У ИС­ТО­КОВ ВЕ­ЛИ­КИХ СТРО­ЕК

В жиз­ни про­сто­го брат­ча­ни­на бы­ли и Ка­риб­ский кри­зис, и Чи­лий­ский пе­ре­во­рот, и «ли­хие де­вя­но­стые»

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - СУДЬБЫ - Еле­на КУТЕРГИНА, Братск

моя сто­ли­ца, зо­ло­тая моя Москва», - сме­ёт­ся Дмит­рий Ива­но­вич.

Кста­ти, имен­но там ему при­шлось сме­нить школь­ную фор­му на ра­бо­чую ро­бу: что­бы по­мочь от­цу про­кор­мить боль­шую се­мью, по­сле седь­мо­го клас­са маль­чиш­ка по­шёл ра­бо­тать под­ма­сте­рьем на железную до­ро­гу.

За­тем судь­ба за­ки­ну­ла Мак­су­ди­но­вых на стро­и­тель­ство «же­лез­ки» в Мон­го­лии, а уже от­ту­да, в кон­це 50-х, в ме­стеч­ко под на­зва­ни­ем За­ярск, ко­то­рое сей­час от­но­сит­ся к Пра­во­бе­реж­но­му окру­гу Брат­ска. Здесь уже пол­ным хо­дом шло стро­и­тель­ство Брат­ской ГЭС, и Дмит­рий Мак­су­ди­нов стал од­ним из её пер­востро­и­те­лей.

В неспо­кой­ное вре­мя по­пал он и на служ­бу в ар­мию.

- При­вез­ли ме­ня на ост­ров Са­ха­лин, на мор­скую гра­ни­цу. Я не мо­ряк, а по­гра­нич­ник, все­гда 28 мая от­ме­чаю наш празд­ник. Но вре­мя то­гда бы­ло - не по­за­ви­ду­ешь. 1962 год - раз­гар Ка­риб­ско­го кри­зи­са меж­ду Со­еди­нён­ны­ми Шта­та­ми и СССР, а в со­ро­ка ше­сти ки­ло­мет­рах от Са­ха­ли­на - Япо­ния. И я - на гра­ни­це! В об­щем, на­пря­жён­но бы­ло, ни­че­го не ска­жешь, вспо­ми­на­ет ве­те­ран.

По­сле трёх с лиш­ним лет служ­бы по­гра­нич­ник сно­ва вер­нул­ся в Братск, где ки­пе­ла жизнь и ком­со­моль­ско-мо­ло­дёж­ная строй­ка. На­ро­ду по­на­е­ха­ло - со всей огром­ной стра­ны, и мо­ло­дой си­бир­ский го­род, бес­спор­но, был цен­тром неве­ро­ят­ной жиз­ни.

БРАТСК ­ ЧИ­ЛИ ­ БАМ

Мак­су­ди­нов был на­столь­ко уме­лым, от­вет­ствен­ным и по­со­вет­ски пра­виль­ным, что в 1973 го­ду ему бы­ла по­ру­че­на особая миссия - стро­и­тель­ство же­лез­но­до­рож­ной вет­ки в…Чи­ли. И на­до же бы­ло та­ко­му слу­чить­ся, что и здесь наш зем­ляк по­пал в по­ли­ти­че­ский пе­ре­плёт: вско­ре в этой ла­ти­но­аме­ри­кан­ской стране к вла­сти при­шёл ге­не­рал Ау­гу­сто Пи­но­чет, сме­стив со­ци­а­ли­сти­че­ское пра­ви­тель­ство Саль­ва­до­ра Альен­де.

- Делегация из СССР бы­ла неболь­шой. В ос­нов­ном лю­ди ве­дом­ствен­ные, ра­бо­чих по­чти и не бы­ло. Вы­лет наш из Моск­вы несколь­ко раз от­кла­ды­вал­ся, мы по­ни­ма­ли, что там очень неспо­кой­но, но отказаться от ко­ман­ди­ров­ки бы­ло нель­зя, - говорит Дмит­рий Ива­но­вич.

А за­да­ча пе­ред со­вет­ски­ми спе­ци­а­ли­ста­ми сто­я­ла се­рьёз­ная: в усло­ви­ях, ко­гда по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка рез­ко обост­ри­лась и уже кон­крет­но пах­ло во­ен­ным пе­ре­во­ро­том, нуж­но бы­ло про­ло­жить же­лез­но­до­рож­ные пу­ти от ме­де­пла­виль­но­го за­во­да в мор­ской порт, что­бы поставлять про­дук­цию на экс­порт. Ко­неч­но, про­тив­ни­ки Альен­де бы­ли не в вос­тор­ге от эко­но­ми­че­ских пла­нов пра­ви­тель­ства.

