СМЕРТЬ НА МО­СТУ ‒ УБИЙ­СТВО ИЛИ НЕТ? Воз­мож­но, за ги­бель че­ло­ве­ка так ни­кто и не от­ве­тит

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ДЕТАЛИ - Исхак На­би­ул­лин, Ад­во­кат ТРА­ГЕ­ДИЯ НА ПРЕЗИДЕНТСКОМ Алек­сей ЮХТАНОВ

ИЗ-ЗА ТО­ГО, ЧТО РАС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ ГИ­БЕ­ЛИ ПЕТ­РА ШАЕВА НА ПРЕЗИДЕНТСКОМ МО­СТУ, СЛУЧИВШЕЙСЯ ГОД НА­ЗАД, ИДЁТ ОЧЕНЬ НЕПРО­СТО, ПОД­НИ­МАТЬ ТЕМУ НАМ ПРИ­ХО­ДИТ­СЯ УЖЕ В ТРЕ­ТИЙ РАЗ.

Пер­вая ста­тья о рас­сле­до­ва­нии «Ве­ле­но за­быть? За­га­доч­ная смерть и экс­пер­ти­за с сюр­при­зом» бы­ла раз­ме­ще­на в №7 еже­не­дель­ни­ка от 14 фев­ра­ля 2018 го­да, вто­рая – «Иг­ра в под­дав­ки» – в №26 от 6 июня 2018 го­да.

Род­ствен­ни­ки по­гиб­ше­го не по­ни­ма­ют ло­ги­ки труд­но­объ­яс­ни­мых дей­ствий сле­до­ва­те­лей, экс­пер­тов и опе­ра­тив­ных со­труд­ни­ков по­ли­ции.

взяв­ший­ся за­щи­щать ин­те­ре­сы се­мьи по­гиб­ше­го, счи­та­ет эти дей­ствия непро­фес­си­о­наль­ны­ми ли­бо со­зна­тель­но на­прав­лен­ны­ми на то, что­бы ни­кто не по­нёс ре­аль­ной ответственности.

Вдо­ва и сын тра­ги­че­ски по­гиб­ше­го в ав­гу­сте 2017 го­да Пет­ра Шаева при­шли к нам в ре­дак­цию в фев­ра­ле это­го го­да. Пётр Да­ни­ло­вич ушёл из жиз­ни при за­га­доч­ных об­сто­я­тель­ствах. До сих пор до­под­лин­но не­из­вест­но, что слу­чи­лось 10 ав­гу­ста про­шло­го го­да на Президентском мо­сту.

Хо­тя ниж­ний ярус но­во­го мо­ста в на­сто­я­щее вре­мя не ис­поль­зу­ет­ся (его го­то­вят к пред­сто­я­щей экс­плу­а­та­ции), он тре­бу­ет по­сто­ян­но­го об­слу­жи­ва­ния, чем и за­ни­мал­ся бри­га­дир мон­таж­ни­ков об­слу­жи­ва­ю­щей мост ком­па­нии ООО «Про­монт» Пётр Ша­ев. На­деж­да Ва­си­льев­на Шаева рас­ска­за­ла, что её муж при­ни­мал уча­стие в стро­и­тель­стве мо­ста, а по­сле это­го остал­ся его об­слу­жи­вать, обу­чив сво­е­му де­лу де­сят­ки ра­бо­чих.

– На мо­сту он ори­ен­ти­ро­вал­ся как до­ма, знал каж­дый узел по па­мя­ти, – рас­ска­за­ла вдо­ва. Для кон­тро­ля и об­слу­жи­ва­ния мо­сто­вой кон­струк­ции спе­ци­а­лист, как пра­ви­ло, за­ез­жал на ниж­ний ярус на сво­ём ав­то­мо­би­ле. Так бы­ло и в тот зло­по­луч­ный день. С ним вме­сте на мост за­еха­ли и разо­шлись по раз­ным объ­ек­там трое мон­таж­ни­ков. И хо­тя по уста­но­вив­шей­ся прак­ти­ке на этом опас­ном объ­ек­те ра­бот­ни­ки долж­ны бы­ли ра­бо­тать па­ра­ми – в пре­де­лах ви­ди­мо­сти друг дру­га, но в тот день мо­сто­ви­ки разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны, по­те­ряв из по­ля зре­ния Пет­ра Да­ни­ло­ви­ча – сво­е­го неофи­ци­аль­но­го бри­га­ди­ра.

А по­том око­ло 10 ча­сов бри­га­дир пе­ре­стал вы­хо­дить на связь. Вер­нув­ши­е­ся ра­бо­чие, по их сви­де­тель­ским по­ка­за­ни­ям, уви­де­ли пу­стую рас­пах­ну­тую ма­ши­ну с клю­чом в зам­ке за­жи­га­ния. Че­рез пять дней ры­ба­ки нашли те­ло Шаева в Вол­ге.

