ВЫ­СО­КАЯ ЛИ­ТЕ­РА­ТУ­РА

Ана­то­лий Бай­бо­ро­дин ­ о цен­но­сти и спра­вед­ли­во­сти пи­са­тель­ских пре­мий

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

власть». Зна­е­те, ко­гда я рань­ше при­ез­жал в своё род­ное се­ло в За­бай­ка­лье, мне ди­рек­тор биб­лио­те­ки говорила: «Эх, То­ля, жаль, что ты не зна­ме­ни­тый. То­гда бы де­нег да­ли «под те­бя».

- Признай­тесь чест­но, вы хо­ти­те стать ла­у­ре­а­том пре­мии име­ни Рас­пу­ти­на?

- От­ве­чу, воз­мож­но, хваст­ли­во, но я счи­таю себя до­стой­ным. Из всех пи­са­те­лей, ко­то­рые по­па­ли в спи­сок но­ми­нан­тов, са­мым силь­ным со­пер­ни­ком для себя счи­таю Ми­ха­и­ла По­по­ва из Ар­хан­гель­ска. Мне неудоб­но го­во­рить о до­сто­ин­ствах сво­ей про­зы, про­сто сре­ди пи­са­те­лей мо­е­го по­ко­ле­ния я был Рас­пу­ти­ну од­ним из са­мых близ­ких по твор­че­ско­му ду­ху. Бо­лее то­го, он был мо­им пря­мым на­став­ни­ком, бла­го­да­ря ему вы­хо­ди­ли мои пер­вые кни­ги и пуб­ли­ка­ции: он пи­сал для них пре­ди­сло­вия. По его ре­ко­мен­да­ции ме­ня и в Со­юз пи­са­те­лей при­ня­ли, при­чём еди­но­душ­ным го­ло­со­ва­ни­ем.

Прав­да, в по­след­ние го­ды мы с Рас­пу­ти­ным уже ма­ло об­ща­лись. Огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей хо­те­ли к нему в го­сти попасть, и я ду­мал: «Че­го ещё мне лезть ту­да?» По мо­е­му по­ни­ма­нию, тра­гизм вот та­ких лич­но­стей - все­свет­но зна­ме­ни­тых, как Рас­пу­тин, в том, что их уже лю­бят не за сло­во, а за сла­ву. На­ше-то по­ко­ле­ние чи­та­ло Ва­лен­ти­на Гри­го­рье­ви­ча с вос­тор­гом, ко­гда у него ещё не бы­ло из­вест­но­сти, а по­том вы­зре­ло по­ко­ле­ние его по­клон­ни­ков, ко­то­рым бы­ло аб­со­лют­но чуж­до то, о чём он пи­сал. Их при­тя­ги­ва­ла только его сла­ва…

- Нет опа­се­ния, что пре­мия им. Рас­пу­ти­на - как раз и есть свое­об­раз­ная дань этой сла­ве, и при­ду­ман­ная на волне то­го, что в про­шлом го­ду пи­са­те­лю от­ме­ча­ли 80 лет, со вре­ме­нем она не ста­нет столь же из­вест­ной и пре­стиж­ной, как, к при­ме­ру, Пу­лит­це­ров­ская?

- Един­ствен­ное, че­го я бо­юсь, что в будущем ор­га­ни­за­то­ры пе­ре­ве­дут её на мос­ков­скую пи­са­тель­скую эли­ту. Вот в первый раз за­све­ти­ли сра­зу мно­гих ир­ку­тян как ла­у­ре­а­тов - ме­ня, Алек­сандра Дон­ских, Ва­ле­рия Хай­рю­зо­ва, Алек­сандра Семёнова, а по­том ска­жут: «Всё! Хва­тит! Теперь Москва». Я в сво­ей жиз­ни пре­мии по­лу­чал, и сре­ди них бы­ла «Пре­мия Дель­ви­га» - от «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты». На эту на­гра­ду ме­ня пред­став­лял зна­ме­ни­тый пи­са­тель Вла­ди­мир Ли­чу­тин, но он по­че­му­то не при­шёл на со­ве­ща­ние, на ко­то­ром при­ни­ма­лось ре­ше­ние, и ме­ня из спис­ков уда­ли­ли. Я то­гда на­пи­сал ре­дак­то­ру «Лит­га­зе­ты» и ру­ко­во­ди­те­лю этой пре­мии Юрию По­ля­ко­ву, что, на мой взгляд, это бы­ло неспра­вед­ли­во. Он от­ве­тил ко­рот­ко: «Ана­то­лий, где вы видели спра­вед­ли­вость в пре­ми­ях?» Прав­да, на сле­ду­ю­щий год мне её всё-та­ки да­ли.

ГЛАВ­НОЕ НЕ ВОЗ­РАСТ, А УРО­ВЕНЬ

- И всё же, за­чем ещё од­на ли­те­ра­тур­ная на­гра­да, ко­гда их у нас и так су­ще­ству­ет до­ста­точ­но мно­го: «Боль­шая кни­га», «Русский бу­кер», «На­ци­о­наль­ный бест­сел­лер», «Яс­ная По­ля­на», име­ни Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на и ещё де­сят­ки ме­нее из­вест­ных, а то и во­все неиз­вест­ных?

