СЭНСЭЙ ЛЮ­БОВЬ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

Из­ме­ни­ла курс жиз­ни на дет­скую мечту 16 ТРЕНИРОВОК КАЖ­ДУЮ НЕДЕ­ЛЮ.

ЛЮ­БОВЬ ЧИЛИКОВА МНО­ГО ЛЕТ РА­БО­ТА­ЛА ЖУРНАЛИСТОМ, И УЖЕ В ЗРЕЛОМ ВОЗ­РАСТЕ РЕЗ­КО ИЗ­МЕ­НИ­ЛА СВОЮ ЖИЗНЬ – ЗА­НЯ­ЛАСЬ АЙКИДО, СДА­ЛА ЭК­ЗА­МЕН НА МАСТЕРСКУЮ СТЕ­ПЕНЬ И СТА­ЛА ТРЕНЕРОМ.

Мы дав­но зна­ко­мы, по­это­му го­во­рим на «ты» про то, что те­ря­ет и что при­об­ре­та­ет че­ло­век, ре­шив­ший­ся на­ко­нец ис­пол­нить мечту сво­е­го дет­ства.

ИЛИ СЕЙ­ЧАС, ИЛИ НИ­КО­ГДА

– Лю­ба, по­че­му айкидо?

– С дет­ства бы­ла неосу­ще­стви­мая меч­та за­ни­мать­ся бо­е­вы­ми ис­кус­ства­ми. Неосу­ще­стви­мая, по­то­му что при Со­вет­ском Со­ю­зе не бы­ло та­ких сек­ций и да­же книг. Но мы ви­де­ли филь­мы с Брю­сом Ли, и нас за­во­ра­жи­ва­ла кра­со­та его дви­же­ний. Пом­ню, у ме­ня бы­ла идея фикс до­бить­ся та­кой же рас­тяж­ки, и я са­мо­сто­я­тель­но тре­ни­ро­ва­лась до­ма, но силь­но не рас­тя­ну­лась и бро­си­ла.

По­том по со­вет­ско­му те­ле­ви­де­нию по­ка­за­ли фильм про айкидо. Это бы­ло так уди­ви­тель­но, что я на всю жизнь за­пом­ни­ла это сло­во.

– Все в дет­стве о чём-то меч­та­ют, мно­гие ле­ле­ют мечту всю жизнь, но на­хо­дят мил­ли­он по­во­дов, что­бы не вы­хо­дить из зо­ны ком­фор­та и ни­че­го не пред­при­ни­мать. А ты в 44 го­да по­шла в зал…

– Ду­маю, что по­сле 40 у че­ло­ве­ка про­сы­па­ет­ся осо­зна­ние, что ли­бо сей­час, ли­бо ни­ко­гда. И у ме­ня так про­изо­шло. Пом­ню, я раз­го­ва­ри­ва­ла в ин­тер­не­те со зна­ко­мым, ко­то­рый жи­вёт в Москве и за­ни­ма­ет­ся ушу. Я ска­за­ла, что хо­чу за­ни­мать­ся айкидо, то­гда он спро­сил: «Ес­ли хо­чешь, по­че­му не идёшь?». И я по­ду­ма­ла, что это хо­ро­ший во­прос. Я при­шла в зал не в луч­шей фор­ме, с на­бо­ром вся­ких хонд­ро­зов, ко­то­рые ча­сто бы­ва­ют у жур­на­ли­стов. Од­на ру­ка с тру­дом под­ни­ма­лась, бы­ли бо­ли в ниж­нем по­яс­нич­ном от­де­ле, го­ло­ва в од­ну сто­ро­ну с тру­дом по­во­ра­чи­ва­лась.

Я ви­де­ла, что мно­гих зна­ко­мых удив­ля­ло моё ре­ше­ние за­ни­мать­ся айкидо. Ду­маю, что кто-то и паль­цем у вис­ка кру­тил. Но мне бы­ло всё рав­но. Я не бо­я­лась быть нелов­кой, неуме­лой и смеш­ной. И очень бла­го­дар­на сво­е­му пер­во­му тре­не­ру Вик­то­ру Бо­ров­ко­ву, ко­то­рый по­ни­мал, что со мной про­ис­хо­дит. Бла­го­да­ря ему я оста­лась в айкидо.

– А бы­ло ис­ку­ше­ние всё бро­сить?

– Мно­го раз во вре­мя тренировок ду­ма­ла: «Я люб­лю те­атр, кни­ги, об­ще­ство твор­че­ских лю­дей. Что я здесь де­лаю?!».

