МЕЖ­ДУ СЕЗОНАМИ

AiF v Udmurtii (Izhevsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­дрей СО­КО­ЛОВ

МИ­ХА­ИЛ СОЛОДЯНКИН - ГОВОРЯЩАЯ ГО­ЛО­ВА. КАК В ПРО­ФЕС­СИИ, ТАК И В ЖИЗ­НИ. ЕС­ЛИ СРАВ­НИ­ВАТЬ С ТЕЛЕВИДЕНИ­ЕМ ИЛИ ТЕ­АТ­РАЛЬ­НОЙ СЦЕ­НОЙ, В ЖИЗ­НИ ОН ГО­ВО­РИТ МА­ЛО, ЗА­ТО СМАЧНО. ЛОВ­КО ШУ­ТИТ, ЛУКАВО ПОГЛЯДЫВАЯ НА СО­БЕ­СЕД­НИ­КА.

В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью на­ше­му из­да­нию за­слу­жен­ный ар­тист Удмуртской Рес­пуб­ли­ки Ми­ха­ил Солодянкин со всей ли­це­дей­ской от­кро­вен­но­стью по­ве­дал о сво­их боль­ших ра­до­стях и «ма­лень­ких тра­ге­ди­ях».

ПРА­ВО НА ТВОР­ЧЕ­СТВО

- Да, толь­ко уста­лость на­ко­пи­лась огром­ная. Но вме­сте с тем ис­пы­ты­ваю и чув­ство глу­бо­ко­го удо­вле­тво­ре­ния.

- Без­услов­но. До это­го о су­ще­ство­ва­нии те­ат­ра за пре­де­ла­ми рес­пуб­ли­ки зна­ли толь­ко очень хо­ро­шо осве­дом­лён­ные кри­ти­ки. Ду­маю, для мно­гих по­яв­ле­ние «Ма­лень­ких тра­ге­дий» в рам­ках про­грам­мы ста­ло на­сто­я­щим от­кро­ве­ни­ем. Спек­такль сто­лич­ные зри­те­ли и про­фес­си­о­на­лы при­ня­ли очень теп­ло.

- При­ят­но слы­шать, но тут глав­ная за­слу­га при­над­ле­жит не мне, а Пет­ру Юрье­ви­чу Ше­ре­шев­ско­му, ко­то­рый и «за­ва­рил эту ка­шу». Он пре­крас­но сде­лал свое ре­жис­сёр­ское дело. Плюс Дон Гу­ан - близ­кий мне по ти­пу пер­со­наж. Не­уго­мон­ный, с ад­ре­на­ли­ном по жиз­ни, из ка­те­го­рии лю­дей, ко­то­рым по­кой толь­ко снит­ся.

- Не ска­жу, что это ре­ше­ние ру­ко­вод­ства бы­ло как снег на го­ло­ву, всё к это­му шло. Льви­ную до­лю вре­ме­ни Пётр Юрье­вич про­во­дил в Пе­тер­бур­ге, вме­сте с се­мьёй, па­рал­лель­но занимая долж­ность глав­но­го ре­жис­сё­ра Ка­мер­но­го те­ат­ра Ма­лы­щиц­ко­го, ко­то­рый на­хо­дит­ся под бо­ком, и пе­ре­ез­жать сю­да не со­би­рал­ся. В Ижев­ске он бы­вал на­ез­да­ми. При­е­хал, по­ста­вил, уехал. Ру­ко­вод­ству же хо­те­лось, что­бы глав­ный ре­жис­сёр не толь­ко ста­вил спек­так­ли, но и был в курсе всех про­блем внут­ри те­ат­ра.

Бы­ла и ещё од­на при­чи­на рас­ста­ва­ния: спек­так­ли Ше­ре­шев­ско­го пред­на­зна­че­ны «не для всех». Взять те же «Ма­лень­кие тра­ге­дии». Сам ре­жис­сёр на­звал эту ра­бо­ту рис­ко­ван­ным экс­пе­ри­мен­том, к ко­то­ро­му, увы, ока­за­лись готовы не все зри­те­ли. Ан­шла­гов не бы­ло, кто­то ещё ухо­дил в ан­трак­те. А те­ат­ру, что­бы вы­жить, нуж­ны кассовые спек­так­ли, по­это­му ру­ко­вод­ство де­ла­ет став­ку на лёг­кий жанр. Про­ве­рен­ный ва­ри­ант.

