В ОК­ТЯБ­РЕ – «ВЕСЕННЯЯ ГРО­ЗА»

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ТЕАТР - Сер­гей ЮРЬЕВ Фо­то ав­то­ра

КО­ГДА ЧУВ­СТВА КРИЧАТ, ГО­ЛО­СА РА­ЗУ­МА НИ­КТО НЕ СЛЫШИТ.

О силь­ных чув­ствах, иде­а­лах, жиз­ни и мечте

Всё на­ча­лось с рус­ской клас­си­ки – «Бес­при­дан­ни­цы» Вла­ди­ми­ра Зо­ло­та­ря и «Ре­ви­зо­ра» Оле­га Ло­ев­ско­го – ре­жис­сё­ров, хо­ро­шо из­вест­ных в те­ат­раль­ном ми­ре, ко­то­рые от­ли­ча­ют­ся уме­ни­ем со­че­тать ори­ги­наль­ность под­хо­дов с бе­реж­ным от­но­ше­ни­ем к су­ти и со­дер­жа­нию клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний. И вот – не рус­ская, а уж со­всем аме­ри­кан­ская, и да­же не вполне се­бе клас­си­ка.

ЛЮ­БОВЬ СИЛЬ­НЕЕ СМЕР­ТИ

Ран­няя пье­са аме­ри­кан­ско­го дра­ма­тур­га Тен­нес­си Уи­льям­са дол­гие го­ды не име­ла ни ма­лей­ше­го успе­ха. «Весенняя гро­за» да­же на сце­нах США и За­пад­ной Ев­ро­пы впер­вые про­гре­ме­ла че­рез мно­го лет по­сле смер­ти ав­то­ра, по­лу­чив­ше­го при жиз­ни ми­ро­вую из­вест­ность бла­го­да­ря дру­гим про­из­ве­де­ни­ям – в осо­бен­но­сти по­пу­ляр­ней­шей пье­се «Трам­вай «Же­ла­ние». «Весенняя гро­за» и сей­час, ве­ро­ят­но, бо­лее ча­стый гость на сцене рос­сий­ских те­ат­ров, чем на сво­ей ро­дине – в США. Мо­жет быть, при­чи­на в том, что аме­ри­кан­цы в мас­се сво­ей слиш­ком да­ле­ко ото­шли от тех чувств, стра­стей, мо­ти­вов, взгля­дов на жизнь, ко­то­рые бы­ли близ­ки их пред­ше­ствен­ни­кам в кон­це 30-х го­дов про­шло­го ве­ка на из­лё­те Ве­ли­кой де­прес­сии. А нам, не­смот­ря на то, что и на­ша жизнь ра­ди­каль­но из­ме­ни­лась, по-преж­не­му близ­ки силь­ные чув­ства и чуж­да из­бы­точ­ная по­лит­кор­рект­ность.

Кста­ти, о по­лит­кор­рект­но­сти! Глав­ные ге­ро­и­ни пье­сы пред­по­чи­та­ют силь­ных муж­чин, ко­то­рые са­ми бе­рут то, что им нра­вит­ся, про­яв­ля­ют во­лю и на­стой­чи­вость, а не вы­пра­ши­ва­ют бла­го­склон­но­сти у жен­щин. Сей­час бы по­дав­ля­ю­щая часть пер­со­на­жей-муж­чин ока­за­лись бы в США в цен­тре скан­да­лов о «сек­су­аль­ных до­мо­га­тель­ствах», а то­гда это бы­ло нор­мой. Муж­чи­на дол­жен быть му­же­ствен­ным, а жен­щи­на жен­ствен­ной, но то­же об­ла­да­ю­щей си­лой ду­ха…

В об­щем, в пье­се нет од­но­знач­но по­ло­жи­тель­ных и аб­со­лют­но от­ри­ца­тель­ных ге­ро­ев… Раз­ве что ма­туш­ка Хе­вен­ли, глав­ной ге­ро­и­ни (за­слу­жен­ная ар­тист­ка Рос­сии Еле­на Шу­бён­ки­на), ко­то­рая пред­по­чи­та­ет со­блю­сти внеш­ние при­ли­чия, да­же ес­ли это со­вер­шен­но без­нрав­ствен­но.

