ОМУЛЕЗАМЕЩЕНИЕ

Чем за­ме­нить бай­каль­ско­го эн­де­ми­ка, ко­то­рый ока­зал­ся под за­пре­том?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ТЕМА НОМЕРА -

«МЕНЯЮ ОМУЛЯ НА ОКУНЯ»

Сра­зу же по­сле вве­де­ния мо­ра­то­рия власти по­со­ве­то­ва­ли ры­ба­кам пе­ре­клю­чить­ся на дру­гие ви­ды рыб, в том чис­ле на си­га. Прав­да, до­бы­ва­ют этот цен­ный вид у нас неболь­ши­ми объ­ё­ма­ми - при­мер­но 2,5 тон­ны в год (для срав­не­ния, на 2017 год в При­ан­га­рье рас­пре­де­ля­ли по кво­там бо­лее 50 тонн омуля). Со­глас­но ин­фор­ма­ции, раз­ме­щён­ной на сай­те мин­сель­хоза При­ан­га­рья, кво­ты на про­мыш­лен­ный вы­лов си­га из Бай­ка­ла и впа­да­ю­щих в него рек в 2018 го­ду рас­пре­де­ли­ли меж­ду дву­мя ком­па­ни­я­ми и тре­мя ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми. Все они мо­гут до­бы­вать ры­бу на Ма­лом Мо­ре.

Как рас­ска­за­ли кор­ре­спон­ден­ту «АиФ в ВС» в мин­сель­хозе ре­ги­о­на, этом го­ду Ро­с­ры­бо­лов­ство по­че­му-то (ви­ди­мо, по ошиб­ке) не рас­пре­де­ли­ло Ир­кут­ской об­ла­сти кво­ты на вы­лов ха­ри­уса, хо­тя в преды­ду­щие го­ды их все­гда вы­да­ва­ли. Од­на­ко эту про­бле­му в ми­ни­стер­стве ре­ша­ют, го­во­рят, что, ско­рее все­го, кво­ты на ха­ри­уса на 2018 год всё же успеют рас­пре­де­лить.

Так­же ры­ба­кам При­ан­га­рья по­со­ве­то­ва­ли обратить вни­ма­ние на так на­зы­ва­е­мые ча­сти­ко­вые ви­ды: щу­ку, на­ли­ма, плотву, са­за­на, окуня. По­след­не­му и во­все су­лят по­пу­ляр­ность по­хле­ще, чем у за­пре­щён­но­го к вы­ло­ву эн­де­ми­ка.

- Боль­шие объ­ё­мы окуня до­бы­ва­ют в Брат­ском во­до­хра­ни­ли­ще, при­том фи­ле этой ры­бы по­став­ля­ют в том чис­ле в Ев­ро­пу, где у него до­ста­точ­но вы­со­кая це­на из-за то­го, что там вы­со­кая по­треб­ность в та­ком про­дук­те. Это ещё од­на при­чи­на для пред­при­ни­ма­те­лей пе­ре­клю­чить­ся на дру­гие ви­ды рыб и не ак­цен­ти­ро­вать своё вни­ма­ние ис­клю­чи­тель­но на ому­ле, - ска­за­ли в ре­ги­о­наль­ном мин­сель­хозе.

«В ЛЕС ЗА МЯСОМ НЕ ХО­ДИМ»

Тем же, кому вкус брат­ско­го окуня не мо­жет за­ме­нить вкус «ца­ря» бай­каль­ской ры­бы, при­дёт­ся на­стро­ить­ся на до­воль­но долгое ожи­да­ние. Ско­рее все­го, мо­ра­то­рий про­длит­ся ми­ни­мум пять лет. Это в пресс-цен­тре «АиФ в ВС» под­твер­дил за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля Федерального агент­ства по ры­бо­лов­ству Ва­си­лий СОКОЛОВ.

