ХО­ТЕЛ ЛЕЖАТЬ В РОД­НОЙ ЗЕМ­ЛЕ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - СУДЬБЫ -

Самый мо­ло­дой бе­лый ге­не­рал при­е­хал в Улья­новск, что­бы уме­реть

ИС­СЛЕ­ДО­ВА­ТЕЛЬ ИЗ ТУЛЫ МИ­ХА­ИЛ КЛЕПОВ ПРИ­ЗЫ­ВА­ЕТ УЛЬЯНОВЦЕВ ПРИ­ВЕ­СТИ В ПО­РЯ­ДОК МО­ГИ­ЛУ ГЕ­НЕ­РАЛ-МАЙОРА РУС­СКОЙ АР­МИИ, КАВАЛЕРА ГЕОРГИЕВСКОГО ОРУ­ЖИЯ ВЛА­ДИ­МИ­РА ИВА­НО­ВИ­ЧА ПОСТОВСКОГО, ПОХОРОНЕННОГО НА ВОСКРЕСЕНСКОМ НЕКРОПОЛЕ.

В пер­вый том его книги «Офицеры-ге­ор­ги­ев­ские ка­ва­ле­ры Пер­вой ми­ро­вой вой­ны» во­шла фо­то­гра­фия мо­ги­лы Постовского с про­ржа­вев­ши­ми до ос­но­ва­ния кре­стом и огра­дой. «…про­сто нет че­ло­ве­ка – и всё! – пи­шет Клепов в пись­ме, ко­то­рое пе­ре­дал в «АиФ» кра­е­вед Сер­гей Пет­ров. – В этом году исполняется 100 лет окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, и все на­ши ге­рои да­ют нам по­след­ний срок, что­бы до­стой­но уве­ко­ве­чить их па­мять!».

К из­да­нию готовится вто­рой том книги об офи­це­рах-ге­ро­ях, и ав­тор на­де­ет­ся, что смо­жет раз­ме­стить в нём фо­то­гра­фию об­нов­лен­ной мо­ги­лы легендарного ге­не­ра­ла. О том, ка­ким был По­стов­ский, по­мо­гут вспом­нить (или узнать) ма­те­ри­а­лы, предо­став­лен­ные ве­ду­щим со­труд­ни­ком об­л­гос­ар­хи­ва Ан­то­ном Ша­бал­ки­ным.

РАЗДРАЖАЛ АРИСТОКРАТОВ

Владимир По­стов­ский ро­дил­ся в Одессе, там же в 1905 году окон­чил клас­си­че­скую гим­на­зию, а в 1908-м – во­ен­ное учи­ли­ще. Слу­жил во Все­ве­ли­ком Вой­ске Дон­ском. Участ­во­вал в Пер­вой ми­ро­вой войне в зва­нии вой­ско­во­го стар­ши­ны, что со­от­вет­ство­ва­ло чи­ну под­пол­ков­ни­ка. В мар­те-ап­ре­ле 1918 го­да ко­ман­до­вал ба­та­льо­ном 1-го Ку­бан­ско­го стрел­ко­во­го пол­ка. 4 ав­гу­ста 1918 го­да по­лу­чил пол­ков­ни­чьи по­го­ны, а 6 ок­тяб­ря 1918-го осо­знан­но при­мкнул к Бе­ло­му дви­же­нию.

В 33 го­да По­стов­ский стал са­мым мо­ло­дым ге­не­ра­ло­му­част­ни­ком Бе­ло­го дви­же­ния. «Прост, че­стен, смел и бес­по­ща­ден», – так ха­рак­те­ри­зо­вал его глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ан­тон Ива­но­вич Де­ни­кин.

В бо­е­вой об­ста­нов­ке он ис­хо­дил из прак­ти­че­ской поль­зы, что по­рой раз­дра­жа­ло аристократов и да­же на­шло от­ра­же­ние в ме­му­а­рах. Оль­га Ал­ма­зо­ва, же­на бе­ло­гвар­дей­ско­го ге­не­ра­ла, вспо­ми­на­ла:

«В Кастор­ной я по­зна­ко­ми­лась с бо­ро­да­тым ге­не­ра­лом По­стов­ским, ко­то­рый оде­вал­ся в сол­дат­скую ши­нель. На по­го­нах у него хи­ми­че­ским ка­ран­да­шом бы­ло вы­ве­де­но несколько «зиг­за­гов», что озна­ча­ло его зва­ние ге­не­ра­ла. «Ге­не­раль­ский» мун­дир по­ра­зил ме­ня.

– Вы удив­ле­ны, как я одет? – спро­сил ге­не­рал, ко­гда мы с Но­ви­ко­вым под­ска­ка­ли к нему.

– Во-пер­вых, – объ­яс­нил По­стов­ский, – что­бы бы­ло тепло, во-вто­рых, что­бы красные

ТОЛЬ­КО У НАС

не узна­ли, что я ге­не­рал. Мас­ки­ров­ка… Сколь­ко еще слу­чай­ных лю­дей нам пред­сто­я­ло встре­тить на войне».