- Вы­со­чай­шим кри­те­ри­ем литературы все­гда счи­та­лась на­род­ность. Как её надо по­ни­мать - мно­го пи­са­ли и дис­ку­ти­ро­ва­ли, на­чи­ная с Пушкина и Го­го­ля: или это кис­лые щи и лап­ти, или про­ник­но­ве­ние в народную ду­шу. В ито­ге со­шлись на мне­нии, что и то, и дру­гое име­ет ме­сто. Достоевский не пи­сал ши­ро­ко народную жизнь, как, к при­ме­ру, Лес­ков, но он глуб­же всех про­ник в ду­шу народную - в её бо­же­ствен­ных взлё­тах и ад­ских па­де­ни­ях. А в со­вре­мен­ном пре­ми­аль­ном про­цес­се этот кри­те­рий утра­чен. Нет в нём и кри­те­рия рус­ско­го язы­ка - бо­га­то­го, мо­гу­че­го, по­го­во­роч­но­го и по­сло­вич­но­го, со­вре­мен­ную про­зу пра­виль­нее будет на­зы­вать рус­ско­языч­ной. У ны­неш­них пре­мий ка­кие-то дру­гие кри­те­рии - неожи­дан­ность, вы­зов об­ще­ству и т.д.

По­это­му мне хо­чет­ся, что­бы пре­мия име­ни Рас­пу­ти­на бы­ла на­гра­дой для на­ших та­лант­ли­вых пи­са­те­лей из глу­бин­ки, каким был сам Ва­лен­тин Гри­го­рье­вич, что­бы её вру­ча­ли только тем ав­то­рам, ко­то­рые по сло­ву и по ду­ху близ­ки Рас­пу­ти­ну - ис­тин­но­му рус­ско­му пи­са­те­лю.

- А как бы вы оха­рак­те­ри­зо­ва­ли со­сто­я­ние со­вре­мен­ной ир­кут­ской литературы? Есть в ней до­стой­ные мо­ло­дые имена?

- В ли­те­ра­ту­ре нет по­ня­тия воз­рас­та. Можно на­пи­сать вы­да­ю­ще­е­ся про­из­ве­де­ние в юные ле­та, а можно, на­обо­рот, на склоне лет. На­при­мер, ча­сто можно услы­шать та­кое опре­де­ле­ние, как по­э­зия мо­ло­дых, по­э­зия стар­ше­го воз­рас­та. Да нет в по­э­зии воз­рас­та! Есть только уро­вень. А ко­гда ты на­пи­сал вы­да­ю­щу­ю­ся по­э­му в 15 лет с помощью бо­же­ствен­но­го проведения или в 70 - неваж­но. Тем бо­лее, что в 70 лет че­ло­век на­чи­на­ет впа­дать в дет­ство и вполне мо­жет создать про­из­ве­де­ние, до­стой­ное юно­ши (сме­ёт­ся).

- Бы­ту­ет мнение, что, живя в про­вин­ции, про­сла­вить­ся по-на­сто­я­ще­му прак­ти­че­ски невоз­мож­но, и если хо­чешь, что­бы те­бя узна­ва­ли, надо ехать в сто­ли­цу. Вам ни­ко­гда не хо­те­лось это сде­лать?

- Нет. Па­ра­док­саль­но, но я не был ни­где за гра­ни­цей, и в Моск­ву ез­дил ред­ко. Не хо­те­лось, по­то­му что все­гда бы­ло жал­ко времени. Мой твор­че­ский стиль со­вер­шен­но нети­пич­ный: я пи­шу де­ся­ти­ле­ти­я­ми - сра­зу три ро­ма­на, де­сять очер­ков, рас­ска­зов. Бро­саю, воз­вра­ща­юсь, ре­дак­ти­рую уже на­пе­ча­тан­ные про­из­ве­де­ния и т.д. И при этом де­лаю мно­го ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты - у ме­ня мно­го пуб­ли­ци­сти­ки. За­ни­ма­юсь боль­ши­ми со­ста­ви­тель­ски­ми про­ек­та­ми, та­ки­ми, на­при­мер, как «Русский ме­ся­це­слов»: обы­чаи, об­ря­ды, по­ве­рья, при­ме­ты рус­ско­го на­ро­да на каж­дый день со все­ми цер­ков­ны­ми празд­ни­ка­ми; как «Ду­мы о рус­ском с древ­ней­ших до ны­неш­них вре­мён». Сей­час за­кан­чи­ваю ре­дак­ти­ро­вать ро­ман о жур­на­ли­стах, де­лаю се­рию очер­ков о на­род­ной куль­ту­ре, пи­са­те­лях, ху­дож­ни­ках. В об­щем, ра­бо­ты мно­го, а времени ма­ло, и его потеря для ме­ня - ве­ли­чай­шее стра­да­ние.

Ана­то­лий Бай­бо­ро­дин: «За гра­ни­цей не был, в Моск­ву ез­жу ред­ко, не хо­чу от­ры­вать вре­мя от творчества».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.