- Нуж­но пы­тать­ся вос­пи­ты­вать зри­те­ля. Петр Юрье­вич рас­ска­зы­вал, что по­хо­жая си­ту­а­ция у него бы­ла в Но­во­куз­нец­ке, где он ра­бо­тал несколь­ко лет на­зад. Сей­час там би­ле­тов на спек­так­ли Ше­ре­шев­ско­го не купить - раз­ле­та­ют­ся мгно­вен­но.

- На­сколь­ко я знаю, Ше­ре­шев­ский со­би­рал­ся при­сту­пить к ра­бо­те над этим спек­так­лем в са­мое бли­жай­шее вре­мя в дру­гом го­ро­де. А по­сколь­ку Петр Юрье­вич не лю­бит пе­ре­но­сить спек­так­ли с од­ной пло­щад­ки на дру­гую, у ме­ня нет уве­рен­но­сти, что мы ещё раз «за­мах­нём­ся на Ви­лья­ма на­ше­го». Хо­тя, как знать!

«Я ПО­СТО­ЯН­НО НА­ХО­ЖУСЬ В ДВИЖЕНИИ»

- Сей­час уже зна­чи­тель­но ре­же, бум про­шёл. К то­му же за­глуш­ки в те­ат­ре ни­кто не от­ме­нял - очень класс­ная шту­ка. Но ис­пор­тить ар­ти­сту настро­е­ние мож­но и дру­ги­ми спо­со­ба­ми. В май­ские праздники иг­ра­ли спек­такль «Ва­си­лий Тёр­кин», идём на по­клон - и я ви­жу на пер­вом ря­ду двух маль­чи­шек. О чём­то бол­та­ют меж­ду со­бой, жу­ют чип­сы и за­пи­ва­ют га­зи­ров­кой. Ни­че­го се­бе, ду­маю, юные те­ат­ра­лы. Но это ещё цве­точ­ки. В дру­гих го­ро­дах, слы­шал, в актёров швы­ря­ли ме­лочь. Пред­став­ля­ешь? Ме­лочь, а непри­ят­но.

- Я на са­мом-то де­ле во­об­ще от­ды­хать не умею. Об этом мне по­сто­ян­но напоминает же­на - и она пра­ва. Да­же ес­ли у ме­ня в кон­крет­ный день нет съё­мок и ре­пе­ти­ций (а это, кста­ти, слу­ча­ет­ся ред­ко), по­сто­ян­но по­яв­ля­ют­ся ка­кие-то де­ла, ко­то­рые сроч­но нуж­но ре­шать. Я те­ле­ви­зор за по­след­ние два го­да все­го ра­за че­ты­ре смот­рел, про­сто неко­гда. Но ино­гда от­ды­хать на­до, при­ду­ма­ли же для че­го-то от­пуск. Ле­том по­еду с су­пру­гой и сы­ном в Зла­то­уст. Го­род для ме­ня не чу­жой: я иг­рал в Зла­то­устов­ском те­ат­ре на заре сво­ей ак­тёр­ской ка­рье­ры, ещё до пе­ре­ез­да в Ижевск. В Зла­то­усте оста­лось мно­го дру­зей, ко­то­рых не ви­дел уже несколь­ко лет и успел по ним со­ску­чить­ся. На­ме­ти­ли для се­бя про­грам­му от­ды­ха: схо­дить в го­ры, спла­вить­ся по ре­ке.

- Это точ­но, с кон­сти­ту­ци­ей мне по­вез­ло (сме­ёт­ся). К то­му же я по­сто­ян­но в движении. Кру­чу пе­да­ли лю­би­мо­го ве­ли­ка, ко­то­рый очень вы­ру­ча­ет, с мо­им-то ра­бо­чим гра­фи­ком. Од­на­ж­ды до­е­хал от Пе­соч­ной,13 до зда­ния Рус­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра за 9 ми­нут. По­ка это мой лич­ный ре­корд.

