СТАР­ШИЙ ДРУГ, А НЕ МА­МА

Кто та­кие и на­став­ни­ки и по­че­му они так нуж­ны де­тям из ин­тер­на­тов?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ТЕМА НОМЕРА - Да­рья ГАЛЕЕВА

Про­ект на­зы­ва­ет­ся ла­ко­нич­но - «На­став­ник», запустил его бла­го­тво­ри­тель­ный фонд «Де­ти Бай­ка­ла». 1 июня, в День за­щи­ты де­тей, кор­ре­спон­дент «АиФ в ВС» встретился с участ­ни­ка­ми про­ек­та и рас­спро­сил их, от че­го при­хо­дит­ся «за­щи­щать» со­вре­мен­ных под­рост­ков, у ко­то­рых нет мам и пап, и ка­кие вз­рос­лые про­бле­мы «ка­ра­у­лят» де­тей, вы­пус­ка­ю­щих­ся из ин­тер­на­тов.

«НУ, КАК ТАМ ТВОЯ ЖЕ­НЯ?»

Де­вуш­ки Же­ня и Юля чем-то по­хо­жи: обе улыб­чи­вые, за­дор­ные, смот­рят друг на дру­га с теп­лом. Гля­дя на них в пер­вый раз, мож­но по­ду­мать, что они сёст­ры - Юля стар­шая, а Же­ня - по­млад­ше. Од­на­ко об­щих род­ствен­ни­ков у де­ву­шек нет. Они по­зна­ко­ми­лись про­шлой вес­ной, ко­гда Юля ре­ши­ла стать на­став­ни­ком и впер­вые в жиз­ни пе­ре­шаг­ну­ла по­рог дет­ско­го до­ма, где Же­ня про­ве­ла прак­ти­че­ски всю жизнь.

- Мои ро­ди­те­ли про­сто оста­ви­ли ме­ня в дет­до­ме, сра­зу по­сле то­го как я ро­ди­лась. Я их да­же не знаю, - рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния и на ми­ну­ту пе­ре­ста­ёт улы­бать­ся. - Знаю толь­ко, как зо­вут мою ма­му, - про­чла в до­ку­мен­тах, а про па­пу - во­об­ще ни­че­го. Я че­ты­ре го­да про­жи­ла в приёмной се­мье, но всё рав­но ока­за­лась в ин­тер­на­те: од­на­жды «ро­ди­те­ли» про­сто со­бра­ли мои ве­щи и вер­ну­ли ме­ня об­рат­но.

Де­вуш­ка не го­во­рит ни о сво­их на­сто­я­щих, ни о при­ём­ных ро­ди­те­лях, ко­то­рые ста­ли та­ки­ми лишь на вре­мя, пло­хо, она во­об­ще ни о ком пло­хо не го­во­рит. Так де­тей из дет­ских до­мов учат пси­хо­ло­ги - ни­ко­го не осуж­дать, но и не под­дер­жи­вать рав­но­ду­шие несо­сто­яв­ших­ся мам и пап. Уже по­чти год Же­ня не жи­вёт в ин­тер­на­те, став­шем ей до­мом, она окон­чи­ла шко­лу и пе­ре­еха­ла в соб­ствен­ную квар­ти­ру, по­сту­пи­ла в тех­ни­кум, учит­ся на си­стем­но­го ад­ми­ни­стра­то­ра. Имен­но в этот мо­мент в её жиз­ни по­явил­ся на­став­ник.

Юля рас­ска­зы­ва­ет, что уви­де­ла ин­фор­ма­цию о про­ек­те по те­ле­ви­зо­ру и «за­го­ре­лась» иде­ей об­ре­сти но­во­го дру­га.

- Мне хо­те­лось по­мочь. Я по- че­му-то дав­но ста­ла за­ду­мы­вать­ся о де­тях, ко­то­рые жи­вут в ин­тер­на­тах, как их мож­но под­дер­жать, - рас­ска­зы­ва­ет на­став­ни­ца. - Хо­те­лось не про­сто на­бе­га­ми ка­ки­е­то мастер-клас­сы про­во­дить, но об усы­нов­ле­нии я то­же не ду­ма­ла - на­вер­ное, не до­рос­ла ещё. А ко­гда на­ткну­лась на ин­фор­ма­цию о «Настав­ни­ке», по­ня­ла, что это мне под­хо­дит боль­ше все­го: мож­но при­хо­дить в го­сти к под­рост­ку, ве­сти ин­те­рес­ные бе­се­ды, разделять хоб­би, по­мо­гать и про­сто дру­жить, но не брать ре­бён­ка в се­мью, по­то­му что по­ка мо­раль­но к это­му не го­то­ва. У ме­ня есть муж и ма­лень­кий ре­бё­нок, и се­мья ме­ня пол­но­стью под­дер­жа­ла: те­перь то­же по­мо­га­ют и всё вре­мя спра­ши­ва­ют: «Ну, как там твоя Же­ня?»

