ДОЛ­ГО ЖИТЬ – НЕ ЗНА­ЧИТ СТАРЕТЬ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Фо­то Ген­на­дия КРАСНОПЁРОВА

Мыс­ли вось­ми­де­ся­ти­лет­не­го че­ло­ве­ка о са­мом глав­ном

КАЖ­ДОЕ УТРО ГЕН­НА­ДИЙ КРАСНОПЁРОВ НА­ЧИ­НА­ЕТ С ФОТОГРАФИРОВАНИЯ ОБЛАКОВ, А ПО­ТОМ СПУСКАЕТСЯ С НЕБЕС НА ЗЕМ­ЛЮ, К СВО­ИМ ЦВЕТАМ. ВОТ ТАК ПРОТЕКАЕТ ЖИЗНЬ СЧАСТЛИВОГО ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА.

С «главным са­дов­ни­ком го­ро­да» (та­кое про­зви­ще за­кре­пи­лось за Ген­на­ди­ем Ива­но­ви­чем с тех пор, как он ини­ци­и­ро­вал про­ект «Мил­ли­он цве­тов род­но­му го­ро­ду») мы го­во­рим о том, есть ли у цве­тов ду­ша и ра­зум, о сек­ре­тах ак­тив­но­го дол­го­ле­тия, о том, ка­кая пен­си­он­ная ре­фор­ма бы­ла бы на­род­ной. Со­всем недав­но он от­ме­тил своё вось­ми­де­ся­ти­ле­тие.

СТА­ЛИ ПРО­СТЫ­МИ

КАК РОБОТЫ

– Ген­на­дий Ива­но­вич, вот люб­лю го­во­рить с людь­ми в воз­расте. Бы­ва­ет, что у че­ло­ве­ка и об­ра­зо­ва­ния ни­ка­ко­го нет, но ес­ли он про­жил хо­ро­шую жизнь, то зна­ет нечто важ­ное, о чём хо­чет­ся слу­шать, а по­том рас­ска­зы­вать. Вы как кол­ле­га-жур­на­лист со­глас­ны с этим?

– Со­вер­шен­но со­гла­сен. Моя ма­ма, на­при­мер, окон­чи­ла один класс цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы, но, сколь­ко её пом­ню, все­гда из­ре­ка­ла мудрость, го­во­ри­ла прит­ча­ми, по­сло­ви­ца­ми, ци­ти­ро­ва­ла вы­держ­ки из кни­жек, к ко­то­рым при­стра­сти­лась. Но бы­ва­ет и по-дру­го­му: по­жи­лой че­ло­век за­цик­лен на од­ной мыс­ли, на­при­мер, на по­ли­ти­ке… Недав­но услы­шал ми­мо­хо­дом го­ря­чий раз­го­вор двух ба­бу­шек: «Вот ещё од­ну пар­тию со­зда­ли» – «Это что­бы го­ло­са от­тя­нуть». Кста­ти, в со­вет­ское вре­мя лю­ди о по­ли­ти­ке не го­во­ри­ли. Их боль­ше ин­те­ре­со­ва­ла се­мья, ра­бо­та, мир во­круг.

– Как вы ду­ма­е­те, что та­кое очень важ­ное лю­ди утра­ти­ли за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия?

– Са­мая боль­шая бе­да, что че­ло­век стал от­чуж­дать­ся от природы. Но это про­изо­шло го­раз­до рань­ше. И со­вет­ские лю­ди уже жи­ли как роботы – ели, пи­ли, спа­ли, ра­бо­та­ли и раз­ви­ва­ли про­мыш­лен­ность в ущерб при­ро­де. Но то­гда и ис­прав­ля­ли свои ошиб­ки. Пом­ню, как в эко­ло­ги­че­ски небла­го­по­луч­ном До­нец­ке ки­ну­ли клич: «Мил­ли­он цве­тов для го­ро­да!». За­ку­пи­ли са­жен­цы роз, и До­нецк рас­цвёл. По­том по это­му пу­ти по­шёл Брянск, Омск, дру­гие го­ро­да…

– А мно­го лет спу­стя, уже в усло­ви­ях со­вре­мен­ной Рос­сии, вы ре­ши­ли ре­а­ли­зо­вать та­кой про­ект в Улья­нов­ске, при­чём без ущер­ба для бюд­же­та… Эту свою фо­то­гра­фию Ген­на­дий Ива­но­вич на­звал: «На мо­их эко­ло­ги­че­ских тро­пах. По­га­даю на ро­маш­ке».

