рож­де­нию тра­ди­ций ми­ло­сер­дия и бла­го­тво­ри­тель­но­сти «Ели­са­ве­тин­ско-Сер­ги­ев­ское про­све­ти­тель­ское об­ще­ство».

Уча­стие в чтениях при­мут ве­ду­щие ис­то­ри­ки, ар­хи­ви­сты, пи­са­те­ли, пред­ста­ви­те­ли го­су­дар­ствен­ной вла­сти и на­уч­но­го со­об­ще­ства, сто­лич­ных и ре­ги­о­наль­ных му­зеев, мо­ло­дёж­ных ор­га­ни­за­ций и сту­ден­че­ства.

Со­бы­тие при­уро­че­но к 155-летию со дня рож­де­ния свя­той пре­по­доб­но­му­че­ни­цы великой кня­ги­ни Ели­са­ве­ты Фе­одо­ров­ны. Те­ма ны­неш­них чте­ний – «Гес­се н ские пр ин ц е ссы . Тра­ди­ции вос­пи­та­ния и об­ра­зо­ва­ния в Рос­сии и Гер­ма­нии. 1840–1918». Участ­ни­ки и го­сти чте­ний узна­ют о том, как бла­го­да­ря ак­тив­ной про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти ав­гу­стей­ших бла­го­тво­ри­тель­ниц из Гес­сен­ско­го до­ма на рос­сий­скую поч­ву бы­ли при­вне­се­ны за­пад­но­ев­ро­пей­ские прин­ци­пы вос­пи­та­ния, как они сли­лись с оте­че­ствен­ны­ми тра­ди­ци­я­ми и как из это­го по­яви­лись но­вые, уникальные фор­мы и на­прав­ле­ния об­ра­зо­ва­тель­ной де­я­тель­но­сти, вос­пи­та­ния и по­пе­че­ния о де­тях. Осо­бо под­чёр­ки­ва­ет­ся, что в учре­жде­ни­ях, ко­то­рые на­хо­ди­лись под их по­кро­ви­тель­ством, бла­го­тво­ри­тель­ни­цы сле­до­ва­ли тем же са­мым прин­ци­пам, что и в сво­их се­мьях. Труд, мо­лит­ва, раз­ви­тие твор­че­ских спо­соб­но­стей, хри­сти­ан­ская ве­ра, лю­бовь к Оте­че­ству.

Ста­рик-кре­стья­нин стал мне рас­ска­зы­вать, что про­шёл бо­лее ста два­дца­ти вёрст, что­бы по­гля­деть на кня­ги­ню и узнать, прав­да ли она так добра и так лю­бит на­род...

Алек­сандра Фё­до­ров­на со сво­ей сест­рой великой кня­ги­ней Ели­за­ве­той Фё­до­ров­ной. 1898 г.

Фо­то romanovemp­ire.org

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.