Осо­бен­но слож­ный мо­мент был, ко­гда при­шлось пе­рей­ти в дру­гую шко­лу. С тру­дом при­вы­ка­ла ко все­му но­во­му, и го­то­ва бы­ла уй­ти в лю­бой мо­мент. Но всё-та­ки тер­пе­ла, счи­та­ла, что нель­зя про­сто бро­сить, на­до сна­ча­ла че­го-то до­стичь.

Я пе­ре­шла в но­вую шко­лу в ок­тяб­ре. Ко­гда воз­вра­ща­лась с тренировок, бы­ло хо­лод­но, неуют­но, под но­га­ми – лу­жи и жёл­тые ли­стья. И я ре­ши­ла по­сле каж­дой тре­ни­ров­ки под­ни­мать по од­но­му ли­сту. До­ма на­пи­са­ла фло­ма­сте­ром на нём имя тре­не­ра и да­ту. Так я на­ча­ла со­би­рать гер­ба­рий, это был мой спо­соб са­мой с со­бой до­го­во­рить­ся. 5 ок­тяб­ря ис­пол­ни­лось семь лет, как я занимаюсь в этой шко­ле.

ИНЕЙ НА ТАТАМИ

– Ко­гда смот­ришь на вы­ступ­ле­ния по айкидо, удив­ля­ешь­ся, сколь­ко там слож­ных ку­выр­ков. Они же про­сто летают. Как это мож­но осво­ить, ес­ли при­шёл в зал не в луч­шей фор­ме?

– Сна­ча­ла я ду­ма­ла, что у ме­ня ни­ко­гда это не по­лу­чит­ся. Бы­ли ошиб­ки, трав­мы, ра­бо­та­ла че­рез боль, но… по­том ста­ло по­лу­чать­ся. Сей­час я де­лаю ку­выр­ки лег­ко, мне да­же до­став­ля­ет это боль­шую мы­шеч­ную ра­дость.

Но вла­де­ние те­лом в айкидо – не глав­ное. Там мно­го внут­рен­ней ра­бо­ты. Бы­ва­ет, ра­бо­та­ешь с че­ло­ве­ком, ко­то­рый вы­ше те­бя по уров­ню, и не мо­жешь сде­лать так, как он, но хо­тя бы по­ни­ма­ешь, что он де­ла­ет. А бы­ва­ет, ра­бо­та­ешь с ма­сте­ром та­ко­го вы­со­ко­го ис­кус­ства, ко­то­рый про­ва­ли­ва­ет те­бя в пу­сто­ту, и ты не по­ни­ма­ешь, как это про­ис­хо­дит. В Япо­нии айкидо не счи­та­ют ви­дом спор­та, это искус­ство, по­чти вол­шеб­ство. Нуж­но, дви­га­ясь, своё рав­но­ве­сие со­хра­нить, а рав­но­ве­сие парт­нё­ра раз­ру­шить. Са­мая боль­шая ра­дость, ко­гда по­чув­ству­ешь ка­кую-то необык­но­вен­ную со­гла­со­ван­ность с парт­нё­ром. И де­ло не в том, что ты фи­зи­че­ски пра­виль­но сра­бо­тал, про­изо­шло что-то бо­лее важ­ное.

– Айкидо – это ещё и тех­ни­ка за­щи­ты. При­хо­ди­лось ис­поль­зо­вать своё уме­ние в жиз­ни?

– Этот во­прос все­гда за­да­ют тем, кто за­ни­ма­ет­ся еди­но­бор­ства­ми. А он во­об­ще не глав­ный. То есть где-то в под­со­зна­нии ты по­ни­ма­ешь, что айкидо име­ет прак­ти­че­скую сто­ро­ну са­мо­за­щи­ты, но со вре­ме­нем пе­ре­ста­ёшь об этом ду­мать и за­ни­ма­ешь­ся толь­ко для то­го, что­бы по­лу­чать всё но­вые ощу­ще­ния от пра­виль­но­го дви­же­ния, от ра­бо­ты с раз­ны­ми парт­нё­ра­ми. Едешь для это­го в дру­гие го­ро­да, что­бы уви­деть еди­но­мыш­лен­ни­ков, по­ра­бо­тать с ни­ми, по­го­во­рить с ни­ми на язы­ке айкидо.

– Ведь ты бы­ла в Япо­нии?