- Я па­рень спор­тив­ный. В дет­ско-юно­ше­ском воз­расте хо­дил прак­ти­че­ски во все сек­ции, вклю­чая борь­бу. Очень люб­лю фут­бол и хоккей как бо­лель­щик. Хоккей мне боль­ше нра­вит­ся смот­реть живьём. Не­пе­ре­да­ва­е­мые ощу­ще­ния. При­хо­дишь, за­во­дишь­ся на раз-два, на­чи­на­ешь орать: «Да­вай-да­вай, ну ку­да ты от­да­ёшь пас? А-а-а!..» По­ни­ма­ешь, что хок­ке­и­сты те­бя не слы­шат, но ни­че­го сде­лать с со­бой не мо­жешь. А фут­бол луч­ше смот­реть в ка­ком­ни­будь уют­ном ба­ре за кру­жеч­кой пи­ва.

ПО­ЧЕ­МУ ОТ­КА­ЗАЛ­СЯ ИД­ТИ В ДЕ­ПУ­ТА­ТЫ?

- Обид­но, ко­неч­но. По­лу­ча­ет­ся, на­ше­му бра­ту из­на­чаль­но от­ка­зы­ва­ли в нор­маль­но­сти. С дру­гой сто­ро­ны, ко­гда это бы­ло, ещё при ца­ре Го­ро­хе. Сей­час дру­гое вре­мя. Ак­тё­ры хо­дят в цер­ковь, свя­щен­но­слу­жи­те­ли освя­ща­ют те­ат­ры.

- Да, его воз­му­ти­ло, что во вре­мя по­ста­нов­ки упо­треб­ля­лись сим­во­лы пра­во­сла­вия - ар­хи­ерей­ское об­ла­че­ние и «ги­пер­тро­фи­ро­ван­ный и урод­ли­вый» крест. Был гром­кий ре­зо­нанс, но в ре­зуль­та­те сто­ро­ны при­шли к при­ми­ре­нию.

- Об­жи­гал­ся - и не раз. Вро­де пы­та­ешь­ся окру­жить се­бя людь­ми, с ко­то­ры­ми те­бе при­ят­но, до­ве­ря­ешь им во всём, по­мо­га­ешь ре­шать их про­бле­мы, а в ре­зуль­та­те всё обо­ра­чи­ва­ет­ся про­тив те­бя. Кон­крет­ных при­ме­ров при­во­дить не бу­ду - не хо­чу вы­но­сить сор из избы. «Не де­лай добра - не по­лу­чишь зла», - го­во­рят мне дру­зья и зна­ко­мые. За­да­вал се­бе во­прос: не­уже­ли я те­перь бу­ду с недо­ве­ри­ем от­но­сить­ся к лю­дям, с ко­то­ры­ми мне ин­те­рес­но? Ре­шил, что нет. Про­сто не по­лу­чит­ся.

ЛЕТ

БЛИЦ

- Ко­неч­но. Ка­кие-то - нет.

- Ду­маю, да. Я глу­бо­ко убеж­дён, что ни­че­го важ­нее люб­ви и друж­бы в ми­ре нет. У ме­ня есть лю­би­мый че­ло­век, лю­би­мая се­мья, есть на­дёж­ные и пре­дан­ные дру­зья, ра­бо­та, без ко­то­рой я се­бя не мыс­лю. Вро­де бы пазл с кар­тин­кой, на ко­то­рой раз­но­цвет­ны­ми бук­ва­ми на­пи­са­но сло­во «сча­стье», скла­ды­ва­ет­ся.

- Не люб­лю стро­ить планы. Два­дцать лет на­зад я и пред­ста­вить се­бе не мог, что бу­ду ак­тё­ром. Ра­бо­тал на Са­ра­пуль­ском кир­пич­ном за­во­де съём­щи­ком-уклад­чи­ком, ду­мал: вот оно, моё при­зва­ние. Во­об­ще жизнь - уди­ви­тель­ная шту­ка, ни­ко­гда не уга­да­ешь, что бу­дет зав­тра. Недав­но друг пред­ла­гал пой­ти в де­пу­та­ты. «Ми­ша, да­вай, ты столь­ко го­ло­сов на­бе­рёшь! Со­гла­шай­ся!» А я в по­ли­ти­ке - пол­ный ноль. От­ка­зал­ся.

- Не вре­мя ещё. Наста­нут пло­хие вре­ме­на - вот то­гда и пой­ду. Отра­щу боль­шой жи­вот и бу­ду всех учить жить не по лжи.

«Ма­лень­кие тра­ге­дии» при­нес­ли те­ат­ру рос­сий­ское при­зна­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.