– Да, моя идея бы­ла в том, что­бы лю­ди мас­со­во вы­шли на ули­цы со сво­им по­са­доч­ным ма­те­ри­а­лом и ра­зом вы­са­ди­ли мил­ли­он цве­тов на тер­ри­то­рии сво­е­го го­ро­да. Сна­ча­ла гу­бер­на­тор от­клик­нул­ся, я хо­дил на раз­ные со­ве­ща­ния, а по­том по­нял, что невоз­мож­но для вла­сти ре­а­ли­зо­вать та­кой про­ект, по­то­му что зем­ля ста­ла пред­ме­том тор­га, а клум­бы при­бы­ли не да­ют. Сей­час я ни­че­го ни­где не до­би­ва­юсь, да­же в кон­кур­сах не участ­вую, не ви­жу в этом смыс­ла. Я про­сто де­лаю то, что мо­гу на тер­ри­то­рии 38 ли­цея, воз­ле сво­е­го до­ма, на пу­сты­рях...

ЦВЕ­ТЫ НАС ЧУВ­СТВУ­ЮТ

– К сво­е­му 75-ле­тию вы вы­са­ди­ли в го­ро­де 75 ты­сяч рас­те­ний. А к вось­ми­де­ся­ти­ле­тию – во­семь­де­сят? Есть у вас та­кое пра­ви­ло?

– Пра­ви­ло из­ме­рять свои го­ды ко­ли­че­ством вы­са­жен­ных цве­тов я за­вёл, ко­гда мне ис­пол­ни­лось 50 лет. Это не са­мо­цель, а же­ла­ние до­ка­зать са­мо­му се­бе, что ты мо­жешь се­го­дня сде­лать боль­ше, чем вче­ра. пи­лу. И на сле­ду­ю­щую ночь он услы­шал ти­ши­ну, и ему ста­ло груст­но. Вот тут весь че­ло­век: с этой ве­точ­кой он был не один.

– А вы чув­ству­е­те жи­вое об­ще­ние со сво­и­ми цве­та­ми?

–Ещё­как!Для­ме­ня­при­ро­да– жи­вое и ум­ное су­ще­ство, и мне ка­жет­ся, что мои цве­ты мо­гут от­кли­кать­ся на мои мыс­ли и же­ла­ния. Бы­ва­ло, при­хо­жу в цвет­ник за са­жен­ца­ми, а взять вро­де и нече­го. И вдруг, слов­но что-то тол­ка­ет пой­ти в даль­ний уго­лок цвет­ни­ка. И там, ока­зы­ва­ет­ся, есть всё, что мне на­до. И по­хо­жих слу­ча­ев мно­го.

– Так, мо­жет, у рас­те­ний ду­ша есть?

– Это­го я не знаю. Но вот у Мо­ри­са Ме­тер­лин­ка в кни­ге «Ра­зум цве­тов» есть при­ме­ры, ко­гда цве­ты зо­вут к се­бе и кон­так­ти­ру­ют с че­ло­ве­ком. Это очень по­хо­же на прав­ду, я это чув­ство­вал сам. И моя тёт­ка, ныне уже по­кой­ная, рас­ска­зы­ва­ла, как уго­во­ра­ми до­би­лась, что­бы по­ги­ба­ю­щие цве­ты укре­пи­лись и рас­цве­ли пыш­ным цве­том. Каж­дый день она им го­во­ри­ла: «Ми­лень­кие мои, толь­ко не уми­рай­те».

– Го­во­рят, что ка­кие-то рас­те­ния не сто­ит дер­жать до­ма. Чем это мож­но объ­яс­нить?

– Счи­та­ет­ся, что зи­го­как­тус мо­жет пре­ду­пре­ждать лю­дей о бо­лез­ни и да­же о смер­ти. Не вре­дить, а пре­ду­пре­ждать о бе­де. Чув­ству­е­те раз­ни­цу? Тем не ме­нее, лю­дям непри­ят­на та­кая «ре­пу­та­ция» цвет­ка, и они пред­по­чи­та­ют не дер­жать его до­ма.