РЕ­ШИ­ЛИ, ЧТО НЕСЧАСТ­НЫЙ СЛУ­ЧАЙ 143 УК РФ «На­ру­ше­ние тех­ни­ки без­опас­но­сти», род­ствен­ни­ки так и не по­ве­ри­ли в вер­сию несчаст­но­го слу­чая. Для это­го у них бы­ли вполне вес­кие ос­но­ва­ния. Од­но из них – рас­пах­ну­тый ав­то­мо­биль.

– Да­же от­хо­дя на шаг от ма­ши­ны, отец её непре­мен­но за­кры­вал, да­же на да­че и в га­ра­же – при­выч­ка. А здесь дверь на­рас­паш­ку – и ни­ко­го, – го­во­рит Алек­сей, сын Пет­ра Шаева.

Со­труд­ни­ки МЧС бы­ли вы­зва­ны лишь че­рез два ча­са по­сле то­го, как об­на­ру­жи­лась про­па­жа че­ло­ве­ка, что са­мо по се­бе вы­зы­ва­ет во­про­сы. Род­ствен­ни­кам и во­все не со­чли нуж­ным со­об­щать. До­маш­ние хва­ти­лись ис­чез­нув­ше­го гла­ву се­мьи лишь в кон­це ра­бо­че­го дня. Не су­мев до­зво­нить­ся, сын Сер­гей вме­сте с ма­те­рью при­е­хал на ра­бо­ту от­ца и толь­ко здесь обо всём узнал.

Сын Пет­ра Да­ни­ло­ви­ча Сер­гей по­яс­нил нам, что да­же спе­ци­аль­но прыг­нуть с мо­ста непро­сто – взрос­ло­му че­ло­ве­ку под метр де­вя­но­сто для это­го нуж­но бы­ло бы бо­ком про­тис­нуть­ся меж­ду вер­ти­каль­ны­ми эле­мен­та­ми кон­струк­ции. Так что пред­ста­вить се­бе слу­чай­ное па­де­ние до­воль­но слож­но. По­сто­рон­ние лю­ди ока­зать­ся на ниж­нем яру­се мо­ста так­же не мог­ли, по­сколь­ку это ре­жим­ная тер­ри­то­рия.

Слож­но шли де­ла и с су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зой. Пер­вая – от 16 ав­гу­ста 2017 го­да (за­клю­че­ние экс­пер­та №2465 су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы) уста­но­ви­ла, что все ор­га­ны – чи­стые. Нет ча­стиц во­до­рос­лей, ха­рак­тер­ных для утоп­лен­ни­ков. На­пра­ши­ва­ет­ся вы­вод, что смерть насту­пи­ла до по­па­да­ния те­ла в во­ду. С мо­ста упа­ло (или бы­ло сбро­ше­но) уже без­ды­хан­ное те­ло. Но де­ло воз­бу­ди­ли не по «убой­ной» 105-й ста­тье, а по 143-й («На­ру­ше­ние тех­ни­ки без­опас­но­сти»).

Экс­пер­ти­зу по­вто­ри­ли в сентябре (за­клю­че­ние экс­пер­та»су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы №26 от 13 сен­тяб­ря). И вновь ре­зуль­тат тот же – ор­га­ны чи­стые, при­чи­ны смер­ти непо­нят­ны. Но с тре­тье­го ра­за (вот неожи­дан­ность!) об­на­ру­жи­лось мик­ро­ско­пи­че­ское ко­ли­че­ство во­до­рос­лей. Ка­жет­ся, те­перь по­яви­лась воз­мож­ность спи­сать де­ло в ар­хив (за­клю­че­ние су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы по ма­те­ри­а­лам де­ла №671-М от 6 но­яб­ря 2017 го­да). Всю ис­то­рию мож­но объ­явить несчаст­ным слу­ча­ем из-за на­ру­ше­ния тех­ни­ки без­опас­но­сти, до­пу­щен­ной чуть ли не са­мим по­тер­пев­шим.

В де­ле есть и по­ка­за­ния Алек­сея, дру­го­го сы­на по­гиб­ше­го, ко­то­ро­му бы­ло из­вест­но о непри­яз­нен­ных

Фо­то: http://kerch-most.ru и из ар­хи­ва се­мьи Ша­е­вых.

от­но­ше­ни­ях его от­ца с од­ним из ра­бот­ни­ков ком­па­нии, это он знал от от­ца.

ОТ БЕЗДЕЙСТВИЯ ‒ К ГИ­ПЕ­Р­АК­ТИВ­НО­СТИ

Ме­ня­лись сле­до­ва­те­ли. Сна­ча­ла де­ло вёл сле­до­ва­тель За­волж­ско­го от­де­ла СУ СКР по Ульяновской об­ла­сти Еф­ре­мов, по­том рас­сле­до­ва­ние пе­ре­да­ли его кол­ле­ге Харь­ко­ву, а сле­дом за ним – Па­ню­ги­ну.

