«Я ПО­ЛУ­ЧИЛ ПО­ЩЁ­ЧИ­НУ»

Спортс­мен из Твери – о борь­бе с ра­ком, ме­ди­цине и же­ла­нии жить

AiF v Tveri (Tver) - - Гость Номера -

АР­ТЁМ АЛИСКЕРОВ

ков в се­мье нет – толь­ко ма­ма, же­на, две сест­ры и пле­мян­ни­цы. Что бу­дет с ни­ми без ме­ня? Я про­сто не мог поз­во­лить се­бе рас­кис­нуть. Хо­тя был мо­мент, ко­гда я про­сле­зил­ся. Это про­изо­шло на вок­за­ле. Ми­мо про­хо­ди­ли несколь­ко асо­ци­аль­ных граж­дан, ко­то­рые, ви­ди­мо, там и жи­вут. Вид­но, что им уже ни­че­го не на­до от жиз­ни. Я то­гда по­смот­рел на них и пер­вый раз се­бе за­дал этот во­прос: «По­че­му я?» По­том, прав­да, успо­ко­ил­ся

– на де­вя­тый день. У ме­ня, к сло­ву, – на 133-й день. В ме­ди­цине счи­та­ет­ся, что ес­ли на 150-й день боль­ной не ушёл в ре­мис­сию, ему де­ла­ют пе­ре­сад­ку кост­но­го моз­га. Так вот этот па­рень был со­всем мо­ло­дой и быстро по­шёл на по­прав­ку. Но в ка­кой-то мо­мент он, по­чув­ство­вав об­лег­че­ние, перестал при­ни­мать таб­лет­ки. Че­рез неко­то­рое вре­мя его не ста­ло. Я тя­же­ло пе­ре­жи­вал этот слу­чай, но вы­нес один важ­ный урок: в ле­че­нии важ­на дис­ци­пли­на.

В ИН­ТЕР­НЕ­ТЕ НЕ ПИ­ШУТ О ПОБЕДАХ! ТЫ ГУГЛИШЬ, А ТАМ: УМЕР, УМЕР… МНЕ ОЧЕНЬ НЕ ХВА­ТА­ЛО ПОЗИТИВНОЙ ИН­ФОР­МА­ЦИИ, ОТ­ЧА­СТИ ПО­ТО­МУ Я И РЕ­ШИЛ ВЕ­СТИ СВОЙ БЛОГ.

– Го­во­рят, Гос­подь да­ёт столь­ко, сколь­ко че­ло­век спо­со­бен вы­не­сти. Со­гла­сен?

– Не знаю, на что я ещё спо­со­бен, од­на­ко боль­ше не хо­чу та­ко­го, что есть сей­час. Но лей­коз пре­одо­ле­ем. Сто про­цен­тов!

ОН­КО­ЛО­ГОВ – НА ДОУЧИВАНИЕ?

– В на­ча­ле ян­ва­ря умер Ан­дрей Пав­лен­ко – хи­рург-он­ко­лог, ко­то­рый сам око­ло по­лу­то­ра лет бо­рол­ся с ра­ком. И он, док­тор, при­зна­вал, что за­бо­ле­ва­е­мость ра­ком с каждым го­дом рас­тёт, но вра­чи не го­то­вы к но­вым вы­зо­вам. Бо­лее то­го, по­ло­ви­ну он­ко­ло­гов нуж­но от­прав­лять на доучивание. С ка­ки­ми про­бле­ма­ми столк­нул­ся ты?

– В ре­ги­о­нах дей­стви­тель­но не хва­та­ет хо­ро­ших кадров и со­вре­мен­но­го обо­ру­до­ва­ния. Боль­ным лей­ко­зом ча­сто тре­бу­ет­ся пе­ре­сад­ка кост­но­го моз­га. Но на ме­стах нет воз­мож­но­сти да­же сде­лать необ­хо­ди­мые ана­ли­зы, не го­во­ря уже о са­мой про­це­ду­ре. Вот по­че­му в ма­лень­кой Гер­ма­нии 9 млн до­но­ров кост­но­го моз­га, а в Рос­сии – 70 ты­сяч че­ло­век! Со­вре­мен­ные ме­ди­цин­ские цен­тры у нас со­сре­до­то­че­ны в Москве и Санкт-Пе­тер­бур­ге, в ре­ги­о­нах усло­вий ма­ло. Вра­чам в Твери я бла­го­да­рен толь­ко за то, что по­ста­ви­ли мне ди­а­гноз. Осталь­ное да­же ком­мен­ти­ро­вать не хо­чу. Ме­ня с се­рьёз­ны­ми симп­то­ма­ми хо­те­ли за­пи­сать на ана­лиз кро­ви че­рез две неде­ли по­сле об­ра­ще­ния. Хо­ро­шо, что по­шёл в част­ную ла­бо­ра­то­рию. В кро­ви уже бы­ло 68% бла­стов. Пред­став­ля­е­те, ес­ли бы я ждал ещё две неде­ли!

Ещё од­на про­бле­ма, ко­то­рая ха­рак­тер­на для на­шей стра­ны, – от­сут­ствие пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щи он­ко­боль­ным и по­ло­жи­тель­ной ин­фор­ма­ции. В ин­тер­не­те не пи­шут о победах! Ты гуглишь, а там: умер, умер… Мне очень не хва­та­ло позитивной ин­фор­ма­ции, от­ча­сти по­то­му я и ре­шил ве­сти свой блог. И ко­неч­но, важ­но, что­бы док­тор об­щал­ся с па­ци­ен­том, всё разъ­яс­нял ему. Что­бы че­ло­век «про­све­щал­ся» не в ин­тер­не­те, а узна­вал ин­фор­ма­цию от спе­ци­а­ли­ста. У ме­ня с мо­им ле­ча­щим вра­чом пе­ре­пис­ка нон-стоп.