– Ко­гда пе­ре­шла в но­вую шко­лу, её ру­ко­во­ди­тель Ки­рилл Ива­нов ска­зал, что они каж­дый год ездят в Япо­нию. Я за­го­ре­лась. Вы­яс­ни­лось, что на­до прой­ти че­рез YUDANSHAclass – сбо­ры для тех, кто име­ет мастерскую сте­пень. У ме­ня её не бы­ло, но ехать на сбо­ры я мог­ла. Вы­дер­жу – возь­мут в Япо­нию, нет – нет. Это бы­ло очень слож­но. На­при­мер, на­до бы­ло мно­го раз на счёт взмах­нуть тя­жё­лым де­ре­вян­ным ме­чом, не про­пу­стив ни ра­за. Или сде­лать 70 ку­выр­ков без оста­нов­ки. Всё жёст­ко: не мо­жешь – воз­вра­щай­ся до­мой ни с чем. Но я вы­дер­жа­ла.

А в Япо­нии бы­ло всё уди­ви­тель­но. Мы жи­ли ря­дом со зна­ме­ни­той го­рой Фуд­зи. Про­грам­ма бы­ла тя­жё­лая, на татами про­во­ди­ли по семь ча­сов. Это бы­ло в фев­ра­ле, а в Япо­нии отоп­ле­ния нет, по­это­му утром татами был по­крыт ине­ем, а мы бо­си­ком, изо рта – пар. За­то бы­ла пре­крас­ная воз­мож­ность ра­бо­тать с япон­ски­ми ма­сте­ра­ми. Япон­цы в айкидо со­всем дру­гие – очень мяг­кие, по­движ­ные.

ЧТО­БЫ ЛУЧ­ШЕ ПО­НЯТЬ

– Те­перь айкидо для те­бя не толь­ко увле­че­ние, но и ра­бо­та… Сколь­ко вре­ме­ни ты про­во­дишь на татами?

– У ме­ня 16 тренировок в неде­лю. 5 сво­их и 11, ко­то­рые я ве­ду. Сей­час я ра­бо­таю дет­ским ин­струк­то­ром в Об­ласт­ном двор­це твор­че­ства де­тей, а кро­ме это­го – в клу­бе Фе­де­ра­ции айкидо и фит­нес-клу­бе Эль­ми­ры и Сер­гея Ко­ро­то­вых. Мне нра­вит­ся – вез­де ком­форт­ная ра­бо­чая ат­мо­сфе­ра.

– Тя­жё­лым был пе­ре­ход от жур­на­лист­кой ра­бо­ты, ко­то­рой за­ни­ма­лась мно­го лет, к тре­нер­ской?

– Непро­стым. Сна­ча­ла у ме­ня бы­ло ма­ло групп, и на­до бы­ло как-то за­ра­ба­ты­вать. Но за­ни­мать­ся сво­ей преж­ней про­фес­си­ей я уже не мог­ла: кро­ме айкидо, я увлек­лась ещё япон­ским язы­ком и кал­ли­гра­фи­ей, а это тре­бо­ва­ло мно­го вре­ме­ни.

Я вы­бра­ла для се­бя эти за­ня­тия, что­бы луч­ше по­нять айкидо. Сей­час я толь­ко на на­чаль­ном эта­пе, но мне нра­вит­ся, что в книж­ке по айкидо на япон­ском язы­ке я уже мо­гу про­чи­тать ко­ман­ды, ко­то­рые мы про­из­но­сим вслух на тре­ни­ров­ках. А ещё хо­те­лось бы по­ни­мать объ­яс­не­ния япон­ско­го сэн­с­эя на род­ном язы­ке.

– Ие­ро­гли­фы на тво­ей фут­бол­ке, на мой взгляд, пре­крас­но на­пи­са­ны. Слож­но это­му на­учить­ся?

– Пер­вые ие­ро­гли­фы у ме­ня по­лу­ча­лись вкривь и вкось, но я не рас­стра­и­ва­лась, по­то­му что по ана­ло­гии с айкидо зна­ла, что сна­ча­ла бу­дет очень пло­хо, по­том про­сто пло­хо, по­том – ещё ка­кто пло­хо, а по­том уже бу­дет что­то по­лу­чать­ся. Но я не счи­таю, что до­стиг­ла ка­ких-то осо­бых успе­хов. На за­ня­тия по япон­ской кал­ли­гра­фии в Цен­тре япон­ской куль­ту­ры ко мне при­хо­дят лю­ди, ко­то­рые де­ла­ют в этом пер­вые ша­ги. Но ес­ли они бу­дут мно­го тре­ни­ро­вать­ся, то мо­гут до­стичь боль­ших, чем я, успе­хов, по­то­му что кал­ли­гра­фи­ей на­до за­ни­мать­ся по­сто­ян­но, а мне все­гда не хва­та­ет вре­ме­ни.