Пол­ков­ник Уэйн – ум, честь и со­весть бла­го­род­но­го ро­да. С од­ной сто­ро­ны она аб­со­лют­но по­ло­жи­тель­на, с дру­гой – настоль­ко от­ри­ца­тель­на, что даль­ше неку­да. А её отец, вро­де бы че­ло­век доб­рый и спо­кой­ный (за­слу­жен­ный ар­тист Рос­сии Ми­ха­ил Пет­ров), встре­тив доч­ку но­чью гру­стя­щей в хол­ле сво­е­го особ­ня­ка, ни­чуть не про­тив вы­пить с ней вис­ки.

Да и са­ма Хе­вен­ли (ак­три­са Ма­рия Прыс­ки­на), хоть и безум­но хо­ро­ша со­бой, но то­же не по­да­ро­чек. Из­де­ва­ет­ся над пар­ня­ми, как хо­чет: вер­тит пре­крас­ны­ми ко­лен­ка­ми под но­сом у сво­е­го дав­не­го воз­ды­ха­те­ля Ар­ту­ра (ар­тист Ни­ко­лай Ав­де­ев), ис­клю­чи­тель­но за­тем, что­бы в ко­то­рый раз по­сме­ять­ся над его без­на­дёж­ной стра­стью. Но и тот неосто­рож­ны­ми сло­ва­ми и по­ступ­ка­ми до­во­дит до са­мо­убий­ства влюб­лён­ную в него биб­лио­те­кар­шу Гер­ту (ак­три­са Та­тья­на Де­ни­сен­ко). А Хе­вен­ли нра­вит­ся Дик Май­лз (ар­тист Алек­сей Гу­щин), про­стой па­рень, силь­ный, лов­кий, не бо­я­щий­ся пе­ре­мен судь­бы, но сто­ит Ар­ту­ру про­явить хоть ка­кое-то по­до­бие во­ли – и она уже внут­ренне го­то­ва пе­ре­мет­нуть­ся к нему… А Дик хо­чет на­сто­я­щей жиз­ни, на­сто­я­ще­го де­ла, и ра­ди него го­тов при­не­сти в жерт­ву да­же са­мую страст­ную лю­бовь.

НИ­КТО НЕ ИДЕАЛЕН

Итак, в пье­се не идеален ни­кто. А кто идеален в жиз­ни?! Во вре­мя дей­ствия бу­шу­ют непод­дель­ные стра­сти, в фи­на­ле – ни­ка­ко­го «хэп­пи эн­да»… Мо­жет быть, ещё по­это­му од­но из пер­вых про­из­ве­де­ний Тен­нес­си Уи­льям­са, ко­то­рый на тот мо­мент и дра­ма­тур­гом­то не счи­тал­ся, по­ка­за­лось бро­д­вей­ским про­дю­се­рам настоль­ко без­на­дёж­ным, что его да­же не по­пы­та­лись до­не­сти до зри­те­ля.

Пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие оно ока­зы­ва­ет по­тря­са­ю­щее – осо­бен­но в по­ста­нов­ке об­ласт­но­го драм­те­ат­ра. Спек­такль по­лу­чил­ся од­но­вре­мен­но ка­мер­ным и мас­штаб­ным. Ка­мер­ным по­то­му, что зри­те­лей на нём мо­жет при­сут­ство­вать не бо­лее по­лу­сот­ни, за­то за­дей­ство­ва­на по­чти вся тер­ри­то­рия те­ат­ра. Дей­ствие на­чи­на­ет­ся, как по­ло­же­но, на сцене, где раз­ме­ща­ют­ся и ак­тё­ры, и зри­те­ли. Там, где зри­тель­ный зал, по идее, долж­на на­хо­дить­ся ре­ка, ко­то­рая так бу­дит во­об­ра­же­ние Ди­ка… Но зри­те­ли вме­сте с ак­тё­ра­ми пе­ре­хо­дят её «аки по­су­ху» и ока­зы­ва­ют­ся в те­ат­раль­ном хол­ле, пре­вра­щён­ном в го­сти­ную ари­сто­кра­ти­че­ско­го до­ма ро­ди­те­лей Хе­вен­ли, где глав­ным тра­ди­ци­он­но счи­та­ет­ся пол­ков­ник Уэйн, ос­но­ва­тель ро­да, ге­рой Граж­дан­ской вой­ны, во­е­вав­ший, ко­неч­но, за южан. Его порт­рет мас­лом в пол­ный рост слу­жит глав­ной ро­до­вой ико­ной… За­тем дей­ствие пе­ре­но­сит­ся в те­ат­раль­ный бу­фет, где про­ис­хо­дит свет­ский ра­ут. Прав­да, зри­те­лям еды и на­пит­ков не пред­ла­га­ют, но бу­фет­ная стой­ка дей­ству­ет, так что чай-ко­фе-сок вполне до­ступ­ны. Кста­ти, всё дей­ствие со­про­вож­да­ет сбор­ный ан­самбль из­вест­ных му­зы­кан­тов, в том чис­ле из про­слав­лен­но­го джа­зо­во­го кол­лек­ти­ва «Ака­де­мик Бэнд». Му­зы­кан­ты в этот мо­мент вы­хо­дят ед­ва ли не на пер­вые ро­ли, хо­тя они с са­мо­го на­ча­ла со­зда­ют со­вер­шен­но непо­вто­ри­мую ат­мо­сфе­ру, вы­зы­ва­ю­щую некие слож­ные ас­со­ци­а­ции то ли с ле­ген­дар­ным се­ри­а­лом «Твин Пикс» (толь­ко без ми­сти­ки), то ли с филь­мом «От за­ка­та до рас­све­та» (толь­ко без вам­пи­ров).