ПО­СЛЕ КАПЕЛЬНИЦЫ

НА РА­БО­ТУ

– На­сколь­ко до­ро­го об­хо­дит­ся ле­че­ние?

– Слож­но­сти воз­ни­ка­ют, ко­гда не под­хо­дят оте­че­ствен­ные пре­па­ра­ты. Де­ло в том, что не­ко­то­рые рос­сий­ские лекарства име­ют силь­ней­шие по­боч­ные эф­фек­ты. Есть хо­ро­шие немец­кие ана­ло­ги, но они под санк­ци­я­ми. И до­стать их непро­сто. Сам я ле­чусь в Московском цен­тре ге­ма­то­ло­гии Мин­здра­ва Рос­сии. Мне уда­лось ту­да по­пасть по кво­те – и это боль­шая уда­ча. Я знаю де­вуш­ку из Перми, ко­то­рая то­же хо­чет по­пасть в этот центр, но пе­ред ней в оче­ре­ди боль­ше 4000 че­ло­век. Что ка­са­ет­ся де­нег, се­го­дня с ле­че­ни­ем по­мо­га­ют раз­лич­ные бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды. Но я ни­ка­ких средств не со­би­раю. Мно­гое по­ла­га­ет­ся по кво­те, а так… ра­бо­та­ют ма­ма и же­на. Мне да­ли первую груп­пу ин­ва­лид­но­сти, по­лу­чаю по­со­бие, поль­зу­юсь льгот­ным про­ез­дом. Бу­ду по­ти­хонь­ку ис­кать уда­лён­ную ра­бо­ту.

– Не­ко­то­рые рос­си­яне по воз­мож­но­сти уез­жа­ют ле­чить­ся за границу. Там эффективне­е?

– Эф­фек­тив­ность оце­ни­вать не мне, но ме­то­ди­ки там дру­гие. Хо­тя ме­ня, кста­ти, ле­чат по про­то­ко­лу «Москва–Бер­лин». При этом я знаю, что в Гер­ма­нии «хи­мию» де­ла­ют не на весь ор­га­низм, а то­чеч­но – на тот ор­ган, ко­то­рый по­ра­жён. А в США лей­коз дав­но уже не счи­та­ет­ся се­рьёз­ным за­бо­ле­ва­ни­ем. У них че­ло­век де­ла­ет капельницы и идёт на ра­бо­ту. Но и ле­че­ние там сто­ит 400 ты­сяч дол­ла­ров. У них это по­кры­ва­ет страховка, а нам ту­да не по­пасть.

– Как ты чув­ству­ешь се­бя сей­час?

– Ста­биль­но. Моё ле­че­ние – это 24 курса под­дер­жи­ва­ю­щей те­ра­пии. Один курс – 28 дней. По оче­ре­ди ко­лют гор­мо­ны и де­ла­ют «хи­мию». И так рас­пи­са­но до ле­та 2021 го­да. С осе­ни на­чал тре­ни­ро­вать­ся: с 97 кг ски­нул до 85 кг. Мой тре­нер на свя­зи с ле­ча­щим вра­чом, так что всё под кон­тро­лем. По­ста­вил се­бе цель – про­бе­жать три ди­стан­ции по 10 км.

НЕ УБИВАЙТЕ СЕ­БЯ

ГО­ЛО­ВОЙ

– Че­го толь­ко лю­ди не де­ла­ют, что­бы по­стичь смысл жиз­ни. А ты по­нял его?

– Я не знаю, как это на­зы­ва­ет­ся: судь­ба – не судь­ба. Но я по­лу­чил хо­ро­шую по­щё­чи­ну и по­нял, как на­до жить. Два го­да на­зад мы с же­ной, стал­ки­ва­ясь с ка­ки­ми­ли­бо бы­то­вы­ми про­бле­ма­ми, го­во­ри­ли: сколь­ко ра­бо­ты, как всё на­до­е­ло. А сей­час – я про­сто хо­чу жить. В этой су­е­те, со все­ми эти­ми про­бле­ма­ми, но жить. Мы по­сто­ян­но бе­жим и не за­ме­ча­ем, что про­ис­хо­дит во­круг. Пом­ню, как я по­чти ме­сяц ле­жал в боль­ни­це, а ко­гда вы­шел на ули­цу, бук­валь­но гло­тал воз­дух. Я слы­шал, как сту­чат дят­лы. Ра­до­вал­ся, что ви­жу это здесь и сей­час. Жизнь – не­пред­ска­зу­е­мая. Неиз­вест­но, что бу­дет зав­тра, а по­то­му нуж­но ло­вить каж­дый мо­мент, не оби­жать­ся и ра­до­вать­ся то­му, что есть.

– Что по­со­ве­ту­ешь тем, кто толь­ко столк­нул­ся с та­ким ди­а­гно­зом?

– Не сда­вать­ся, не чи­тать ин­тер­нет и не за­цик­ли­вать­ся на бо­лез­ни. Зна­е­те, что в Рос­сии у де­тей при лей­ко­зе 95% вы­жи­ва­е­мо­сти, а у взрос­лых – 80%? В чём сек­рет? Де­ти не знают, что с ни­ми про­ис­хо­дит. Они го­ло­вой се­бя не уби­ва­ют. Мой сек­рет – я так до кон­ца и не знаю, что со мной. Про­сто знаю, что на­до по­тер­петь.

Ар­тём вновь на­чал тре­ни­ро­вать­ся, да­же по­ста­вил се­бе цель про­бе­жать три ди­стан­ции по 10 км.

Eknovakovs­kaya@gmail.com

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.