ОБЛОМОВ ПО-ЯПОНСКИ

– Сей­час мно­гие ин­те­ре­су­ют­ся Япо­ни­ей. Но у нас своя куль­ту­ра. Во­сток её вы­тес­ня­ет по­ти­хонь­ку?

– Ко­гда я толь­ко на­чи­на­ла учить япон­ский, и у ме­ня очень пло­хо это по­лу­ча­лось, я да­ла се­бе сло­во не чи­тать рус­ских книг, по­ка не до­стиг­ну ка­ких-то успе­хов. Но с язы­ком всё про­дви­га­лось мед­лен­но, и в ка­кой­то мо­мент я по­ду­ма­ла, что так и свой язык нач­ну за­бы­вать. То­гда я взя­ла с пол­ки «Вой­ну и мир» и ре­ши­ла «при­ни­мать» это чте­ние как таб­лет­ку, в те­ра­пев­ти­че­ских дозах. А по­том эти «таб­лет­ки» ста­ла по­гло­щать пач­ка­ми. Это бы­ло та­кое на­сла­жде­ние!

Нет, ин­те­рес к Во­сто­ку не ме­ша­ет люб­ви к род­ной куль­ту­ре. В Япо­нии, кста­ти, очень чтят рус­скую ли­те­ра­ту­ру XIX ве­ка, осо­бен­но – До­сто­ев­ско­го, Гон­ча­ро­ва. В на­ших куль­ту­рах есть пе­ре­се­че­ние. В на­ту­ре Об­ло­мо­ва, мне ка­жет­ся, мно­го от Во­сто­ка. Он пре­крас­но чув­ство­вал внут­рен­нюю жизнь, а внеш­няя – успех, ка­рье­ра, «веч­ная бе­гот­ня» – ему бы­ла неин­те­рес­на. По­это­му он за­да­вал хо­ро­ший во­прос: «А жить-то ко­гда?». Обломов хо­тел про­ник­нуть внутрь жиз­ни и по­чув­ство­вать её дви­же­ние.

– Боль­шин­ство лю­дей как раз жи­вут в «бе­готне» от це­ли к це­ли, от со­бы­тия к со­бы­тию, вы­чёр­ки­вая из жиз­ни «вре­мя в пу­ти», не про­жи­вая те­ку­ще­го мо­мен­та.

– Айкидо из­ме­ни­ло во мне та­кое от­но­ше­ние к жиз­ни. На­вер­ное, это глав­ное, что оно мне да­ло. Сна­ча­ла у ме­ня бы­ли чёт­кие це­ли – на­учить­ся ка­ким­то при­ё­мам, по­лу­чить чёр­ный по­яс. Те­перь их нет. Нет пунк­ти­ра, ко­гда дви­га­ешь­ся от од­ной точ­ки к дру­гой, те­перь точ­ки как буд­то сли­лись в од­но дви­же­ние. И это не толь­ко ощу­ще­ние в айкидо, это ощу­ще­ние в жиз­ни. Рань­ше я ду­ма­ла, что есть де­ла, а есть жизнь. А те­перь я де­лаю де­ла и чув­ствую жизнь. Мне ин­те­рес­но са­мо это дви­же­ние даль­ше, по­яви­лось удо­воль­ствие от то­го, что не со­про­тив­ля­ешь­ся, ни с чем не бо­решь­ся, а про­сто де­ла­ешь то, что нуж­но. Вот, не зря же го­во­рят: де­лай, что дол­жен, и бу­дет, что бу­дет…

– У те­бя чёр­ный по­яс. Что это зна­чит?

– Это ма­стер­ская сте­пень. В дет­стве мы счи­та­ли, что чёр­ный по­яс – это верх до­сти­же­ния. На са­мом де­ле, в Япо­нии си­сте­ма да­нов име­ет гра­да­цию. Я сда­ла эк­за­мен на пер­вый дан. Сей­час го­тов­люсь ко вто­ро­му. И я не счи­таю, что у ме­ня ка­кие-то осо­бые до­сти­же­ния, мои успе­хи – это преж­де все­го за­слу­га мо­их учи­те­лей Вик­то­ра Бо­ров­ко­ва, Ки­рил­ла Ива­но­ва и Алек­сандра Ям­ки­на. Без них я бы не смог­ла ни­че­му на­учить­ся. Айкидо, как и лю­бое бо­е­вое искус­ство, пе­ре­да­ёт­ся толь­ко из рук в ру­ки, ему нель­зя на­учить­ся по кни­гам или ви­део.

Айкидо – это ко­ло­дец, у ко­то­ро­го нет дна, глав­ное не оста­нав­ли­вать­ся, по­сти­гая это искус­ство, счи­та­ет Лю­бовь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.