КАР­ТОШ­КУ ПОЖАРИТЬ, ВО­ДУ ПЕ­РЕ­КРЫТЬ

Как рас­ска­зы­ва­ет пси­хо­лог про­ек­та Еле­на Со­ло­вьё­ва, сей­час в Ир­кут­ске у 23 де­тей есть на­став­ни­ки. В про­ек­те мо­гут участ­во­вать под­рост­ки от 12 лет и вз­рос­лые лю­ди от 24. Но, как го­во­рит пси­хо­лог, боль­ше по­ло­ви­ны на­став­ни­ков - это жен­щи­ны воз­рас­та 40+, те, у ко­го соб­ствен­ные де­ти уже вы­рос­ли и кто хо­чет по­мо­гать ко­му-ни­будь ещё. Уди­ви­тель­но, но боль­шин­ство под­опеч­ных - не ма­лы­ши, ко­то­рым нуж­на ма­ма (ма­лень­кие ча­ще на­хо­дят при­ём­ную се­мью), а под­рост­ки, сто­я­щие на по­ро­ге со­вер­шен­но­ле­тия, им в первую оче­редь ну­жен стар­ший друг, ко­то­рый мо­жет убе­речь от необ­ду­ман­ных по­ступ­ков. К при­ме­ру, в про­шлом го­ду сле­до­ва­те­ли При­ан­га­рья раз­об­ла­чи­ли це­лую пре­ступ­ную груп­пу, участ­ни­ки ко­то­рой вти­ра­лись в до­ве­рие к вы­пуск­ни­кам ин­тер­на­тов и за­клю­ча­ли с ни­ми фиктивные бра­ки, что­бы украсть их день­ги. Им уда­лось об­ма­нуть 12 си­рот.

Сто­ит ли го­во­рить: вы­ход во взрос­лый мир - са­мый «ост­рый» мо­мент в жиз­ни под­рост­ка-си­ро­ты. По ста­ти­сти­ке, толь­ко 10% из них мо­гут устро­ить свою судь­бу по­сле со­ц­учре­жде­ния, осталь­ные по­па­да­ют в труд­ные си­ту­а­ции, по­то­му что у них ря­дом про­сто нет опыт­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый мо­жет дать по­лез­ный со­вет. Ещё один ас­пект - бы­то­вой. За­ча­стую под­рост­ки, ко­то­рые про­ве­ли дет­ство в ин­тер­на­те, не уме­ют да­же ма­ка­ро­ны ва­рить и не зна­ют, как луч­ше обу­стро­ить свой но­вый дом.

- У ме­ня го­тов­ка хро­ма­ет. Юля, на­при­мер, учи­ла ме­ня кар­тош­ку жа­рить, - улы­ба­ет­ся Же­ня. - Мы в ин­тер­на­те ку­ли­на­рии не учи­лись, за­то швей­ное де­ло нам пре­по­да­ва­ли от­лич­но. В плане убор­ки то­же всё хо­ро­шо: мы и ком­на­ты са­ми мы­ли, и клас­сы. Был и та­кой слу­чай: в до­ме за­со­ри­лась канализация, и со­се­ди на­ча­ли ме­ня то­пить. Я сра­зу по­зво­ни­ла Ко­сте - Юли­но­му му­жу, он под­ска­зал, как пе­ре­крыть во­ду, и тут же при­бе­жал и по­мог. Пер­вое вре­мя жить од­но­му вы­пуск­ни­ку мо­жет быть тя­же­ло ещё из-за нехват­ки об­ще­ния. Ко­гда жи­вёшь в ин­тер­на­те, при­вы­ка­ешь, что во­круг те­бя всё вре­мя есть дру­гие лю­ди, и, пе­ре­ехав от­ту­да, ино­гда чув­ству­ешь се­бя оди­но­ко. Мне по­вез­ло: мы с Юлей жи­вём неда­ле­ко друг от дру­га и ча­сто хо­дим в го­сти, вме­сте за­ни­ма­ет­ся ке­ра­ми­кой ле­пим на гон­чар­ном кру­ге.

«КТО МОИ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ?»

По сло­вам Еле­ны Со­ло­вьё­вой, друж­ба меж­ду ре­бён­ком и взрос­лым - бес­ко­рыст­ная, про­ект ка­те­го­ри­че­ски за­пре­ща­ет спон­сор­ство, и это сра­зу объ­яс­ня­ют де­тям, ко­то­рые хотят участ­во­вать.

- Ре­бё­нок мо­жет так­же спро­сить у на­став­ни­ка, возь­мёт ли он его в се­мью, но здесь мы ре­ко­мен­ду­ем сра­зу и чест­но от­ве­чать: «Я не мо­гу те­бя взять до­мой, но я участ­вую в про­ек­те, по­то­му что хо­чу под­дер­жи­вать те­бя», - го­во­рит Еле­на Со­ло­вьё­ва. - Хо­тя есть на­став­ни­ки, ко­то­рые по­мо­га­ют де­тям разыс­кать их на­сто­я­щих род­ствен­ни­ков. К при­ме­ру, од­ной де­вуш­ке уда­лось най­ти па­пу сво­е­го под­опеч­но­го. Ока­за­лось, он сам жи­вёт в со­ц­учре­жде­нии по­сле бо­лез­ни и по­это­му не мо­жет вос­пи­ты­вать сво­их де­тей (а их у него пя­те­ро!). На­став­ни­ца ку­пи­ла ему про­стень­кий те­ле­фон, и те­перь он под­дер­жи­ва­ет связь со сво­и­ми сы­но­вья­ми, пусть и на рас­сто­я­нии. Ма­му она, кста­ти, то­же на­шла, но ей об­ще­ние ока­за­лось неин­те­рес­ным: у неё по­яви­лась дру­гая се­мья и дру­гие де­ти. Но мы учим не осуж­дать ро­ди­те­лей и счи­та­ем, что же­ла­ние най­ти их - есте­ствен­ное. Под­дер­жа­ние род­ствен­ных свя­зей, знание ин­фор­ма­ции о ро­ди­те­лях - один из важ­ных мо­мен­тов для ре­бён­ка-си­ро­ты, по­то­му что без про­шло­го нет бу­ду­ще­го и во­прос: «А кто моя ма­ма?» - все­гда бу­дет ви­сеть в воз­ду­хе.

Ка­жет­ся, что Юля и Же­ня сёст­ры, хо­тя они по­зна­ко­ми­лись год на­зад.

Фо­то из ар­хива участ­ни­ков про­ек­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.