Но во­об­ще сто­ит знать, ка­ки­ми свой­ства­ми об­ла­да­ет цве­ток. Есть ядо­ви­тые рас­те­ния. А вот ге­рань, на­при­мер, ко­то­рую все­гда счи­та­ли ме­щан­ским цвет­ком, под­ни­ма­ет на­стро­е­ние, борется с де­прес­си­я­ми.

ИЩИ ХО­РО­ШЕЕ

А это сам са­дов­ник со сво­ей внуч­кой На­та­шей по­ли­ва­ет цве­ты.

– В сво­ём жи­вом жур­на­ле в ин­тер­не­те вы за­пи­сы­ва­е­те «Мыс­ли 80-лет­не­го че­ло­ве­ка». И есть сре­ди них та­кая: «Сре­ди пло­хо­го по­ста­рай­ся най­ти что­то хо­ро­шее. Скон­цен­три­руй на этом всё своё вни­ма­ние. И то­гда ты бу­дешь непод­вла­стен да­же са­мо­му же­сто­чай­ше­му стрес­су». Это ра­бо­та­ет?

– Да, это прав­да. Ес­ли не при­умно­жать нега­тив, его бу­дет мень­ше. Вот про­стой при­мер: смот­рю, как-то во дворе на мо­ей клум­бе сто­ит ма­ши­на. Я на­пи­сал за­пис­ку: «Во­об­ще­то это клум­ба». Смот­рю, на сле­ду­ю­щий день ря­дом с этим ме­стом – гор­ка зем­ли. Ви­ди­мо, во­ди­тель при­вёз в знак при­ми­ре­ния. В дру­гой раз «Га­зель» ка­по­том на­е­ха­ла на мою клум­бу, две неде­ли так сто­я­ла. Разыс­кал хо­зя­и­на, по­го­во­ри­ли, он сна­ча­ла воз­ра­зил, что ма­ши­нам то­же где-то сто­ять на­до, но всё рав­но пе­ре­стал ста­вить там ма­ши­ну. Сей­час в на­шем дворе клум­бы от­дель­но, ма­ши­ны – от­дель­но. Ни­кто ни на ко­го не на­ез­жа­ет. Ес­ли спо­кой­но от­но­сить­ся к та­ким спо­рам, не нерв­ни­чать, не ки­пя­тить­ся, а ре­шать доб­ром, то всё пло­хое ула­дит­ся. Ни­ка­ких стрес­сов.

– На ва­ших фо­то­гра­фи­ях все­гда мно­го де­тей…

– Это мои луч­шие дру­зья. Те, что по­млад­ше, по­мо­га­ют мне ра­бо­тать в цвет­ни­ке, а зи­мой – стро­ить гор­ку. Для школь­ни­ков я экс­кур­сии про­во­жу и ста­ра­юсь им нена­вяз­чи­во ска­зать что-ни­будь важ­ное. На­при­мер, под­во­жу их к кра­си­вым цветам и го­во­рю: «Смот­ри­те, ме­сто для них не са­мое хо­ро­шее, но они вы­рос­ли силь­ны­ми, по­то­му что не пи­ли пи­ва и не ели чип­сов, а по­лу­ча­ли толь­ко то, что им необ­хо­ди­мо. Бе­ри­те с них при­мер». Де­ти сме­ют­ся, и я с ни­ми сме­юсь. Но и на­де­юсь, что кто-то услы­шал, что я хо­тел ска­зать: не увле­кай­ся тем, че­го не тре­бу­ет твоя при­ро­да, тем, что ей чуж­до.

Я и гор­ку для них строю, что­бы они от­влек­лись от ин­тер­не­та на есте­ствен­ную для них зим­нюю за­ба­ву. Но ес­ли рань­ше на гор­ку при­хо­ди­ли по 50-60 де­тей од­но­вре­мен­но, то сей­час мно­гие ми­мо про­бе­га­ют. Спра­ши­ваю: «Ку­да то­ро­пи­тесь?». У ко­го-то ре­пе­ти­ция, у ко­го-то круж­ки, ре­фе­ра­ты или ещё ка­кие-то за­ня­тия. Де­ти, как и взрос­лые, ста­но­вят­ся очень за­гру­жен­ны­ми. А ра­до­вать­ся жиз­ни ко­гда?