РВАЛСЯ НА РО­ДИ­НУ

Весной 1920 го­да в стане бе­лых уси­ли­лись по­ли­ти­че­ские про­ти­во­ре­чия. Де­ни­кин, к ко­то­ро­му был бли­зок По­стов­ский, сдал ко­ман­до­ва­ние са­мо­уве­рен­но­му и ам­би­ци­оз­но­му ба­ро­ну Пет­ру Ни­ко­ла­е­ви­чу Вран­ге­лю и по­ки­нул Рос­сию. При но­вом глав­но­ко­ман­ду­ю­щем Вла­ди­ми­ру По­стов­ско­му долж­но­сти не на­шлось, и 28 ап­ре­ля 1920 го­да он вы­шел в от­став­ку и эми­гри­ро­вал в Кон­стан­ти­но­поль, за­тем пе­ре­брал­ся вме­сте с се­мьёй во Фран­цию.

Владимир Ива­но­вич не раз­де­лял идей ре­ван­ша, но­сив­ших­ся в иных го­ря­чих го­ло­вах, он вхо­дил в Рес­пуб­ли­кан­ское де­мо­кра­ти­че­ское объ­еди­не­ние, ко­то­рое от­вер­га­ло са­му идею воз­рож­де­ния мо­нар­хии и сре­ди ча­сти эми­гран­тов счи­та­лось чуть ли не «боль­ше­вист­ским». Поз­же, на до­про­се в 1951 году, Владимир Ива­но­вич го­во­рил: «Мы не при­зна­ва­ли Со­вет­скую власть, но пы­та­лись разо­брать­ся в ней. По­нять, как она раз­ви­ва­ет­ся, не су­лит ли это раз­ви­тие воз­мож­но­сти ко­г­да­ни­будь вер­нуть­ся на ро­ди­ну».

За­бо­тясь о со­дер­жа­нии семьи, он не брез­го­вал «неге­не­раль­ской» работой: кру­тил «ба­ран­ку», с кон­ца 1920-х до на­ча­ла 1940-х го­дов слу­жил в Ниц­це шо­фё­ром у мо­ло­до­го аме­ри­кан­ца Кир­би.

По­доб­но сво­е­му быв­ше­му ко­ман­ду­ю­ще­му Де­ни­ки­ну, в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Владимир Ива­но­вич про­явил се­бя как ис­тин­ный пат­ри­от, ра­ду­ясь по­бе­дам Крас­ной ар­мии над фашистами и ока­зы­вая по­силь­ную по­мощь сво­ей родине. По­сле По­бе­ды, на пат­ри­о­ти­че­ском подъ­еме, он при­нял со­вет­ское граж­дан­ство и призывал «рус­ских фран­цу­зов» к воз­вра­ще­нию в Со­вет­ский Со­юз. Это вы­зы­ва­ло недо­воль­ство фран­цуз­ских вла­стей, и в 1947 году экс-ге­не­рал с груп­пой еди­но­мыш­лен­ни­ков был вы­дво­рен в СССР.

ВЕР­ХОВ­НЫЙ СУД СССР

ЯВИЛ ЧУ­ДО

Но же­лан­ная ро­ди­на встре­ти­ла ре­эми­гран­та нелас­ко­во. Жить в сто­ли­цах и круп­ных го­ро­дах ему за­пре­ти­ли. Для по­се­ле­ния Владимир Ива­но­вич вы­брал Улья­новск, где слу­жил в мо­ло­до­сти. Обе­щан­но­го жи­лья не да­ли, и се­мья ге­не­ра­ла, он сам и же­на Ма­рия Васильевна (при­е­хав­шая к нему в 1948 году), сни­ма­ли квар­ти­ру в част­ном до­ме в рай­оне ны­неш­не­го тор­го­во-раз­вле­ка­тель­но­го ком­плек­са «Спар­так». Дру­гая ре­эми­грант­ка, Ни­на Алек­сан­дров­на Кри­во­ше­и­на вспо­ми­на­ла:

«За пер­вый год жиз­ни в Улья­нов­ске у нас на­ла­ди­лись непло­хие от­но­ше­ния с Ма­ри­ей Ва­си­льев­ной По­стов­ской и ее му­жем... на стене в их ком­на­те ви­се­ли его ка­зац­кая на­гай­ка и ку­бан­ка; же­на, изящ­ная, кра­си­вая жен­щи­на, уме­ла из лю­бой пёст­рой тряп­ки скру­тить пре­лест­ный тюр­бан. Эта па­ра всем в Улья­нов­ске нра­ви­лась, и у них до­воль­но быст­ро по­яви­лись мест­ные зна­ко­мые, да­же «на вер­хах».

Мно­гие ста­ро­жи­лы вспо­ми­на­ли, что су­пру­га Постовского поль­зо­ва­лась по­вы­шен­ным вни­ма­ни­ем у жён пар­тий­ной и со­вет­ской эли­ты. Ей за­ка­зы­ва­ли на­ря­ды по по­след­не­му сло­ву фран­цуз­ской мо­ды. Так Ма­рия Васильевна, имев­шая пре­крас­ный вкус и зо­ло­тые ру­ки, стала неожиданно вос­тре­бо­ван­ной пер­со­ной.