Дол­гое вре­мя вдо­ва и её ад­во­кат Исхак На­би­ул­лин на­ста­и­ва­ли на про­ве­де­нии эксгумации до на­ступ­ле­ния вес­ны (на­пом­ним, ви­зит се­мьи по­кой­но­го в на­шу ре­дак­цию со­сто­ял­ся в фев­ра­ле это­го го­да). По­нят­но, что та­кая про­це­ду­ра мог­ла быть осу­ществ­ле­на лишь в хо­лод­ное вре­мя, но ре­ше­ние об эксгумации у сле­до­ва­те­лей со­зре­ло уже в летнюю жа­ру, ко­гда са­ма про­це­ду­ра и во­прос со­хран­но­сти об­раз­цов – под боль­шим во­про­сом. Кро­ме то­го, вдо­ва на­ста­и­ва­ла на этой про­це­ду­ре при усло­вии, ес­ли толь­ко она бу­дет про­ве­де­на ино­го­род­ни­ми, а не мест­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми, по по­нят­ным при­чи­нам не до­ве­ряя по­след­ним. Но же­ла­ю­щих в со­сед­них ре­ги­о­нах яко­бы не на­шлось. И вот – со­зре­ли.

Те­перь уже на от­сроч­ке эксгумации при­шлось на­ста­и­вать са­мой На­деж­де Ша­е­вой, и суд под­твер­дил её право­ту. По­зи­ция след­ствия ко­ле­ба­лось от «ни­ка­кой эксгумации» до на­ме­ре­ния про­ве­сти во что бы то ни ста­ло, но не зи­мой, а ле­том.

Са­ма На­деж­да Шаева от­ме­ча­ет, что небы­ва­лое рве­ние сле­до­ва­те­лей про­яви­лось в мо­мент, ко­гда она на­шла в со­сед­нем То­льят­ти суд­мед­экс­пер­та, готового про­ве­сти неза­ви­си­мую экс­пер­ти­зу име­ю­щих­ся об­раз­цов.

ПРИЗНАЛИ ОЧЕВИДНОЕ?

И вот, на­ко­нец, ров­но че­рез год по­сле тра­ге­дии свер­ши­лось: де­ло пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­ли на ста­тью 105 УК РФ «Убий­ство». Го­во­рить о «по­бе­де» в та­кой си­ту­а­ции вряд ли сто­ит, по­сколь­ку со­брать до­ка­за­тель­ную ба­зу че­рез год непро­сто. Да и со­би­ра­ет­ся ли кто-то ре­аль­но этим за­ни­мать­ся?

Но есть ещё один во­прос. Це­лый год рас­сле­до­ва­лось со­вер­шен­но иное уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние – на­ру­ше­ние тех­ни­ки без­опас­но­сти. При этом след­ствие так и не смог­ло от­ве­тить на во­про­сы: кто же кон­крет­но в ком­па­нии «Про­монт» за­ни­ма­ет­ся во­про­са­ми охра­ны тру­да и от­ве­ча­ет за со­блю­де­ние тех­ни­ки без­опас­но­сти и ка­кие по­ло­же­ния со­от­вет­ству­ю­щих ин­струк­ций бы­ли на­ру­ше­ны?

– Я не по­ни­маю, по­че­му за вре­мя след­ствия, по­сколь­ку уж рас­сле­до­ва­ли на­ру­ше­ние тех­ни­ки без­опас­но­сти, к ответственности так ни­кто и не при­вле­чён? – го­во­рит На­деж­да Ва­си­льев­на. - Да­же го­су­дар­ствен­ный ин­спек­тор Вя­че­слав Яко­вле­вич Ша­по­ва­лов в сво­ём ак­те, про­ве­дя соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние, ука­зал ряд на­ру­ше­ний и фа­ми­лии, кто несёт от­вет­ствен­ность за это на­ру­ше­ние. Увы, за на­ру­ше­ние ни­кто не от­ве­тил.

Ока­зы­ва­ет­ся, про­раб, дав­ший задание бри­га­де про­ве­сти ра­бо­ты на яру­се, чис­лил­ся на ра­бо­те в дру­гой ком­па­нии. Уже од­но это вы­гля­дит как гру­бей­шее на­ру­ше­ние за­ко­на.

Так что фор­маль­ная пе­ре­ква­ли­фи­ка­ция де­ла, по мне­нию род­ствен­ни­ков по­гиб­ше­го, во­все не озна­ча­ет, что с это­го мо­мен­та нач­нут ис­кать убий­цу. Это мо­жет озна­чать, что за ги­бель че­ло­ве­ка не от­ве­тит ни­кто.

Че­рез год до­ка­за­тель­ную ба­зу со­брать

по­чти нере­аль­но.

Пётр Ша­ев стро­ил Пре­зи­дент­ский мост с 1998 го­да, а по­сле открытия за­ни­мал­ся его об­слу­жи­ва­ни­ем. Слу­чи­лось так, что и по­гиб он здесь же.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.