- На­пря­же­ние бы­ло неве­ро­ят­ное, гре­ме­ли по­сто­ян­ные взры­вы. Да­же вспо­ми­нать не хо­чет­ся! - всё-та­ки де­лит­ся со мой со­бе­сед­ник. - К то­му же кор­ми­ли ужас­но: мя­са по­чти не да­ва­ли, а ра­бо­ты мно­го. Один слу­чай с едой мне за­пом­нил­ся осо­бен­но. По­шли мы как-то раз по­сле ра­бо­ты в ки­тай­ский ре­сто­ран. А с ки­тай­ца­ми у нас в те го­ды то­же от­но­ше­ния не очень-то хо­ро­ши­ми бы­ли. Ду­ма­ли, от­не­сут­ся к нам пло­хо, коз­ни бу­дут стро­ить. А ки­тай­цы нас хо­ро­шо на­кор­ми­ли! Вы­пи­ли с на­ми. А под ко­нец все вме­сте за­пе­ли «Ка­тю­шу».

За­да­ние в Чи­ли бы­ло вы­пол­не­но, а до­ма жизнь за­ки­пе­ла по-но­во­му. В 1974 го­ду вы­шло по­ста­нов­ле­ние ЦК КПСС и Со­ве­та Ми­ни­стров СССР № 561 «О стро­и­тель­стве Бай­ка­ло-Амур­ской же­лез­но­до­рож­ной ма­ги­стра­ли». Ра­бо­ты на­чи­на­лись от Усть-Ку­та, ку­да и от­пра­вил­ся наш ге­рой. А от­ту­да вме­сте с до­ро­гой «до­шёл» до са­мо­го За­бай­ка­лья.

- На БАМе бы­ли хо­ро­шие усло­вия тру­да, хо­ро­шая им­порт­ная тех­ни­ка - ум­ная, - рас­ска­зы­ва­ет Дмит­рий Ива­но­вич. - Ко­неч­но, сами про­ход­ки бы­ли очень слож­ны­ми: скаль­ник, веч­ная мерз­ло­та, пре­пят­ствия не из лёг­ких. Но мы не счи­та­ли это всё ка­ким-то по­дви­гом, про­сто ра­бо­та­ли. Это бы­ло на­ше де­ло.

БОЛЬ­НО БЫ­ЛО СМОТ­РЕТЬ...

А вот в де­вя­но­стые ве­те­ра­ну при­шлось ту­го, но во­все не по­то­му, что остался не у дел. Он хоть и был уже то­гда пен­си­о­не­ром, но ра­бо­тать про­дол­жал, и ухо­дить его ни­кто не про­сил. И всё же в 1995 го­ду Мак­су­ди­нов уво­лил­ся по соб­ствен­но­му желанию.

- Не смог я смот­реть, как раз­во­ро­вы­ва­ли на­ши ба­зы. Один на­чаль­ник то­гда хо­ро­шие теп­ло­во­зы на хо­ду в Ки­тай про­дал. Нам толь­ко рас­по­ря­же­ния вы­да­ва­ли - под­го­то­вить на вы­воз. По­том дру­гой при­шёл - та­кой же ха­пу­га. Что-то на ме­талл рас­пи­ли­ва­ли и про­да­ва­ли, что-то вы­во­зи­ли ку­да-то. Я про­сто на­пи­сал за­яв­ле­ние и ушёл, что­бы все­го это­го не ви­деть, - с го­ре­чью говорит Дмит­рий Ива­но­вич. По­это­му сей­час ве­те­ран с ра­до­стью на­блю­да­ет, как вновь воз­рож­да­ет­ся стро­и­тель­ство Бай­ка­ло-Амур­ской ма­ги­стра­ли, у ис­то­ков ко­то­рой сто­ял ещё его отец.

- Жизнь та­кая ин­те­рес­ная, ску­чать не при­хо­дит­ся, - не уны­ва­ет рус­ский та­та­рин, насто­я­щий тру­дя­га, об­ла­да­тель ор­де­на Друж­бы На­ро­дов и медали «За стро­и­тель­ство БАМа» Дмит­рий Мак­су­ди­нов.

Си­би­ряк та­тар­ских кро­вей гор­дит­ся ор­де­ном Друж­бы На­ро­дов и ме­да­лью «За стро­и­тель­ство БАМа».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.