При­чём Владимир Ива­но­вич не де­лал тай­ны из сво­е­го про­шло­го и все­гда ува­жи­тель­но от­зы­вал­ся о Де­ни­кине, что, ко­неч­но, не всем нра­ви­лось. 7 ав­гу­ста 1951 го­да за По­стов­ским при­шли...

Пер­вый до­прос длил­ся без ма­ло­го по­ло­ви­ну су­ток. Он про­вел в за­клю­че­нии дол­гих де­сять месяцев и был при­го­во­рён к де­ся­ти го­дам лишения сво­бо­ды. Од­на­ко Вер­хов­ный суд СССР, рас­смот­рев де­ло, про­явил ред­кую для тех лет гу­ман­ность и от­ме­нил улья­нов­ский приговор. А с на­ступ­ле­ни­ем «От­те­пе­ли», уже в 1958 году, Постовского пол­но­стью ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли (прав­да, по­смерт­но).

ТЕ­ПЕРЬ С «КРАСНЫМИ

ПАРТИЗАНАМИ»

В Улья­нов­ске Владимир Ива­но­вич устро­ил­ся учёт­чи­ком в ин­ва­лид­ную ар­тель «Крас­ный пар­ти­зан», учре­ждён­ную в 1930-е го­ды спе­ци­аль­но для тру­до­устрой­ства участ­ни­ков Граж­дан­ской вой­ны. От­став- ные «красные пар­ти­за­ны» с со­мне­ни­ем по­гля­ды­ва­ли на «бе­ло­ка­за­ка», та­ко­го же невы­со­ко­го, ху­до­ща­во­го се­до­го ста­рич­ка. Но ра­бо­тал Владимир Ива­но­вич ис­прав­но, еже­днев­но пеш­ком ко­вы­лял на служ­бу, на ули­цу Фе­де­ра­ции, 13 (дом со­хра­нил­ся), и очень уста­вал – у ге­не­ра­ла бо­ле­ло серд­це.

24 но­яб­ря 1957 го­да он умер от про­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни серд­ца в об­ласт­ной боль­ни­це. «Я хо­чу лежать в род­ной зем­ле», – объ­яс­нял он улья­нов­ским зна­ко­мым глав­ную при­чи­ну, по­бу­див­шую его к воз­вра­ще­нию в СССР из па­риж­ско­го бла­го­по­лу­чия.

Вско­ре по­сле смер­ти му­жа Ма­рия Васильевна вы­еха­ла на по­сто­ян­ное ме­сто жи­тель­ство в Бель­гию к до­че­ри Та­ма­ре Вла­ди­ми­ровне. Мо­ги­ла экс-ге­не­ра­ла со временем по­те­ря­лась. Шан­сов най­ти её бы­ло немно­го. В клад­би­щен­ской кни­ге учё­та за­хо­ро­не­ний фа­ми­лия бы­ла за­пи­са­на с ошиб­кой: «По­став­ский».

– Ме­сто за­хо­ро­не­ния бы­ло ука­за­но ску­по: 1-я ал­лея, 3-й квар­тал. По со­вре­мен­но­му де­ле­нию клад­би­ща это 9-й квар­тал, ме­ста­ми непро­хо­ди­мый из-за за­ро­с­лей аме­ри­кан­ско­го клё­на, – вспо­ми­на­ет Ан­тон Ша­бал­кин. – При­шлось по­доб­но чел­но­ку ткац­ко­го стан­ка про­хо­дить ряд за ря­дом, раз­дви­гая вет­ви и тра­ву, вгля­ды­ва­ясь в по­туск­нев­шие над­пи­си. Несколько дней по­сле ра­бо­ты при­мер­но по ча­су-пол­то­ра дли­лась эта «по­ис­ко­вая опе­ра­ция». На­ко­нец, на тре­тий день, уже бли­же к кон­цу квар­та­ла, ко­гда на­деж­да най­ти за­мет­но ослаб­ла, тру­ды увен­ча­лись успе­хом. На мо­ги­ле был уста­нов­лен крест, ко­то­рый время не по­ща­ди­ло, изъ­ев ржав­чи­ной. К сча­стью, таб­лич­ка из нержа­вей­ки ока­за­лась бо­лее дол­го­веч­ной…

В 2013 году Олег Оле­го­вич Ро­зов, мно­го лет за­ни­ма­ю­щий­ся ис­то­ри­ей Бе­ло­го дви­же­ния, при­кре­пил к кре­сту таб­лич­ку с фо­то Постовского 1918 го­да.

«РУС­СКИХ ФРАН­ЦУ­ЗОВ» ПРИЗЫВАЛ ВЕР­НУТЬ­СЯ В СССР.

Штаб Саль­ско­го от­ря­да, 1918 год. По­стов­ский В.И., 1918 год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.