Здесь меж­ду Ди­ком и Ар­ту­ром про­ис­хо­дит нор­маль­ная дра­ка из-за жен­щи­ны, в ко­то­рой тео­ре­ти­че­ски мог­ли бы при­нять уча­стие и зри­те­ли. Да! Ко­гда чув­ства кричат, го­ло­са ра­зу­ма ни­кто не слышит, а ис­тин­ная лю­бовь, с точ­ки зре­ния со­вре­мен­но­го сред­не­го че­ло­ве­ка, тре­бу­ет слиш­ком боль­ших жертв: ли­бо бро­сить всё, что­бы её со­хра­нить, ли­бо от­ка­зать­ся от са­мо­го до­ро­го­го. Ни­че­го се­бе пра­во вы­бо­ра…

НЕСКОЛЬ­КО ЖИЗ­НЕЙ

ЗА ТРИ ЧА­СА

По­сле дра­ки вся ком­па­ния пе­ре­би­ра­ет­ся в те­ат­раль­ный пресс-центр, ко­то­рый пре­вра­ща­ет­ся в биб­лио­те­ку, где тру­дит­ся скром­ная, та­лант­ли­вая и оду­хо­тво­рён­ная Гер­та. Там-то и про­ис­хо­дят ро­ко­вые со­бы­тия, до­вед­шие её до са­мо­убий­ства. А по­том все воз­вра­ща­ют­ся в го­сти­ную, где ско­ро­по­стиж­но по­ги­ба­ет и лю­бовь, и на­деж­да, и ве­ра в бу­ду­щее… И всё!

Од­на­ко чув­ство опу­сто­ше­ния это не вы­зы­ва­ет. Ухо­дишь с та­ким ощу­ще­ни­ем, что за три ча­са, по­ка длит­ся спек­такль, про­жил несколь­ко жиз­ней, при­ме­рил на се­бя чу­жую судь­бу, вспом­нил о чём-то несбыв­шем­ся, но остал­ся при пол­ном осо­зна­нии то­го, что лю­бовь силь­нее смер­ти.

По­ста­вил этот уди­ви­тель­ный спек­такль участ­ник ре­жис­сёр­ской ла­бо­ра­то­рии Оле­га Ло­ев­ско­го – ре­жис­сёр из Санкт-Пе­тер­бур­га Геор­гий Цно­би­лад­зе. По­че­му он вы­брал для это­го имен­но наш те­атр, спро­сить у него не уда­лось – не до раз­го­во­ров бы­ва­ет по­сле та­ко­го. Но мож­но пред­по­ло­жить, что имен­но здесь ни ак­тё­ры, ни ру­ко­вод­ство те­ат­ра не бо­ят­ся сме­лых экс­пе­ри­мен­тов и да­ют воз­мож­ность та­лант­ли­вым лю­дям в пол­ной ме­ре по­ка­зать, на что они спо­соб­ны.

Хе­вен­ли и Ар­тур. Пар­ня жал­ко…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.