- В фе­де­раль­ной про­грам­ме по вос­ста­нов­ле­нию по­пу­ля­ции омуля преду­смот­ре­но уве­ли­че­ние ис­кус­ствен­но­го вос­про­из­вод­ства эн­де­ми­ка, усиление ры­бо­охран­ных мер и про­ве­де­ние научных ис­сле­до­ва­ний для то­го, что­бы от­сле­жи­вать си­ту­а­цию, - ска­зал Соколов, уточ­нив, что Ро­с­ры­бо­лов­ство рас­счи­ты­ва­ет: за три го­да чис­лен­ность омуля вы­рас­тет на 15%. А к 2025 го­ду ве­дом­ство на­де­ет­ся на­ла­дить «нор­маль­ный про­мы­сел» эн­де­ми­ка - по­ряд­ка 2-2,5 тыс. тонн.

Два го­су­дар­ствен­ных за­во­да по вос­про­из­вод­ству омуля (в 2016 го­ду их пе­ре­да­ли в ве­де­ние Бай­каль­ско­го фи­ли­а­ла бюд­жет­но­го учре­жде­ния «Глав­ры­б­вод») на­хо­дят­ся в Бу­ря­тии. И оба сей­час не в луч­шей фор­ме - их мощ­ность го­раз­до мень­ше про­ект­ной, по­то­му что фон­ды силь­но из­но­ше­ны. За­во­ды бу­дут вос­ста­нав­ли­вать. По ин­фор­ма­ции Со­ко­ло­ва, на каж­дый по­тре­бу­ет­ся по 300 млн руб. День­ги за­ло­жи­ли в фе­де­раль­ную це­ле­вую про­грам­му (ФЦП) по охране Бай­ка­ла. Сей­час идут про­ект­ные ра­бо­ты, непо­сред­ствен­но к ре­кон­струк­ции пла­ни­ру­ют при­сту­пить в 2019 го­ду.

В Ир­кут­ской об­ла­сти ра­бо­та­ют толь­ко два част­ных ры­бо­вод­ных за­во­да, они на­ча­ли за­ни­мать­ся вос­про­из­вод­ством омуля толь­ко в про­шлом го­ду. Так­же у пра­ви­тель­ства об­ла­сти есть пла­ны вос­ста­но­вить ры­бо­раз­вод­ный за­вод на ре­ке Сар­ма, ко­то­рый мог бы за­нять­ся вос­про­из­вод­ством си­га. На­чать хо­тят со стро­и­тель­ства вы­рост­ных пру­дов. Сей­час мин­сель­хоз ре­ги­о­на ждёт окон­ча­тель­но­го вер­дик­та учёных, ко­то­рые ска­жут: це­ле­со­об­раз­но строительство или нет.

К сло­ву, о на­у­ке: по сло­вам Ва­си­лия Со­ко­ло­ва, глав­ная цель программы - объ­еди­нить уси­лия учёных из раз­ных ин­сти­ту­тов.

- Ис­сле­до­ва­ни­ем Бай­ка­ла за­ни­ма­ют­ся мно­го научных ор­га­ни­за­ций, но меж­ду собой их дан­ные ни­как не кор­ре­ли­ру­ют­ся, за­ча­стую об­мен меж­ду учё­ны­ми не на­ла­жен. Мы, ко­неч­но, бу­дем ста­вить во­прос, что ну­жен некий ко­ор­ди­на­ци­он­ный ор­ган, ко­то­рый бы поз­во­лил сов­ме­стить все эти дан­ные, за го­су­дар­ствен­ный счёт по­лу­ча­е­мые учё­ны­ми как Ро­с­ры­бо­лов­ства, так и Ака­де­мии на­ук, - по­яс­нил Соколов.

Од­на­ко глав­ное, что воз­ро­дит бы­лую по­пу­ля­цию омуля, как счи­та­ют экс­пер­ты, - раз­ви­тие аква­куль­ту­ры: ко­гда на при­лав­ки бу­дет по­сту­пать не «ди­кая», а вы­ра­щен­ная ры­ба.

- Мы же в лес дав­но за мясом не хо­дим. А на Бай­ка­ле по­че­му­то до сих пор охо­той за­ни­ма­ем­ся, - вы­ра­зил об­щее мне­ние учёных ди­рек­тор Бай­каль­ско­го му­зея СО РАН Вла­ди­мир ФИАЛКОВ.

Фо­то для кол­ла­жа с сай­та Medium.com

Бай­каль­ским ры­ба­кам пред­ла­га­ют пе­ре­клю­чить­ся на окуня. Го­во­рят он по­пу­ля­рен да­же в Ев­ро­пе.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.