– Вы как-то ска­за­ли, что все де­ти рож­да­ют­ся та­лант­ли­вы­ми…

– Да, а вот что­бы они рос­ли та­лант­ли­вы­ми, нуж­но по­сто­ян­ное вни­ма­ние ро­ди­те­лей. Они долж­ны во­вре­мя уло­вить и раз­вить та­лант ре­бён­ка. Но ро­ди­те­ли вы­мо­та­ны за­ра­ба­ты­ва­ни­ем де­нег. У них нет ни вре­ме­ни, ни сил на сво­их де­тей.

– А те­перь и де­душ­ки с ба­буш­ка­ми бу­дут за­ня­ты на ра­бо­те. Как вы от­но­си­тесь к по­вы­ше­нию пен­си­он­но­го воз­рас­та?

– Мо­жет, это бы­ло бы и непло­хо, но при несколь­ких усло­ви­ях. Во-пер­вых, долж­на быть хо­ро­шая зар­пла­та. Есть же эко­но­ми­че­ские за­ко­ны, ко­то­рые дик­ту­ют, что­бы в струк­ту­ре се­бе­сто­и­мо­сти про­дук­ции зар­пла­та бы­ла за­ло­же­на на долж­ном уровне. А у нас он ми­ни­маль­ный. Кро­ме то­го, ра­бо­та долж­на быть лю­би­мой и по си­лам. Мне по­вез­ло: у ме­ня ра­бо­та все­гда бы­ла ещё и увле­че­ни­ем. Но ес­ли че­ло­век сто­ит у стан­ка или укла­ды­ва­ет асфальт, раз­ве он до­жи­вёт до пен­сии? А ес­ли и до­жи­вёт, то что бу­дет с его здо­ро­вьем к это­му вре­ме­ни? Что­бы всё это учи­ты­ва­лось, пра­ви­тель­ство долж­но быть на­род­ным.

ВСЕ­ГДА С НЕБОМ

– Вы счи­та­е­те се­бя со­вет­ским че­ло­ве­ком или вы вне ка­ко­го-ли­бо строя?

– Я од­но­знач­но со­вет­ский че­ло­век. Бо­лее то­го, я счи­таю, что наше по­ко­ле­ние – де­ти вой­ны – са­мое счаст­ли­вое. Пе­ред на­ми бы­ли от­кры­ты все пу­ти. Я, на­при­мер, сна­ча­ла хо­тел быть аст­ро­но­мом, небо тя­ну­ло. По­дал за­яв­ле­ние в Ка­зан­ский уни­вер­си­тет, и тут же мне, де­ре­вен­ско­му па­рень­ку, при­сла­ли па­кет до­ку­мен­тов: за­пол­няй, при­ез­жай. Не по­ехал, по­то­му что по­нял: с ан­глий­ским не по­тя­ну. У нас бы­ла мо­ло­дая учи­тель­ни­ца, не су­ме­ла нас за­ин­те­ре­со­вать, не учи­ли мы язык тол­ком. В об­щем, по­сту­пил я в сель­ско­хо­зяй­ствен­ный ин­сти­тут. А по­том стал жур­на­ли­стом.

– Зна­чит, с неба опу­сти­лись на зем­лю. Не по­жа­ле­ли?

– Небо все­гда со мной. Я с него день на­чи­наю и им же за­вер­шаю – фо­то­гра­фи­рую об­ла­ка. У ме­ня в ин­тер­не­те око­ло 15 ты­сяч сним­ков вы­ло­же­но. И это толь­ко луч­шие.

Об­ла­ка ме­ня с дет­ства вол­но­ва­ли. Ле­том мы, ре­бя­тиш­ки, в кол­хо­зе ра­бо­та­ли, те­лят пас­ли. И по­ка не жар­ко, ло­жишь­ся на тра­ву и под­ни­ма­ешь гла­за к небу. Не ото­рвать­ся. А ко­гда на­чал фо­то­гра­фи­ро­вать, по­нял, что лю­бая фо­то­гра­фия облаков уни­каль­на – этот миг на небе ни­кто, кро­ме те­бя, имен­но так не сни­мет. Очень уж быст­ро ме­ня­ет­ся кар­ти­на.

Та­тья­на ЗАХАРЫЧЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.